В середине апреля стало известно о готовящемся сносе конструктивистского здания Таганской телефонной станции, расположенного на Покровском бульваре. Несмотря на протесты архитектурного сообщества и градозащитников, рабочие обнесли АТС забором, спилили несколько десятков деревьев и кустарников, а также снесли дворовую пристройку. Угроза сноса непризнанного памятника конструктивизма подняла волну общественного возмущения, и сегодня, 21 апреля 2016 года, защитники станции планируют провести народный сход в защиту постройки.

В преддверии акции The Village поговорил с архитектором Николаем Лызловым о том, почему станцию необходимо спасти, и с представителями компании застройщика о том, почему городу нужен не памятник, а люксовый жилой комплекс.  

Что нужно знать о конфликте

 13 апреля 2016 года муниципальный депутат Евгений Будник сообщил, что здание Таганской телефонной станции на Покровском бульваре планируют снести к 1 июня, а на его месте построить элитный дом стоимостью 1,3 миллиарда рублей по проекту архитектора бюро «Мезонпроект» Александры Кузьминой, дочери бессменного главного архитектора Москвы лужковской эпохи Александра Кузьмина. По словам девелопера, проект жилого комплекса выполнен в «югендстиле» и в нём должны разместиться 45 апартаментов. При этом разрешительная документация на снос здания станции была выдана без проведения публичных слушаний, то есть мнение местных жителей и общественности не было учтено.

 Таганская АТС — одна из первых автоматических телефонных станций в городе. Она была построена в 1927–1929 годах по проекту петербургского архитектора Василия Мартыновича. Телефонная станция обслуживала жильцов расположенного в паре минут ходьбы дома Высшего совета народного хозяйства, построенного по проекту того же Мартыновича в 1930 году. По мнению многих архитекторов, краеведов и градозащитников, станция — яркий памятник советского конструктивизма, снос которого недопустим.

 Здание станции принадлежало ОАО «МГТС», но по мере развития технологий необходимость иметь такую большую площадь для телефонного оборудования отпала. «МГТС» продала 195 автоматических станций АФК «Система» бизнесмена Владимира Евтушенко, а для управления купленными АТС была создана новая компания «Рент-недвижимость». В 2012 году было принято решение о реконструкции зданий под гостиницы и апарт-отели.

 В 2015 году без привлечения внимания горожан была снесена одна из телефонных станций — на Серпуховском Валу. Городские активисты и архитектурное сообщество Москвы решили бороться за будущее станций. Например, осенью 2015 года старший научный сотрудник НИИ теории архитектуры и строительных наук (РААСН) Александра Селиванова подала заявку в департамент культурного наследия Москвы с просьбой внести здание Таганской АТС в реестр памятников архитектуры. В феврале 2016 года ей, как и другим активистам, было отказано.

 30 декабря 2015 года вышел приказ № 478 Депкульта, согласно которому здание, претендующее на статус объекта культурного наследия, имеет историко-культурную ценность при отметке в 200 баллов по особой шкале признаков. Однако АТС на Покровском бульваре получила только 176 баллов.

Депкульт аргументировал эту оценку тем, что станция была построена на территории усадьбы купца Крестовникова и нарушила классическую композицию построек. Также, по мнению Депкульта, в станции нет ничего красивого: «Фасады подчёркивают чисто утилитарное значение здания. <…> Ценных декоративных и архитектурно-художественных элементов здание не имеет». В то же время было признано, что конструкции и фасады АТС находятся в хорошем состоянии.

В настоящий момент градозащитники подготовили независимую экспертизу по методике Москомнаследия, согласно результатам которой Таганская АТС должна быть оценена в 280 баллов, то есть является памятником архитектуры.

 После начала работ на станции была запущена кампания по привлечению общественного внимания к сносу непризнанного памятника архитектуры. На портале Change.org была создана петиция на имя мэра Москвы, призывающая спасти непризнанный памятник конструктивизма — к настоящему моменту её подписали почти 20 тысяч человек. Архитектор Николай Лызлов предложил бесплатно разработать проект по перепрофилированию здания в лофт. Чтобы привлечь внимание к судьбе станции, сувенирная компания Heart of Moscow анонсировала выпуск значков с изображением АТС.

 Утром 21 апреля было опубликовано и открытое письмо от архитектурного сообщества Сергею Собянину, в котором московские архитекторы, историки архитектуры и специалисты по охране архитектурного наследия просят мэра спасти АТС. Специалисты считают «проведённую Мосгорнаследием работу по определению историко-культурной ценности здания АТС непрофессиональной, а результат предвзятым». Новый проект клубного дома «вызывает у профессионального сообщества множество вопросов». Письмо подписали 34 представителя архитектурного сообщества. 

Почему надо спасти Таганскую телефонную станцию. Изображение № 1.

   

 

Позиция противников сноса

Почему надо спасти Таганскую телефонную станцию. Изображение № 2.

Николай Лызлов

архитектор

О том, что здания АТС больше не нужны и от них потихоньку избавляются, стало известно год назад. На мой взгляд, это неправильно. Римский Колизей тоже давно утратил смысл своего существования, но никто даже не думает его сносить и строить ЖК «Колизей». То, что происходит, говорит только об ужасном, совершенно потребительском отношении к нашему городу. Ценность Таганской телефонной станции безусловна: во-первых, это памятник советского конструктивизма, во-вторых, просто хорошая архитектура, в-третьих, здание полностью соответствует сложившемуся масштабу бульвара.

Меня удивляет совершенная нерачительность владельцев. У них есть крепкое здание, которое можно перепрофилировать, а они не могут правильно им воспользоваться. Вместо этого идут по самому быстрому и бездарному пути — снести телефонную станцию и построить на её месте очередной страшненький домик с советской планировкой. У них ещё и слоган «в стиле доходного дома» — откуда это взялось? Как вообще люди могут произносить такие безумные слова? Всё это, конечно, страшно огорчает и удручает. Но особенно удручает, что в этом ещё какие-то архитекторы замешаны. Мне кажется, с их стороны подобный шаг — недопустимое нарушение профессиональной этики. Если честно, поражает даже не то, что здание хотят снести, а то, что собираются построить на его месте. Картинки проекта достаточно, чтобы понять, что дом никакой. Если бы я мог решать, то объявил бы мораторий на этот участок, засеял бы его зелёной травкой и поставил памятник варварству. 

Сегодня часто используют модное слово «лофт», но лофтов в городе практически нет. Лофт — жильё, устроенное из нежилого здания. Это действительно фишка, тренд, и это можно сделать очень красиво. Таганская АТС — идеальный лофт. В нём есть всё необходимое плюс отличное местоположение и достаточно обширный участок, технико-экономические показатели которого можно увеличить, даже не выходя на угол переулка и бульвара. Странно, что владельцы не видят такой перспективы. Я сделал предложение бесплатно создать проект по перепрофилированию здания, потому что считаю это своим гражданским долгом. Мне никто не отказывал и никто ничего не предлагал. Напрямую с заказчиком я не связывался — для этого нужен другой характер и темперамент. Я ведь не борец, а архитектор. Я могу только горевать и высказывать своё мнение.

Сейчас важно добиться моратория на процедуру сноса, чтобы затем обратиться к исследователям, которые хорошо знают период, когда было построено здание и от которого мало что осталось. Иначе будет ещё один «Военторг», когда снесли здание и поставили какого-то урода, при этом сказав, что это реставрация, — такое изощрённое глумление. Вообще, я очень надеюсь, что к людям наконец пришло понимание необходимости сохранять старую архитектуру. Но пока сказать, что все любят совмод (советский модернизм. — Прим. ред.) нельзя. Слово «хрущобы» ещё имеет ругательный оттенок. Вот когда перестанут так говорить про хрущёвские пятиэтажки, тогда можно будет сказать: «Да, общественное мнение доросло».

Я пойду на народный сход в защиту Таганской АТС. Не знаю, играет ли общественное мнение какую-то роль, но очень надеюсь, что здание удастся спасти. Мне кажется, самое эффективное — обратиться непосредственно к застройщику и объяснить, что можно сделать хорошую реконструкцию: сохранить здание, добавив ему новую функцию. Прецеденты есть. Сейчас я как раз участвую в реконструкции и приспособлении здания XVII века для отдела работ старых мастеров Пушкинского музея, и это гораздо сложнее, чем сделать лофт в телефонной станции.

   

Почему надо спасти Таганскую телефонную станцию. Изображение № 3.

Юрий Болотов

главный редактор The Village

The Village — не активистское медиа, но мы не можем пройти мимо ситуации вокруг сноса Таганской телефонной станции. Под предлогом возрождения духа старой Москвы компания-девелопер как раз и собирается разрушить старую Москву, воспользовавшись недостаточной осведомлённостью горожан.

Уже несколько лет наше издание привлекает внимание к советской архитектуре. И если необходимость сохранения исторических зданий, построенных до 1917 года, становится очевидной даже для политиков, то модернизм, к сожалению, до сих пор во многом не понят и не оценён массовой общественностью.

Угроза сноса Таганской АТС — это не просто атака на хорошую архитектуру, но и атака на нашу идентичность и те ценности, которые The Village продвигает всё время своего существования. Именно поэтому я призываю вас прийти сегодня в 19:30 на Покровский бульвар и выступить за сохранение станции.

   

 

Позиция девелопера 

Почему надо спасти Таганскую телефонную станцию. Изображение № 4. 

игорь юдовский 

Руководитель Комплекса девелопмента «Лидер-Инвест»

Нами было принято решение снести Таганскую АТС и построить на её месте жилой комплекс, так как промышленное назначение и технические параметры станции (потолки высотой более 4,6 метра, нестандартные узкие окна и перекрытия, рассчитанные для высоких нагрузок и позволявшие поддерживать требуемые для оборудования низкие температуры) исключают возможность её перепрофилирования.

По заключению экспертов специализированной историко-архитектурной мастерской № 17 «Моспроект-2» им. М. В. Посохина, непривлекательный снаружи и технологически устаревший промышленный объект не представляет собой ценный градостроительный комплекс, а также не имеет раритетных либо особенных элементов интерьера. Комиссия при правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия согласилась с возможностью сноса АТС. Департамент культурного наследия города Москвы также не возражает против организации работ по сносу и демонтажу объектов капитального строительства для освобождения площадки под строительство нового объекта.

На месте станции мы планируем построить современный клубный дом, сбалансированный с точки зрения объёмных и высотных параметров, который качественно изменит облик Покровского бульвара и сохранит его самобытный архитектурный стиль. При этом небольшая площадь новой застройки, ограниченная этажность, обеспеченность подземной парковкой полностью исключают возможность дополнительной нагрузки на социальную и транспортную инфраструктуру.

Мы не вступали в прямую беседу с защитниками здания. Наша компания добросовестно проработала вопросы перепрофилирования АТС и возможность её сноса, разработала проект клубного дома, соблюдая все требования законодательства. Снос здания АТС и проект клубного дома «Лидер-Инвест» одобрен городом. Многие жители Москвы относят здание Таганской АТС к эстетически непривлекательным и устаревшим объектам, которые уродуют облик столицы, поэтому поддерживают наш проект. В связи с этим однозначное толкование общественного мнения по данному вопросу субъективно.​

   

Почему надо спасти Таганскую телефонную станцию. Изображение № 5.

Илья Машков

руководитель архитектурной мастерской «Мезонпроект»

В 2013 году компанией «Лидер-Инвест» проводился открытый конкурс по нескольким площадкам АТС. В нём участвовали десять проектных бюро: проектное бюро «Терра Аури», «Цимайло, Ляшенко и партнёры», «Гинзбург Архитектс». Об участии Николая Лызлова в конкурсе мне ничего не известно. На всех площадках на тот момент стояли здания АТС, и ни одно из них не являлось памятником. «Мезонпроект» представил четыре варианта решения здания, один из вариантов понравился.

Конкурс был бесплатным, и все его участники до объявления победителя всё делали бесплатно. При работе над проектом в первую очередь было проанализировано существующее здание на предмет возможности его использования и приспособления без сноса. Это оказалось невозможным, потому что большая часть здания не имела полноценного освещения: ширина стекла в окнах составляла примерно 25 сантиметров.

Информация о том, что на месте Таганской АТС появится небоскрёб, неверна. Вероятно, источник этой информации неверно трактовал высотную отметку, не обратив внимания на существующую разницу между абсолютным и относительным значениями. Так, в ГПЗУ на строительство «Резиденции на Покровском бульваре» указана абсолютная отметка здания в Балтийской системе высот. Это сделано для того, чтобы исключить трактовку максимальной высоты здания на наклонном рельефе. Высота здания составляет 26,8 метра, что чуть выше существующего здания АТС.

Перед архитекторами стояла задача спроектировать дом, стилистически вписанный в существующую историческую застройку. Под «стилем места» мы понимаем черты, присущие дореволюционным зданиям, а это преимущественно модерн, который отличается насыщенными деталями фасада с многообразием элементов, приятным для зрительного восприятия. Такой стиль не только поддерживает дух старой Москвы, но и интересен для туристов, рассматривающих окружающие здания, ведь Покровский бульвар входит в пешеходную зону. 

   

Фотографии: Сергей Бобылев / ТАСС