Известный православный активист Дмитрий Энтео написал заявление в петербургскую прокуратуру на выставку «Три века культуры», которая проходит в Центре искусства и музыки библиотеки Маяковского на Невском, 20. Возмущение Энтео вызвала работа Николая Копейкина «Алтарь семейных ценностей». «Среди работ имеется работа, представляющая из себя карикатуру на иконостас православного храма, на иконы Господа Иисуса Христа, Богородицы и святых Православной Церкви, где на подобии икон вместо ликов Спасителя, Богородицы и святых изображены сцена разврата, пьянства, пошлого юмора на бытовые темы. Такое произведение является кощунственным и не имеет ничего общего с искусством, — указано в заявлении в прокуратуру. — Данная работа безусловно глубоко оскорбляет моё религиозное чувство православного христианина». (Орфография и пунктуация сохранены.)

Николай Копейкин, в свою очередь, заявил, что рассматривает возможность ответного обращения в прокуратуру. Художник считает, что Энтео, призывающий своих сторонников жаловаться на выставку, тем самым разжигает ненависть к социальной группе «художники». В комментарии The Village Копейкин рассказал о письмах православных активистов, заявлении на Энтео и истории создания «Алтаря».


Николай Копейкин

художник, участник художественной секты «КОЛХУи» («Колдовские художники»)

Я хочу дождаться конца выставки, а там посмотрим. Если вызовут в прокуратуру — видимо, придётся подавать заявление о разжигании ненависти к социальной группе «художники». Хотя я не хочу никуда ходить. Вообще, насколько я понимаю, активисты писали заявление не на меня, а на устроителей выставки. Мы не устроители: нас пригласили — пожалуйста, мы выставили свои произведения. Но отдуваться, видимо, нам всем придётся.

Если я буду обращаться, то с заявлением на конкретных лиц. Мы в курсе эпопеи, которую они затеяли в интернете. У нас всё на всякий случай задокументировано. Есть скриншоты, в том числе записей Цорионова, который занимается тем, что подстрекает людей к оскорблениям, издевательствам. В общем, к ненависти.

Мне ежедневно приходят письма от этих товарищей. Прочесть — можно книгу творчества сумасшедших издавать. Сначала писали псевдоискусствоведы: «Копейкин, ты — бездарь». Теперь пишут, чтобы я готовился к аду. Это одни и те же люди, которые меняют свои страницы, аватарки. Многие из пишущих годятся нам в дети.

Последствия для Цорионова будут неотвратимые. Я уверен, что этого человека давным-давно знают во всех прокуратурах. Знают, что это одиозная личность, которая будоражит безумцев. Он своего рода акционист, который использует в качестве кисточек и красок душевнобольных — собрал их вокруг себя и ими рисует свой мир. Так что ещё неизвестно, кто тут «сторонники тёмных сил».

Мы весело готовили выставку, и вдруг появились какие-то непонятные сущности, которые нас обвинили во всех смертных грехах, причём своих же. Как черти из табакерки. Мы будем всем этим заниматься в рамках закона.

Просто доводы на этих людей не действуют: там вопрос клинический. Если надо будет, мы подадим в суд. Мы же не шурупы на заводе делаем, не хлеб печём: пришёл, спокойно всё по технологии сделал и ушёл. Мы существа нервные. Эти люди прекрасно понимают, с кем имеют дело. Поэтому пытаются на нас воздействовать эмоционально: мол, мы должны ниц пасть и попросить у них прощения. Не дождутся.

Никакой реакции в Центре искусств и музыки на заявление Энтео не было. Я вчера был на выставке, там присутствовали куратор Сергей Вепрев и представительница администрации Центра. Мы сфотографировались на фоне нашего объекта. Никто меня никуда не вызывал.

В частные лавочки все эти Энтео не лезут — только в государственные учреждения. Два года назад какие-то подобные люди пытались так же прикрыть выставку в Русском музее (имеется в виду выставка «Портрет семьи», в которой принимали участие «Колдовские художники». Тогда на их работы пожаловался православный художник-реалист Антон Овсяников. — Прим. ред.).

«Алтарь семейных ценностей», кстати, мы создавали специально для этой выставки в Русском музее. Весь март 2014-го мы трудились в поте лица ежедневно: расписывали-разрисовывали, колотили-строгали. Поначалу это был сказочный объект в псевдорусском стиле с элементами китча, внутри — картины. Решили назвать алтарём. Кто-то предложил «иконостас» — мы перекрестились: «Не надо. Не дай бог придут». А алтарь во всех религиях есть. К тому же мы как представители храма искусств имеем право на свой алтарь.

У нас даже мысли не было об оскорблении религиозных чувств. Это же не религиозного содержания работы. Там взяты российские пословицы и поговорки — как старые, так и современные, фольклор. «Муж и жена — одна сатана», «зять любит взять», «у ребёнка должен быть отец»... Это низовая культура, на которой многие строят свои отношения с миром. Не та мифология, которая заложена в Библии, а та, которая существует в реальности на территории данного государства, народа. Так как мы сказочники — всё это сделали в сказочном стиле. Так что ещё неизвестно, кому тут надо обижаться.


Изображение: «Три века культуры» / vk.com