Вечером в четверг, 15 июня, завершилось голосование по программе реновации в многофункциональных центрах и на сайте проекта «Активный гражданин». Сейчас проходит процедура верификации голосов — она займет несколько рабочих дней. После этого власти объявят результаты, и станет известно, какие дома в итоге попадают в программу. По предварительным данным, от участия в реновации отказались примерно 10 % из 4 556 домов из предварительного списка под снос.

За день до окончания голосования Госдума в последнем чтении приняла законопроект о сносе пятиэтажек. За проголосовали 399 депутатов, против — двое, еще один воздержался. Оба выступивших против депутата — члены КПРФ. Это Денис Парфенов и Валерий Рашкин. The Village поговорил с первым из них о том, почему он перестал поддерживать проект, о проблемах реновации, недостатках предлагаемых для переселения квартир и перспективах акций протеста против сноса.

Как менялось мнение о программе реновации

Перед первым чтением мы приняли решение поддержать проект и дать свои предложения по его реализации. Однако, несмотря на то что все связанное с реновацией власть делала в сжатые сроки, за прошедшее время удалось выявить множество подводных камней и увидеть реакцию общественности.

Коммунисты не против реновации как идеи строительства нового жилья взамен морально и физически устаревшего. В свое время хрущевки стали огромным шагом вперед для тех, кто был вынужден жить в бараках и землянках. Типовыми зданиями застроили всю страну и решили острейший жилищный вопрос. Не сегодня и даже не вчера подошло время замены значительной части домов той эпохи на новые. Однако интересы жителей оказываются вытесненными интересами строительного бизнеса, заинтересованного в лакомых кусках дорогой московской земли и сверхприбылях. Поэтому мы имеем все основания полагать, что редакция, принятая во втором и третьем чтениях, все еще не полностью защищает москвичей от произвола застройщиков и должна быть доработана поправками уже после подписания закона президентом. Иначе есть большие шансы на то, что вместо счастливого новоселья люди окажутся в жестоком противостоянии с застройщиками, судами, полицией и властями.

Перспективы реновации в регионах

В перспективе эта программа должна быть расширена на территорию всей страны. Из регионов уже сейчас с недоумением смотрят на то, что происходит в столице. Состояние жилфонда там существенно хуже, чем в Москве, и у простого человека справедливо возникает возмущение, когда он сам живет в разваливающемся доме, а в Москве вроде бы собрались сносить вполне еще крепкие пятиэтажки.

Да, Москва была первой площадкой для массового строительства пятиэтажек, но в регионах потребность в обновлении острее. В Москве же пятиэтажки очень разные — от крепких сталинок, которые простоят еще столько же, до действительно ветхих домов других проектов.

О спешке в принятии закона и страшилках про аварийность домов

Я склонен считать, что вся эта спешка обусловлена желанием побыстрее протащить закон через все процедуры и приступить к застройке. Я усматриваю здесь два момента: первый — навязчивое желание побыстрее освоить лакомые кусочки земли, и второй — не дать обществу опомниться и развернуть полноценную кампанию по противодействию.

Довольно крупная акция протеста против закона способствовала множеству уступок со стороны властей. Если затягивать этот вопрос, то уступок пришлось бы сделать еще больше, а в таком случае, возможно, интерес застройщиков к проекту угас бы и все дело бы развалилось. Но в такой ситуации и обновления жилищного фонда тоже бы не было.

Страшилки про аварийность, рассказываемые в управах и не только, имеют одну цель — поторопить людей, которые не имеют полноты информации, но нуждаются в обновлении жилья. Расчет, видимо, на то, что жители, согласившись на включение в программу, затем уже не наберутся духа выйти из нее, давая властям и застройщикам возможность действовать в обход мнения несогласных.

О проектах домов и квартир для переселения

Полагаю, что оценки экспертов справедливы, и их скепсис вполне понятен. Первая редакция обещала муниципальный ремонт. Что это за ремонт, известно: самые дешевые обои, линолеум, брошенный на бетон, жестяная ванна, мнущаяся от малейшего усилия. Сейчас гарантируют более качественный ремонт, но он все равно далек от предела мечтаний и во многих случаях будет хуже, чем то, с чем жителям придется расстаться. Это ставит еще один вопрос о том, настолько ли хорошо защищены права жителей, как нам обещают.

Об акциях протеста против сноса

Я считаю, что гражданское общество — это в первую очередь самоорганизация граждан. Любые формы коллективного участия масс в принятии решений, которые касаются их судьбы, можно только приветствовать. По моему мнению, уличные акции сыграли не последнюю роль в воздействии на власть при принятии поправок. Уверен, что велико будет значение таких акций, если вдруг реализация программы на практике начнет давать сбои. В любом случае, в единстве людей сокрыта большая сила, а уличный протест — это то, чего сильно опасается действующая власть.

О работе над документом и его проблемных местах

Работа над документом проделана большая, если сравнивать законопроект, принятый в первом чтении, и тот, что приняли во втором. Было предложено более 160 поправок, большинство из которых приняли.

Стали учитывать возможность голосования через общее собрание собственников, интересы очередников, жителей коммуналок и общежитий, ипотечников. Приняли поправки о возможности равноценной компенсации как для владельцев жилых помещений, так и для малого бизнеса. Сняли ограничение на судебную защиту. Ввели норму о расселении в том же районе.

Однако законопроект все еще не совершенен. Выселение несогласных расставаться с собственными квартирами все еще может происходить в принудительном порядке. Осталась непрозрачной процедура принятия решения о включении домов в программу. После завершения опроса жителей войти в программу будет нельзя. Создается ощущение, что снова специально поторапливают людей.

Застройщику дают право начинать подготовительные работы фактически безо всяких согласований и документов. Что это за работы — никто не уточняет. Оградят территорию забором, пригонят технику, выроют котлован, зальют фундамент, соберут коробку — вот и дом готов. Все это можно назвать предварительными работами. Не учитываются ни Генплан, ни правила землепользования и застройки, что приводит к отсутствию хоть какого-то понимания, как будет выглядеть территория после реновации.

Ни слова не сказано о том, каким будет коэффициент уплотнения — во сколько раз станет больше квартир? Кратное увеличение числа жителей приведет к огромной нагрузке на коммунальную, транспортную, социальную инфраструктуру. Уютные зеленые кварталы с некогда малоэтажной застройкой грозят превратиться в каменные джунгли.