На этой неделе по всей России проходят обыски в предвыборных штабах политика Алексея Навального. Полиция побывала в штабах в Москве, Вологде, Орле и Новосибирске, изъяв информационные материалы в преддверии масштабной акции «Большой субботник», которая пройдет 8–9 июля. Вместе с тем руководитель федерального штаба Навального Леонид Волков рассказал, что региональные власти перестали согласовывать установку кубов и проведение пикетов под предлогом нарушения сроков предвыборной агитации.

The Village собрал историю главных инцидентов, произошедших во время предвыборной кампании Навального, а также комментарии юристов по поводу обысков. Рассказываем, как оппозиционера пытаются не допустить до участия в выборах.

Волна первая: Нападения на предвыборные штабы

О своем участии в президентской гонке Алексей Навальный объявил 13 декабря 2016 года, а первый предвыборный штаб открыл в начале февраля 2017-го в Санкт-Петербурге. Однако с первыми проблемами команда оппозиционера столкнулась на открытии штаба в Екатеринбурге. На мероприятие пришли участники «Национально-освободительного движения» в папахах и с флагами. Они прорвались в здание и устроили потасовку.

В других случаях противники Навального действовали более скрытно. Например, дверь в помещение нижегородского штаба в день открытия залили монтажной пеной. Ее же использовали, чтобы заблокировать двери квартир координаторов штаба в Томске. Также руководитель штаба в Нижнем Новгороде рассказывала о поступивших собственнику здания угрозах уничтожить помещение в случае сотрудничества с Навальным.

Залитая монтажной пеной дверь координатора томского штаба Навального

У команды оппозиционера возникли проблемы и с арендой помещений. Так, в начале мая владельцы офисного здания потребовали от сотрудников федерального штаба освободить помещение. Аналогичные требования поступали от арендодателей во Владимире, Волгограде, Вологде, Владивостоке и Краснодаре.

Из-за сложностей с арендой штаб Навального в Москве открылся только 29 мая, хотя поиски помещения начались еще в феврале: за это время сторонники политика получили 24 отказа. А уже 3 июня собственник помещения, где расположился московский штаб, сменил замки.

Также здания штабов неоднократно поджигали. Первый раз это произошло в конце марта в Петербурге, где подожгли входную дверь после жалоб депутата Госдумы Виталия Милонова. Кроме того, помещение штаба пытались поджечь в Барнауле, в Кирове же подожгли машину координатора штаба. В Ставрополе окна здания штаба закрасили белой аэрозольной краской, а через полтора месяца активисты обнаружили внутри здания незажженный «коктейль Молотова». Силовики сочли, что сторонники Навального сами кинули горючую смесь в комнату. При этом правоохранители изъяли штабные ноутбуки и обыскали квартиру собственника помещения.

С отдельными сложностями столкнулся штаб в Краснодаре, куда неоднократно вламывались то одетые в казачью форму люди, завязывавшие драки, то пожилые жители, срывавшие плакаты и похищавшие агитационные материалы.

Вторая волна: Нападения на команду Навального

Нападениям подвергалось как имущество сторонников Навального, так и сами активисты. К примеру, в Томске и Ростове-на-Дону координаторам закрашивали краской автомобили и прокалывали шины. Иногда противники оппозиционера переходили и к более решительным действиям. Так, 30 мая в Иркутске семь человек избили битами сына предпринимателя, сдававшего в аренду помещение команде Навального. А 26 июня на координатора штаба в Барнауле напали с ножом, порезав активисту руку.

Неоднократно нападали и на самого Навального. В Уфе, куда политик приехал на открытие штаба, его закидали яйцами, а в Волгограде при попытке прорваться в штаб его попытались схватить за ноги. Кроме того, весной политика дважды обливали зеленкой. После второго нападения у московского офиса «Фонда борьбы с коррупцией» Навальный получил химический ожог глаза и частично потерял зрение.

Третья волна: Обыски и изъятия

Масштабные обыски в штабах начались с Новосибирска, где 5 июня полиция заявила, что в здании заложена бомба. Полицейские выломали дверь в офис и задержали троих человек, включая двух волонтеров. Кроме того, из штаба изъяли информационные материалы — по подозрению в незаконной агитации. По словам сотрудников штаба, обыск провели без ордера, понятых и адвокатов.

Позднее в тот же день полицейские пришли в штаб Навального в Орле в поисках «экстремизма в агитационных материалах». В итоге изъяли только что привезенные листовки. Наконец, 5 июля силовики активизировались в Москве, Вологде и Калуге.

По словам Леонида Волкова, в московский штаб полиция проникла около 04:00, после чего сменила замки и установила решетки, и только около 09:00 начались следственные действия — без адвокатов. Кроме того, сотрудники Следственного комитета прибыли на основной склад федерального штаба в столице, где хранилось 205 тысяч газет, еще не распределенных по регионам.

Как пояснили правоохранители, обыски проводятся в рамках дела о нарушении договора аренды собственником здания. По словам полицейских, к штабу Навального у них претензий нет.

В Вологде обыск в штабе начали на основании рапорта о возможном хранении экстремистских материалов, а в Калуге полиция прибыла на склад логистической компании «Деловые линии», куда утром поступил предназначавшийся штабу тираж газет. В то же время в ряде регионов, включая Иваново, Барнаул, Нижний Новгород и Оренбург, «Деловые линии» отказывали в выдаче груза с информационными материалами, объясняя отказ техническим сбоем.

Волков связывает возросшую активность вокруг штабов с заявлением главы Центризбиркома Эллы Памфиловой, по словам которой выдвижение Навального в президенты возможно, только если «вдруг произойдет какое-то чудо». При этом обвинения в незаконной агитации Волков отрицает, ссылаясь на тот же ЦИК, согласно позиции которого законодательство о выборах, в том числе об агитации, не действует до назначения выборов.

Что говорят юристы


Алим Бишенов

управляющий партнер BMS Law Firm

Основанием для обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Обыск производится на основании постановления следователя, в котором должны быть указаны причины его проведения.

Изъятые предметы должны представляться понятым и другим лицам, присутствующим при обыске. Они должны упаковываться и опечатываться на месте проведения обыска, что удостоверяется подписями участников обыска. Также составляется протокол, в котором должны быть перечислены все изъятые вещи. Копия протокола в обязательном порядке должна вручаться лицу, в помещении которого проводился обыск.

В случае со штабами Навального очевидно грубое нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса, так как поводы для обысков чисто формальные, а само изъятие предметов производится с многочисленными нарушениями.


Олег Сухов

председатель третейского суда Москвы и Московской области

Скорее всего, уголовное дело о самоуправстве, в связи с которым проводились обыски в московском штабе Навального, является лишь формальным поводом. Конечно, такое дело может существовать, однако обыски по нему никак не могут проводиться в помещениях, занимаемых субарендатором, который не является фигурантом дела.

Поводами к возбуждению подобных дел могут стать действия собственника помещения, которые нарушают права арендаторов. Например, это может быть выселение арендаторов, ограничение им допуска в помещения и так далее. Обыск в штабе Навального в данном случае является незаконным, не говоря уже об изъятии каких-либо предметов.


Владимир Старинский

управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры»

Никакого нарушения закона о выборах в действиях штабов Навального нет, так как это невозможно даже теоретически до того момента, как будет опубликован указ о назначении выборов. В настоящий момент нельзя рассматривать Навального и как кандидата, поэтому никакой кампании нет.

Можно рассматривать действия как политическое информирование или политическую рекламу, однако нет никаких норм, которые бы их запрещали. По сути, власти сами же обеспечивают Навальному дополнительный пиар за счет излишне рьяных работников бюрократической системы. Навальный, скорее всего, это прекрасно понимает и специально провоцирует власти на подобные действия, которые только повышают симпатию к нему населения.