В последнее время важнейшей проблемой для московских властей стало принятие Генплана 2025 года, казалось бы жили раньше и так, и сносили без проблем, и "реконструировали". Бродя по недрам интернета нашел очень любопытные варианты Развития Москвы, предложенные раннее и, возможно, хорошо, что их во время завернули, иначе наша столица могла выглядеть так:

Снести все, кроме Кремля и Китай-города.
План Ле Корбюзье, 1930—1933

Классик архитектурного авангарда был категоричен: «Нет возможности мечтать о сочетании города прошлого с настоящим или с будущим; а в СССР больше, чем где-либо <…> В Москве, кроме нескольких драгоценных памятников былой архитектуры, еще нет твердых основ; она вся нагромождена в беспорядке и без определенной цели <…> В Москве все нужно переделать, предварительно все разрушив». 

Сказано — спроектировано. Корбю размещает новую Москву на территории старой, сохранив лишь Кремль и Китай-город. В отличие от большинства своих коллег архитектор предложил не увеличить территорию столицы, а сократить за счет этажности зданий, окружив их зеленой зоной. На доказавшую, по мнению большинства архитекторов, свою никуданегодность радиально-кольцевую планировку Корбюзье накладывает прямоугольную сетку улиц. Территория четко зонируется: на севере располагается новый политический центр города, южнее — четыре больших жилых района, затем исторический центр, южнее которого — промзона.

Превратить Москву в деревню.
План Эрнста Мая, 1931—1933

Главный архитектор Франкфурта-на-Майне — рационалист Эрнст Май — был последовательным сторонником дезурбанизации: «Москва в таком виде как сейчас способна рационально обслужить не более 1 миллиона жителей». Вывод напрашивался сам собой: поскольку реальная численность населения превышала 3 миллиона человек, город должен быть сокращен и расселен. Согласно Маю, вокруг Москвы — в 10 км от центра, но не далее 35 км, — должна быть устроена система так называемых драбантов. Небольших городов-спутников, где люди жили бы в 1—2-этажных домах и имели приусадебные участки. Между драбантами и центром располагались зеленая и сельскохозяйственная зоны. Как полагал Май, «при системе драбантов кольцевая схема планировки старого города не таит в себе никаких пороков». Старая Москва как город переставала существовать и превращалась лишь в административно-деловой центр.

Соединить Москву с Петербургом.
Парабола Николая Ладовского, 1930

Ладовский отталкивался в своих рассуждениях от того, что Москва являлась радиально-кольцевым городом-крепостью, который 200 лет не был столицей и не располагает необходимыми общественными пространствами и зданиями. Анализируя средневековый статический город, Ладовский использует физиологические метафоры. Он справедливо полагает, что если влить новую кровь в старые сосуды, они обязательно лопнут. Кольца, которые по Ладовскому считаются органами городского организма, будут расти одно за счет другого, что в итоге не может не привести к инфаркту. Архитектор предлагает разомкнуть одно из колец и дать возможность городу развиваться динамически в заданном направлении. Москва должна принять форму параболы или кометы с историческим ядром. Границы параболы в два слоя составляют зеленая и промышленная зоны. Если в статическом городе центром является точка, то в динамическом — ось. Для Москвы в качестве оси была выбрана Тверская улица. В перспективе Москва должна была бы слиться с Ленинградом.

Построить Город Солнца.
Проект архитекторов В.Калинина и других, 1970


В 1967 году был проведен конкурс на проект планировки центра Москвы, где предусматривалась прокладка новых радиальных магистралей. Строящийся тогда Новый Арбат был взят в качестве образца. Самым радикальным оказался проект коллектива архитекторов под руководством Калинина, который мог дать фору изрядному числу архитектурных фантазий японских метаболистов. В пределах Бульварного кольца архитекторы предлагали устроить зеленую зону, оставив из исторической застройки только памятники истории и архитектуры. Само кольцо раздваивалось и превращалось в скоростную бессветофорную трассу. Вдоль радиальных магистралей были запланированы 11 лежачих небоскребов между Бульварным и Садовым кольцами на всю длину этого промежутка. Таким образом Москва переставала существовать как исторический город, зато буквально напоминала бы город Солнца. Осуществиться фантазиям не дал художник Глазунов, который накануне утверждения нового генплана передал в ЦК альбом с возможными утратами.

Стратегический план развития Москвы.
Пьер Витторио Аурели, 2006


Этот план создан преподавателем роттердамского Института Берлаге Пьером Витторио Аурели и его студентами. Главный новаторский ход Аурели заключается в том, что он решил использовать городскую территорию вдоль реки как единое целое. Благодаря радиально-кольцевой планировке Москвы река плохо вписывается в эту схему — с ее извилистыми берегами, где находятся главным образом выводимые за город промзоны. Архитектор устраивает новую Москву как архипелаг, располагая свой город островками на месте промзон. В местах пересечения реки и МКАД он спланировал два прямоугольных квартала — «Сфинкса», которые препятствуют растеканию города в область. Между «Сфинксами» и островами прокладывается монорельс, наводятся мосты и строится восемь гигантских зданий-пластин для создания визуальных связей между частями архипелага. Чтобы сбалансировать план и придать новый импульс депрессивному Юго-Востоку столицы, Аурели предлагает возвести на территории ЗИЛа новую штаб-квартиру ООН.

Найдено на сайте газеты Большой Город http://www.bg.ru/article/7264/