За последние несколько лет стрит-арт переместился с брандмауэров на белые стены галерей, затронув моду, рекламу и другие сферы культуры потребления. Несмотря на то что для России уличное искусство — относительно новое явление, в десятке городов проходят фестивали паблик-арта, российские художники гастролируют в Европе и США. В чём сила русского стрит-арта и секрет внезапного и всестороннего спроса на него, а также за какими течениями в городском искусстве стоит следить тем, кому претит массовая мода, рассказала художник, куратор, в прошлом художественный руководитель дизайн-завода «Флакон» Анна Нистратова.

 

Куратор Анна Нистратова о том, почему все вокруг заговорили об уличном искусстве. Изображение № 1.

 

О значении уличного искусства

Граффити и так называемый стрит-арт — это исключительно городское явление, в сельской местности в нём нет необходимости. Я согласна с испанским художником Исааком Кордалом, который считает, что уличное искусство и граффити — это кожа города, его оболочка, по которой можно судить о состоянии общества. Искусство на улицах Екатеринбурга радикально отличается от искусства Нижнего Новгорода — история и городская среда диктуют свой контекст. Например, в старинном Ярославле на уровне первого этажа исписаны все новые кварталы — и это только классическое граффити, то есть надписи: рисунков там не увидишь за исключением работ Никиты PST. В соседней Костроме всё совершенно иначе: город очень чистый, ухоженный, там запрещены мигающие вывески и привычная москвичам дикая наружная реклама. Городские власти не дают граффити жить долго, да и тегать там рука не поднимается. В Москве всё, как обычно, в одну кучу. Одно можно сказать точно: граффити, как и интернет, остановить невозможно, оно будет только распространяться с каждым годом.

 

Куратор Анна Нистратова о том, почему все вокруг заговорили об уличном искусстве. Изображение № 2.

 

О московской культуре стрит-арта

По сути, понятие «стрит-арт» — это большой зонт, под которым умещаются совершенно разные явления: традиционное граффити, спонтанные анонимные работы в разных стилях от социальных посланий до монументальных рисунков, легальные большие фасады и даже патриотические пропагандистские росписи вроде «Крым и Россия» на Таганке.

После перестройки в России появилось много новых социальных и культурных явлений и течений, которые с тех пор, в силу российской специфики, развиваются скачкообразно. Так вышло и с уличным искусством. Если пять лет назад граффити и стрит-арт были исключительно субкультурными течениями, то уже три года назад граффити появилось в рекламе Сбербанка — те периоды развития, которые в других странах длились десятилетиями, у нас просто не состоялись. Примерно тогда же городским властям стало понятно, что граффити — не только зрелищный вид искусства, но и довольно дешёвый инструмент преобразования городского пространства, который давно используется по всему миру.

 

Куратор Анна Нистратова о том, почему все вокруг заговорили об уличном искусстве. Изображение № 3.


В конце 2012 года начали ходить слухи о директиве сверху: нужно расписать 200 фасадов. То не было ни одного, а теперь сразу сотни. И всё надо было успеть за летний период, потому что зимой в Москве рисовать невозможно. С тех пор этот инструмент стали активно использовать — отсюда и многочисленные городские фестивали. С одной стороны, это хорошо и для города, и для развития монументального искусства. С другой, несмотря на многочисленные фестивали, в Москве до сих пор нет программы паблик-арта, а процедура легального создания настенных рисунков совершенно непрозрачна. Это порождает и другие, более важные проблемы — такие как отсутствие серьезной кураторской работы над городскими проектами. Из-за сжатых сроков у тех, кто занимается концептуальной стороной городских фестивалей сегодня, просто нет времени и возможностей проводить исследования, вести конструктивный диалог и с художниками, и с обществом. Кстати, эта проблема касается в основном Москвы — в сфере паблик-арта мы вообще сильно отстаём от других городов России.

Наряду с большими городскими фестивалями регулярно проходят выставки «уличных» художников в галереях, где их работы покупают в фонды и коллекции. Всё это свидетельствует о неподдельном интересе (даже иногда нездоровом) к уличному искусству. Для среды уличных художников эта ситуация — серьёзный вызов, потому что, на мой взгляд, многие из них ещё не успели до конца сформироваться как авторы, а нынешний спрос сильно превышает содержательное и эстетическое предложение. На биеннале «Артмоссфера» были выставлены работы около 90 авторов, которые слились в одну большую гомогенную декоративную и яркую массу. Тем не менее и это не плохо, потому что даёт пищу для размышлений. И, конечно же, фестивали всегда хороши ещё и тем, что дают художникам и зрителям возможность для общения и взаимодействия.

 

 

  

 

 

 

О российских культурных столицах стрит-арта

Москва — далеко не эпицентр уличного искусства. Для меня столицы русского стрит-арта — это Нижний Новгород и Екатеринбург. В Екатеринбурге ещё десять лет назад началась первая в России паблик-арт-программа, которую курировали Арсений Сергеев и Наиля Аллахвердиева. Кроме очень успешных проектов для города, они сделали и образовательную платформу. Благодаря этим проектам появился, например, художник Тимофей Радя, который уже вышел за рамки исключительно уличного искусства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


В Нижнем Новгороде за последние пять-семь лет сложилась группа художников, которую сейчас можно с уверенностью назвать школой. Это очень молодые ребята, которые прошли путь от традиционного граффити до самобытного стиля. В Нижнем всегда были энтузиасты уличного искусства — там, например, издавался один из первых русских журналов о граффити Urban Roots. Сам город располагает к рисованию: жители настроены очень лояльно, много старых, разрушающихся и выселенных домов, длинных синих заборов. Первая выставка нижегородских уличных художников прошла в 2009 году, многие из участников тогда ещё были школьниками. Теперь же Нижний Новгород разрисован буквально весь. В этом году была сделана карта стрит-арта Нижнего Новгорода — жители присылали свои фотографии, которые затем были прикреплены к карте Google. Также прошёл первый городской фестиваль «Новый город», во время которого было официально расписано три фасада. Нижегородцы делают это тихо, без лишнего шума и истерии, с охотой сотрудничая с городскими властями. Художники даже лично собирали подписи жителей, чтобы никто не был против. Более того, недавно местный бизнесмен Рустам Коренченко совместно с художником Андреем Оленевым открыли галерею «Толк», которая представляет уличных и не только уличных нижегородских художников. Это ещё одна интересная история — о силе искусства и о том, как обычный человек, который никогда не интересовался творчеством, увидел в городе красивые работы и решил поддержать тех, кто их создаёт.

 

Куратор Анна Нистратова о том, почему все вокруг заговорили об уличном искусстве. Изображение № 4.

 

О наследии

Насколько мне известно, «Гараж» стал собирать архив уличного искусства. Это, безусловно, пример мудрой и образцовой культурной политики. Вообще, архивы в России — это боль. Ими у нас очень мало и плохо занимаются. В результате многое просто теряется, что-то забывается, а что-то бесследно пропадает. Архив — это инвестиция, которая составляет культурный багаж любого института. Так что «Гараж» сейчас делает неоценимый вклад в своё и наше общее будущее.

Куратор Анна Нистратова о том, почему все вокруг заговорили об уличном искусстве. Изображение № 5. 


В этом году состоялась дебютная публичная выставка в музее стрит-арта в Санкт-Петербурге. Это первый подобный музей в мире. Само по себе словосочетание «музей стрит-арта» вызывает очень много споров — говорят, что это оксюморон и что уличное искусство невозможно сохранить в четырёх стенах. Как сказал наш киевский коллега, художник Вова Воротнёв, идея «настолько наивна, что могла появиться только на такой периферии современного искусства, как Петербург». Но тем не менее для меня в этом нет никакого противоречия — ведь есть музей перформанса, почему не может быть музея уличного искусства и граффити? Сам музей находится на территории действующего завода, и эта индустриальная среда вполне естественна для уличного искусства. Конечно же, такое место не может не быть интересным для публики. Правда, пока руководство музея не вполне понимает, какая у него концепция и что составит его экспозицию. Как часто бывает с частными культурными институтами, развитие происходит спонтанно и хаотично, несмотря на огромный потенциал.

 

Куратор Анна Нистратова о том, почему все вокруг заговорили об уличном искусстве. Изображение № 6.

 

О международном успехе русских художников

Одним из знаковых событий 2014 года стала выставка художника Миши Моста в знаменитой галерее Lazarides, которая принадлежит бывшему агенту Бэнкси Стиву Лазаридису. Мост — один из немногих, кто давно выставляется в галереях и вообще работает в плоскости современного искусства. Его выставки проходили по всей Европе, так что это естественный этап на его интересном творческом пути. Круто, что, несмотря на сотрудничество с такими известными галереями, Миша продолжает просто бомбить.

Паша Wais из Петербурга участвует во многих международных проектах. Не так давно он переехал в Гонконг, но его привыкли всё же считать «нашим» художником. Пашу приглашали и в Америку, где он делал росписи в Детройте, и в Европу. Он стал активно рисовать на холстах и выставлять их, хотя лично мне они кажутся невероятно скучными на фоне его уличных кусков.

 Куратор Анна Нистратова о том, почему все вокруг заговорили об уличном искусстве. Изображение № 7.

Марат Морик очень мощно вырос за последнее время и всё больше выставляет холсты. Сейчас он участвует в выставке в Германии. ZukClub постоянно работают и участвуют в выставках в Европе. Там им доверяют расписывать даже церкви, не говоря уже про скейт-парки. Радя делал проект в Норвегии, а в прошлом году получил приз на ярмарке в Нью-Йорке. Короче, как говорит бельгиец Bonom: «Художники есть — значит, всё будет хорошо!»

Мой любимый русский уличный художник — по-прежнему 0331с (Оззик). Повороты его творческих изысканий просто в голове не укладываются. Не так давно он, наконец, обзавёлся скульптурным инструментом и теперь делает граффити в камне. Они много работают вместе с Гришей Што — гениальным, на мой взгляд, графиком и рисовальщиком. Вместе они очень вдохновляют.

 

Куратор Анна Нистратова о том, почему все вокруг заговорили об уличном искусстве. Изображение № 8.