Модерновые доходные дома, сталинские высотки и многоэтажки 1970-х годов — не просто жилые здания, а настоящие городские символы. В рубрике «Где ты живёшь» The Village рассказывает о самых известных и необычных домах двух столиц и их обитателях. В новом выпуске мы узнали, как устроена жизнь в доме на ножках на проспекте Мира в Москве.

Фотографии

яся фогельгардт

Фотографии

денис есаков

Историческая справка

Начиная с 1930 года, когда по проекту Моисея Гинзбурга был возведён жилой дом Наркомфина, в Москве появились шесть домов «на ножках». Кроме уже упомянутого дома Гинзбурга, это были, например, здание Центросоюза по проекту Ле Корбюзье, «Дом авиаторов» на Беговой улице работы Андрея Меерсона и дом на Мосфильмовской авторства Сергея Скуратова (последний возвели в 2011 году). Почти все из этих зданий получили статус иконических для столицы построек. Среди них и дом на проспекте Мира, 184.

Серия: II-57/25

Дом «на ножках» у ВДНХ


Архитекторы: В. Андреев, Т. Заикин

Инженеры: Н. Козлов, И. Беллавин,

В. Меламед

Постройка: 1968 год

Адрес: Москва, проспект Мира,

184, корп. 2

Высота: 25 этажей

Жильё: 480 квартир, 3 подъезда

КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ: 2030 год

Строительство 25-этажки по проекту В. Андреева и Т. Заикина закончили в 1968 году, и она прочно вписалась в пейзаж района вокруг ВДНХ вместе с самой выставкой, Монреальским павильоном и монументом «Рабочий и колхозница». Это необычный дом: в середине 1960-х годов в Москве экспериментировали с переходом от девятиэтажного массового домостроения к более высотным постройкам, и дом на «ВДНХ» был третьим в серии зданий, на которых обкатывали новую технологию. В 1966 году у метро «Алексеевская» появился первый 17-этажный панельный дом серии II-57/17, а спустя год возвели ещё один «дом на ножках», на Смоленском бульваре. Постройка у ВДНХ была самой масштабной: всю эпоху СССР многоэтажка напротив «Рабочего и колхозницы» оставалась самым высоким панельным домом Москвы.

При этом, несмотря на экспериментальный характер здания, его «ножки» — решение не технологическое, а скорее художественное. Дома на сваях имеет смысл строить, скорее, в экстремальных условиях вечной мерзлоты и постоянных подтоплений. А структура многоэтажки на «ВДНХ» отсылает к «Жилой единице» Ле Корбюзье в Марселе и модернистской архитектурной теории и практике, примеры которой можно найти по всему миру: например, в квартале Ханзафиртель в Берлине или на Васильевском острове в Санкт-Петербурге.

Из-за крупных опор первый этаж дома «на ножках» находится примерно на уровне третьего для стандартных многоэтажных домов, из-за чего даже с нижних этажей открывается прекрасный вид на ВДНХ и окрестности. При этом нестандартна и планировка квартир: она круговая, а вместо привычных коридоров — мини-холлы. Особую динамичность фасаду придаёт шахматное расположение балконов нестандартной формы: левая и правая стороны балкона сходятся под тупым углом к середине, что создаёт необычный оптический эффект.

Однокомнатная квартира

28 м2

Двухкомнатная квартира

43 м2

Трёхкомнатная квартира

63 м2

Четырёхкомнатная квартира

84 м2

Цена двухкомнатной квартиры

11 000 000 рублей1

Аренда двухкомнатной квартиры

40 000 рублей в месяц2

Источник: ЦИАН (1,2)

  Марина Зотова, студентка, 23 года: Я с рождения живу в «доме на ножках» на «ВДНХ». Мои родители тоже здесь жили, но в разных подъездах. Мама переехала в эту квартиру в 13 лет, а папа — в соседнюю в возрасте четырёх лет. Правда, как ни странно, они познакомились не во дворе, а в школе, потому что соседи здесь не так часто знают друг друга.

Мой дед по папиной линии был одним из руководителей института марксизма-ленинизма, который располагался тут неподалёку, на улице Сергея Эйзенштейна (сейчас на месте института марксизма-ленинизма находится РГСУ). У него было трое детей, и ему дали квартиру в этом доме недалеко от работы. Вообще, многим работникам вуза давали возможность сюда переехать. Кроме того, в доме всегда жили спортсмены. У папиной семьи ещё была дача за городом, по Ярославскому направлению, и многим, кто жил в этом доме, давали дачи в том же районе. Поэтому тут все соседи и по дому, и по даче.

Я училась в школе недалеко от дома, и в ней было много ребят из обеспеченных семей, что, видимо, связано с особенностью района. Многие из них поступили в ведущие вузы или стали заниматься творчеством, но были и дети из простых семей. Из-за близости ВДНХ я очень много времени в детстве и подростковом возрасте проводила именно там. Всё детство ходила туда гулять с родителями, потом уже стала гулять одна и сама всё там исследовала. Конечно, этот дом и ВДНХ неразрывно связаны. Сейчас территория ВДНХ реконструируется, но в моём детстве она была похожа на рынок, и в этом была своя изюминка: везде можно было полазить и посмотреть. Людей было мало, и из-за этого казалось, что это «твоё» место. Сейчас это чувство пропало.

Санузел

раздельный

Высота потолков

260 сантиметров

Площадь кухни

8 м2

То, что здесь из окна видно скульптуру Веры Мухиной «Рабочий и колхозница», да и вообще много образцов советского монументального искусства, по-моему, сильно влияет на становление тебя как человека. Или, точнее, на становление твоего художественного вкуса. Многие воспринимают советский период в искусстве как провальный, но ВДНХ — это именно что шедевр того времени, и я не побоюсь сказать, что он заставляет тебя гордиться страной. Ну и ещё здесь есть монумент с ракетой при Музее космонавтики. Когда постоянно видишь его, это побуждает тебя интересоваться космосом. Может прозвучать глупо, но после прогулки на ВДНХ у тебя как-то меняется мировосприятие.

У квартиры интересная планировка: она круговая, то есть ты можешь обойти квартиру по периметру. При этом даже если семья большая, личное место найдётся для каждого. Моя квартира расположена по всей глубине дома, а окна выходят на две стороны: и в сторону проспекта Мира, и в противоположную. Есть два балкона, правда, на том, что со стороны проспекта Мира, не очень приятно. Но такое не везде: где-то вид только на одну сторону. Однако большой квартиру я бы не назвала. В сталинских домах потолки гораздо выше, но, по сравнению с обычными хрущёвками, тут пространства больше. На слышимость я пожаловаться не могу. Кажется, что тут о людях позаботились.

Минусов тоже много. Мешают шум и выхлопные газы. Вокруг дома вечная пробка: проспект Мира, улицы Касаткина и Бориса Галушкина часто застревают. Все едут в область, и единственный путь туда — по Ярославке. Рядом Лосиный остров, и новую дорогу просто негде провести. Из-за огромного количества выхлопов у меня проблемы с горлом. Если я уезжаю на дачу и живу там несколько дней, то оно проходит, а здесь сухой воздух и очень пыльно, что сказывается на здоровье. В будущем мне бы хотелось переехать в тихое место рядом с парком, потому что жить тут явно не очень полезно, да и инфраструктура не развита. Есть только пара магазинов неподалёку, а если тебе нужна, например, бытовая химия, то нужно идти пешком до супермаркета больше 15 минут или пользоваться транспортом.

Из-за ножек, на которых стоит дом, ветер тут сильнее, чем в других местах. Когда я возвращалась из школы домой, меня забирала бабушка и говорила мне идти за её спиной, чтобы меня не сдуло. Пространство под ножками проходное. Какое-то время назад там хотели что-то построить, но жильцы его отстояли: строительство магазинов могло бы нарушить устойчивость здания. Однако сейчас около дома строят медицинский центр, и все опасаются за сохранность дома. Если рядом рыть котлован, дом может поползти — точечная застройка вокруг запрещена во многом именно поэтому.

Жители нашего дома довольно инициативные и организованные. Я сама в их деятельности плохо принимаю участие, но это делает мой отец. Например, когда стало известно о строительстве медицинского центра, устраивали собрания, собирали подписи, но пространство отстоять не удалось. На подъездах тогда сделали граффити «Путин, спаси наш дом!». Соседей, правда, я знаю плохо. Судя по тому, что я часто вижу новые лица, квартиры в доме часто снимают. Дом такой огромный, что я просто не в состоянии всех запомнить: в подъезде 25 этажей, по шесть квартир на каждом, а подъездов три — это как маленький город.

Перед домом есть большой двор, но жители даже в советские времена в нём не гуляли. Дети ходили во дворы соседних домов, а здесь им всегда было некомфортно из-за близости проспекта Мира, я сама тут разве что каталась на велосипеде. Но при этом двор проходной, поэтому здесь часто сидят на лавочках. Наш район не то чтобы безопасный, на меня как-то ночью даже напали недалеко отсюда, и во дворе постоянно собираются алкоголики. Зимой они перебираются в подъезд. Никого не трогают, но всё равно не очень приятно.