Модерновые доходные дома, сталинские высотки, дома-коммуны, многоэтажки 1970-х годов, неординарные жилые комплексы нашего времени — не просто здания, а настоящие городские символы. В рубрике «Где ты живёшь» The Village рассказывает о самых необычных домах двух столиц и их обитателях.

В новом выпуске мы обратились к нетривиальному примеру новейшей архитектуры: жилому комплексу «Зенит» со встроенным храмом, посвящённым адмиралу Фёдору Ушакову, в Приморском районе Петербурга. IT-специалист Денис Доманский, проживающий на 21-м этаже в студии (недавно похожие квартиры рассмешили премьер-министра России Игоря Шувалова), объяснил, почему на самом ЖК соседство с церковью никак не сказывается — зато его ощущают в доме напротив. А настоятель храма иеромонах Игнатий рассказал, как он относится к тому, что рядом с церковью находятся торговый комплекс и фитнес-центр.

Фотографии

дмитрий цыренщиков

Справка

Впервые странная новостройка в Приморском районе Петербурга — большой жилой комплекс «Зенит» с полноценным храмом — оказалась в фокусе СМИ пять лет назад. Инициатива возведения церкви посреди условного модернизма принадлежит застройщику «С.Э.Р.» — у них на счету не так много (восемь) готовых объектов, сейчас компания на слуху в связи с планируемым строительством небоскрёба «Ингрия-тауэр» на углу проспектов Энгельса и Северного. Храм сначала построили и только потом передали помещение городской епархии — Церковь занималась оформлением лишь внутреннего убранства. Визуально храм расположен как будто над магазином «Диета-18» (поэтому в народе получил ироничное прозвание «Спас-на-диете») и соседствует с торговым комплексом «Зенитка», а также фитнес-центром. Храм Святого Праведного Воина Феодора Ушакова можно отнести к возрождающемуся сегодня жанру домовых церквей.

Жилой комплекс «Зенит»

Количество квартир

704

Высота

25 этажей

Адрес: проспект Королёва, 7

Год постройки: 2011

Застройщик: компания «С.Э.Р.»

Проектировщик: ООО «Простор-Л»

Денис Доманский

IT-специалист

Два года назад я окончил университет, надо было съезжать от родителей, искал варианты. Эта студия оказалась идеальной: среди прочих достоинств (инфраструктура, транспортная доступность) — мебель от предыдущего владельца. И всё бы хорошо, но тут я выглянул в окно — а внизу храм. В этом есть ирония, так как я атеист. Но не воинствующий, поэтому к ситуации отношусь спокойно.

Храм никак не влияет на наш дом. Я ни разу не слышал, чтобы вопрос о нём выносили на какие-то собрания жильцов, в группе «ВКонтакте» его тоже не обсуждают. Зато, как выяснилось, храм влияет на жильцов дома напротив по проспекту Королёва. Пару раз они приходили в нашу группу: «Вы разве не просыпаетесь каждое утро от колокольного звона?» Мы удивлялись, а потом узнали, что в храме нет колоколов, но есть динамики, и они направлены на дом напротив. Жильцы мало того что просыпаются от колокольного звона, так ещё и считают, будто мы какие-то сектанты и покрываем храм.

В самом храме я не был, но некое пространственное впечатление о нём у меня сложилось. Дело в том, что слева и справа от храма находится фитнес-клуб, в который я хожу. Когда ты занимаешься в этом фитнес-клубе, фактически ходишь вокруг храма. Если в зале затихает музыка, то через стену можно услышать песнопения. Это весьма экзотично. Но обычно музыка в фитнес-клубе всё заглушает.

В такой студии, как у меня, идеально жить одному. Вдвоём — тоже, наверное, можно, но уже не так здорово. Втроём — никак: надо сразу съезжать. Когда я выбирал квартиру, студии продавали, в основном пары, у которых только что родился ребёнок. Квартира должна отвечать потребностям, в моём случае это место, куда можно прийти, чтобы поспать. Обычно я оказываюсь здесь ближе к ночи: душ-спать-завтрак-ушёл. Для этого двух-трёхкомнатная квартира не нужна.

В доме очень много квартир, которые сдаются. Когда я вселился, пытался с кем-то познакомиться, но через год обнаружил, что эти люди тут уже не живут. О социальном составе дома могу судить по жильцам, которых встречаю в лифте: процентов 60-70 — люди до 40 лет, пенсионеров довольно мало. Много молодых семей и студентов — последние в основном снимают, так что происходит постоянная ротация.

Проблемы дома не уникальны. Например, была такая (о ней даже петербургские «Вести» делали сюжет): житель одного из подъездов считал нормой выкидывать мусор из окна, прямо целыми мешками. За полгода он повредил десять машин. Его никак не могли вычислить и наказать. Но два месяца назад эта история вдруг закончилась — возможно, всё же вычислили. Бывает, что выкидывают сигареты и они залетают в окна ниже. Наверное, это делают те, кто снимают квартиры: не хочу сказать, что у них ниже уровень культуры, но они себя слабее ассоциируют с домом и поэтому не так сильно заботятся о возможных последствиях. При этом я знаю людей, которые здесь снимают и которые тоже возмущены таким поведением.

Зато здесь очень здорово в плане инфраструктуры: есть магазин, пара ресторанов, подземный паркинг (аренда места стоит около 7 тысяч рублей в месяц). Это вертикальная структура: приезжаешь в паркинг, идёшь в магазин, оттуда — домой, не выходя на улицу. Кроме того, думаю, дом хорошо построили. Например, тут нет «катающихся шариков», на которые часто жалуются жильцы других новостроек (имеется в виду специфический звук, природа возникновения которого до сих пор достоверно неизвестна. — Прим. ред.).

Форма управления домом — ТСЖ, причём за небольшую историю здания сменилось несколько правлений. Из-за этого в лифтах по две видеокамеры: каждое ТСЖ установило свою.

Площадь квартиры-студии

около 30 м2

Высота потолков

2,6 метра

Санузел

совмещённый*

*Параметры квартиры героя

В доме пять подъездов, 25 этажей. Первые три — офисные помещения, жилые начинаются с четвёртого этажа. Крыша закрыта, в подвале — паркинг и магазин. Все коммуникации — на третьем этаже: если в лифте нажать на кнопку «3», приедешь в какое-то безумное помещение, где темно, болтающиеся лампочки, трубы, провода и бесконечные коридоры, там можно снимать фильм ужасов. Внутри дома есть шахматный клуб и неформальная библиотека: там стоят шкафы, можно принести или забрать книгу, присесть на скамейку и почитать.
Но не сказать, что это место очень популярно.

Я живу на 21-м этаже. Знаю, есть исследования о том, что жить в небоскрёбах якобы вредно. Но это точно не мой случай: высота чувствуется только в лифте — немного закладывает уши.

Архитектуру дома я бы назвал хай-теком, но с большой натяжкой. Это дом комфорт-класса с серьёзным акцентом на уникальность: такой конфигурации — здание-бабочка — я нигде не видел. Есть, наверное, и минусы: 30 % вида из окна перекрывается окнами напротив. Кроме того, один из соседей высказал теорию, что из-за пространства между «крыльями бабочки» в случае пожара огонь будет распространяться не только вертикально, но и горизонтально. Но я не думаю, что эта теория близка к истине.

По-моему, дом хорошо вписывается в ландшафт района. Он заметен — но это и делает его интересным. Здесь можно экспериментировать с архитектурой, это же не центр города.

Храм Святого Праведного Воина Феодора Ушакова

Высота

17 метров

Площадь

около 100 метров

Иеромонах Игнатий

настоятель храма Святого Праведного Воина Феодора Ушакова

Люди, которые возводили жилой комплекс, задумали что-то вроде домового храма и построили так, как они его видели. К сожалению, епархия не участвовала в проекте. Застройщики пришли в епархию и сказали, что построили храм, хотят передать помещение в дар, а также назначить священника. Сегодня внутренняя часть храма — собственность епархии.

Сначала предполагалось, что у храма будет другое название. Но на приходском собрании приняли решение в пользу Феодора Ушакова, потому что руководство компании «С.Э.Р.» связано с морем — они бывшие военные моряки. Им пошли навстречу в плане названия, а в храм назначили меня. Я тогда как раз был готов к самостоятельным делам на благо Церкви.

Меня отправили сюда посмотреть, возьмусь или нет. Я понял, что в любом случае надо браться. Это ещё одна возможность для христиан где-то собраться, помолиться. Приморский район большой, очень хорошо развивающийся. А храмы в основном маленькие, наш не исключение. Я считаю, что для христианина нет разницы, где он будет молиться. В истории Церкви есть разные храмы: и подземные, и надземные, и в горах, и в ведомственных зданиях, и в жилых домах.

Часто говорят: «Как так, храм ниже высотного здания». Но у нас столько высоток, храмы априори ниже — и прекрасно стоят. К счастью или к сожалению, Церковь отделена от государства, и концепция градостроительства, которая была, в частности, в Византии, предполагавшая, что храм должен находиться на самом высоком месте в городе, сегодня нигде не соблюдается. Это не канон, а пожелание. Когда-то центром общения для православных горожан была церковь, но сегодня есть и другие места — что тоже хорошо, я это только приветствую.

Застройщик на первых порах помог нам с полами, побелил церковь (уже после передачи епархии), сделал свет. Ну а потом — 2014 год, кризис, и мы оказались предоставлены сами себе. Площадь храма маленькая, большая община здесь не может собраться — соответственно, и доходы мизерные. Мы находили меценатов, которые нерегулярно, но точечно нам помогали: например, сделали иконостас, расписали часть храма, облицевали египетским мрамором периметр. Сейчас стоит вопрос о росписи оставшейся части храма, она ещё белая.

Приход на свои скудные доходы собрал средства на иконы в иконостас: сейчас вы видите две установленные иконы, ещё две пишутся. Будут расписаны царские двери, а также дьяконские. Это целая программа «Иконостас», она представлена у нас на странице «ВКонтакте», с чёткой сметой. Общая сумма разбита так, чтобы человек мог посильно внести средства (минимальный вклад — 5 тысяч рублей). Мы собираем деньги, изготавливаем иконы, потом делаем табличку, куда вписаны имена всех жертвователей, она крепится на задней части иконостаса.

Наша община — это в основном бабушки, которые живут рядом и которым далеко ходить в другие храмы, а также семейные люди. Из самого дома, в котором порядка 700 квартир, приходит человек десять. Может быть, жильцы — в основном люди неверующие. Или если верующие — прихожане других храмов.
В этом нет никакой странности. Но все про нас знают: не заметить храм невозможно. Я как пастырь общаюсь со всеми. Если приходят, я делаю мини-экскурсию, рассказываю нашу маленькую историю.

Беда в чём? Уровень культуры не у всех жителей дома на высоте. Помните классику, «Собачье сердце», про стульчак? (Имеется в виду цитата: «Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнётся разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах». — Прим. ред.) Люди могут курить, бросать вниз бычки, какие-то вещи использованные. А так как в Приморском районе большие сквозняки, эти отходы часто заметает к нашей лестнице. Уборщицы у нас нет, мне приходится самому подметать.

Я знаю про нарекания по поводу экстерьера храма, но тут мы ничего поделать не можем: что получили — то получили. Внутри же — вы видите насколько благолепно всё сделано.

Когда я впервые увидел храм, подумал, что вход будет с проспекта Королёва (вход в храм — со двора, расположенного над торговым комплексом. — Прим. ред.). Сейчас есть указатели, но люди, уставшие от обилия рекламы, часто не обращают на них внимания. Я думаю, расположение входа напрямую сказывается на посещаемости. Сюда приходят в основном на молитву. В течение недели храм открыт, но людей заходит очень мало. А храм должен жить. Мы немного страдаем, но, с другой стороны, кто хочет, всё равно сюда приходит.

Что касается соседства (с ТК «Зенитка» и фитнес-центром. — Прим. ред.), меня оно совершенно не коробит. Давайте размышлять конструктивно: есть храм, это данность. Есть различные организации: магазины, фитнес. Что мы должны сейчас сделать? Распилить здание? Их выселить и всё захватить? Или нас выселить? Мы не соприкасаемся с магазинами, имеем отдельный вход.

Храм периодически обсуждают в СМИ, как правило, в отрицательном контексте. Или даже выдумывают мифы: мол, церковь крышует магазин. Запустили выражение «Спас-на-диете». Сначала чисто по-человечески оно меня покоробило: люди нецерковные берутся размышлять о том, как должна быть устроена церковь. А потом подумал: «Слушайте, а прикольно!» Имя «христианин» тоже было нарицательным, и крест — орудие смерти. А христиане смогли по-другому на это посмотреть. Теперь относимся с юмором: «Спас-на-диете» — так «Спас-на-диете». Хотя церковь не спасская, у нас всё-таки престольный праздник — Фёдора Ушакова, так что, наверное, было бы правильнее «Фёдор-на-диете». Но люди не знают названия, поэтому сочиняют.

Площадь перед храмом нам не принадлежит, мы иногда её используем, например для крестного хода на Пасху (храм так построен, что его не обойти). 
В престольный праздник 5 августа в прошлом году, так как народа было много, заняли часть площади под застолье: у ступеней поставили столы и всех желающих угощали чаем с пирогами. В этом году 5 августа мы собираемся сделать то же самое, приглашаем всех читателей.

Стоимость однокомнатной квартиры

от 5 300 000 рублей

Аренда однокомнатной квартиры

от 21 000 рублей
в месяц*

Источник: ЦИАН (1, 2)


Ольга Ушакова

архитектор, член Союза архитекторов и Союза художников, доцент кафедры архитектурно-строительных конструкций СПбГАСУ

Чётких критериев того, что именно можно назвать домовой церковью, нет: это храмы, принадлежащие дому или ведомству, встроенные или пристроенные к зданию. Иногда церковь юридически была домовой, но стояла обособленно.

Раньше домовые храмы существовали в респектабельных богатых домах.
А раскол русской Церкви при патриархе Никоне повлёк к тому же создание тайных домовых церквей. Известно, что в особняке Рябушинского в Москве была старообрядческая домовая церковь-часовня.

Из ведомственных храмов можно вспомнить церковь Конюшенного ведомства в Петербурге, где отпевали Пушкина, она до сих пор действует. Восстановленный храм Святой Великомученицы Екатерины в Академии художеств тоже можно отнести к домовым церквям.

Как правило, домовые церкви представляли собой помещения в доме — иногда они имели алтарную часть, иногда это были часовни. Некоторые домовые церкви тем или иным способом акцентировались на фасаде: например, был купол с крестом.

Во времена советской власти почти все домовые церкви потеряли религиозную функцию. Сейчас их иногда восстанавливают, как тот же храм в Академии художеств.

В новейшее время интерес к домовым церквям возник параллельно с храмостроением как таковым. Такой тип культового заведения является попыткой приблизить храм к жилью. Современные примеры очень разные. Некоторые варианты кажутся приемлемыми с архитектурной точки зрения, но сомнительными — с семантической. Например, я недавно была в Праге: там русская православная церковь находится в здании 1960-х годов, по форме похожем на шайбу — круглое, плоское, будто летающая тарелка, без каких-либо атрибутов культового учреждения.

В случае с ЖК «Зенит» церковь оказывается между фитнесом и супермаркетом, что семантически снижает её восприятие. Если бы её окружала богословская школа — даже при такой архитектуре — это выглядело бы вполне естественно.
Но жильё... Я понимаю архитекторов: жилой комплекс становится кулисами, задним планом для церкви. Но не могу рукоплескать проекту.

Возведение храмов в кварталах новостроек уже стало традицией, безусловно, процесс будет продолжаться. Архитекторы обслуживают потребности людей — и религиозные нужды никуда не делись. Важно найти новый язык, чтобы храм в таких кварталах существовал органично. Наша Церковь ортодоксальна, она говорит языком историческим, тем более что 70 лет культовая архитектура в принципе не развивалась. В этом смысле, мне кажется, интересен опыт Финляндии. В Хельсинки в 2012 году построили Часовню тишины Камппи: это современный архитектурный объект, очень интересный — и он общедоступный. Часовня позволяет погрузиться в атмосферу высокого, хотя находится на торговой площади.

Социальный заказ на культовые учреждения должен оформляться на уровне Генплана — так же как школы, магазины, детские сады и прочая инфраструктура жилых кварталов. Тогда можно будет выбирать достойное место — скажем, в парковой зоне, — а не встраивать культовое сооружение в готовый микрорайон – теряя, например, детские площадки.

Собственно домовые церкви, мне кажется, тоже будут возникать: те же ТСЖ могут выделять в домах помещения под культовые функции. При многих больницах есть современные церкви, они тоже могут называться домовыми.
И они действительно необходимы: бывают ситуации, когда мы обращаемся к богу чаще, чем обычно.