В рубрике «Где ты живешь» The Village рассказывает о самых известных и необычных домах и их обитателях. В новом выпуске мы отправились в жилой комплекс класса люкс «Парадный квартал» в Петербурге. Он находится рядом с Таврическом садом на месте снесенных казарм Преображенского полка (постройка начала XIX века). Комплекс, который закончили возводить три года назад, является редким для Петербурга примером масштабного современного ЖК в исторической застройке центра.

Фотографии

Виктор Юльев

ЖК «Парадный квартал»

Застройщик: Строительная корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга» (ЛСР)

Архитекторы: И. А. Солодовников, Н. М. Сергеева, Т. П. Кулибичева, И. Б. Ноах, при участии М. В. Баранчиковой

Адрес: квартал, ограниченный Парадной ул., Виленским пер., улицами Радищева и Кирочной

Постройка: 2008–2014

Количество квартир: 841 в восьми жилых корпусах*

Высота: 7–11 этажей

*Все квартиры, а также 61 коммерческое помещение проданы**

**По данным компании-застройщика на июль 2017 года


Квартал стоит как будто на высокой платформе — на едином для всех корпусов ЖК паркинге на цокольном этаже. Впрочем, со стороны комплекс почти не видно: он как будто изолирован от прочей жизни в районе метро «Чернышевская» — с барными улицами, коммуналками и пилотной зоной платной парковки. Не все знают, что в центре квартала есть доступное общественное пространство с фонтаном — обычно оно выглядит пустынным. Летом в темное время суток большинство окон в домах «Парадного квартала» не светятся — впрочем, возможно, это объясняется тем, что многие жильцы уехали на отдых (в пресс-службе компании-застройщика корреспонденту The Village сообщили, что все квартиры в ЖК проданы).

Цены на большинство квартир комплекса восьмизначные. Два года назад «Фонтанка» писала о том, что в «Парадном квартале» живут высокопоставленные чиновники и статусные бизнесмены: например, тогдашний вице-губернатор (ныне — депутат Госдумы) Игорь Дивинский и глава сети кондитерских «Сладкоежка» Михаил Саксонов. Основной контингент комплекса — семьи с детьми: это, как ни странно, роднит элитный ЖК с бюджетными новостройками типа «Северной долины» и «Новой Охты».

Цена двухкомнатной квартиры

25 500 000 рублей

Цена трехкомнатной квартиры

от 28 400 000 рублей

Цена четырехкомнатной квартиры

от 40 000 000 рублей

Аренда однокомнатной квартиры

115 000 рублей в месяц

Аренда двухкомнатной квартиры

75 000 рублей в месяц

Аренда трехкомнатной квартиры

от 160 000 рублей в месяц


Источник: 1, 2, 3, 4, 5, 6

Героиня этого выпуска Дина Воронина живет в «Парадном квартале» с мужем и тремя сыновьями — шестнадцати, пяти и трех лет. Она рассказала The Village, как территорию ЖК используют дети, и сравнила новый комплекс со старым домом в центре, в котором жила раньше. А архитектурный критик Мария Элькина поделилась мнением о том, вписался ли «Парадный квартал» в историческую застройку.

Трехкомнатная квартира

(с отделенной от гостиной детской)

Площадь: 110 квадратных метров

Высота потолков: 3 метра

Два санузла

Коммунальная плата: 10 тыс. рублей в месяц*

Плата за паркинг: 3 тысячи рублей в месяц

*Параметры квартиры героини материала


Дина Воронина

главный врач ортодонтической клиники «Атмосфера улыбки»

Мы поселились здесь три года назад, когда у нас должен был родиться третий ребенок. Сначала смотрели квартиры на севере города, но ничего не легло к сердцу. И потом вдруг подруга посоветовала посмотреть этот район. Эта квартира была первой, которую мы увидели, она нам очень понравилась. Решающую роль сыграло местоположение: рядом — метро и Таврический сад. Мы настолько полюбили этот квартал, что не представляем другого места в Петербурге, где хотели бы жить.

Жилой квартал очень удобно организован. Есть отдельный паркинг — это решает большую проблему с парковкой в центре. Въезд в паркинг — по индивидуальной карточке, закрепленной за машиной жильца. Нельзя въехать, затем выйти из паркинга и вернуться на еще одной машине. Если же ты въедешь за кем-нибудь вслед, пока ворота открыты, — потом просто не выедешь. Раньше был въезд с брелка, но сейчас его отменили. Из паркинга мы на лифте поднимаемся к квартире. В комплексе есть фитнес-клуб, в который также можно пройти через паркинг.

Очень здорово, что территория закрыта для машин: дети гуляют — и никто не волнуется за их безопасность. Правда, зачастую не может проехать скорая. Есть пандус, по которому теоретически должны заезжать машины экстренных служб. Но на практике нужно дозваниваться до администратора ЖК и согласовывать проезд скорой помощи с ним. Мы однажды столкнулись с такой ситуацией: пришлось выйти и встретить врачей. Возможно, тут срабатывает и фактор ограничений по весу машины — ведь паркинг находится внизу под площадью.

Сама площадь с фонтаном круглосуточно открыта для всех, только фонтан отключают на вечер-ночь. Бывает, кто-то пытается попить пиво у фонтана — но за этим строго следят через камеры. Кто-то приходит пофотографироваться, а в основном здесь гуляют семьи с детьми из ближайших домов.

Заходя в квартал, чувствуешь его обособленность: многие говорят, что это город в городе. Мне кажется, здесь предполагается изолированная жизнь. Любимые дворы алкоголиков и наркоманов не здесь, так что эту сторону жизни мы почти не видим. Дома с коммуналками тоже расположены в отдалении. Может быть, это жизнь в розовых очках, но мы же знаем, что там, снаружи. Жили раньше, видели. Поэтому ценим настоящее.


Я иногда подолгу не вижу своих соседей: выходя через паркинг, многие друг друга не встречают. Наверное, задумано так, что если не захочешь — никого не встретишь


Кстати, у меня прекрасные соседи — в том числе за них я люблю этот квартал. Активные, молодые (хотя есть и взрослые пары), путешествующие — у нас всегда найдутся общие интересы. Много многодетных семей. Моя соседка по площадке — мать трех дочерей. Ну а у меня три сына, так что при встрече мы загадочно смотрим друг на друга. Мы общаемся, младшие дети ходят в одну группу в садик. Вместе ходим в спортклуб, выручаем друг друга сахаром и мукой. У соседки наверху тоже трое деток. Она моя бывшая пациентка (я ортодонт), уже после ее лечения мы встретились в квартале.

С маленькими детьми тут вообще все просто: в квартале есть детский сад, плюс вокруг — много обычных муниципальных детсадов, многие детки ходят в них. Родители водят малышей в местный спортклуб. Дети гуляют около фонтана — это место не очень ветреное, в отличие от остальных. Не знаю, правда ли это: слышала, что квартал построен по итальянской планировке — так, чтобы сильнее проветривалось. Поэтому ветер тут довольно ощутимый.

С ребенком-тинейджером тоже удобно: мой сын ходит в ту же школу, что и я когда-то, — на углу Жуковского и Маяковского, она в пешей доступности. Добегает до метро и едет на тренировку в Парголово.

Соседство с высокопоставленными чиновниками и бизнесменами на нас не сказывается — я их просто не вижу. Только по машинам в паркинге можно догадаться, какие люди на них ездят. Скорее всего, они живут на этажах повыше, где квартиры большего размера. Могу вспомнить только один момент: когда в определенное время выезжаешь из паркинга, какие-то охранники преграждают всем проезд. При этом паркинг довольно пустой, можно было бы спокойно выехать. Но есть считанные минуты, когда кому-то дают проехать первым.

Не думаю, что квартал заселен больше чем на 50 %. И, полагаю, здесь больше хозяев, чем арендаторов. Хотя я знаю, что в одной из соседних квартир хозяева уехали в другую страну, и ее снимают англичане.

В каждой парадной есть консьерж, на территории квартала установлены камеры видеонаблюдения. Консьержи постоянно меняются. В комплексе есть администратор — строгий мужчина в темной одежде. Мы сталкивались с ним, когда в квартирах шел ремонт. Его делают строго по расписанию: начинают не раньше 9, есть обязательный перерыв на дневной сон детей, нельзя работать в выходные и праздники. За соблюдением правил достаточно хорошо следили.

Кстати, контролируются все моменты, связанные с внешним обликом зданий. Даже если делаешь маркизу над окнами или дверью, нужно согласовать с управляющей компанией. Комплексом управляет ТСЖ, его работу оцениваю как нормальную. Хотя всегда можно найти к чему придраться… Но зимой снег расчищают. Цветочки к лету сажают. Хотелось бы, чтобы следили за запретом на выгул собак, но это, наверное, сложно.

В парадной, разумеется, есть колясочная и место для хранения велосипедов. Кто-то рассказывал, что в новых домах бывают помещения, где можно помыть собаку после прогулки, но тут такого нет.

У нескольких квартир в доме, включая нашу, есть террасы: они находятся над бассейном и фитнес-клубом. Теоретически соседи могут заходить к нам (террасы отгорожены невысокой декоративной решеткой — Прим.ред.), а уж детей мы иногда отлавливаем через четыре террасы. Но ни с какими проблемами в связи с этим не сталкивались. Если честно, террасой мы пользуемся не часто. Есть небольшое ощущение дискомфорта от того, что сверху окна других квартир: мало ли, что-то выпадет. Плюс из этих окон нас видно. Да и погоду для прогулок сложно выбрать: на террасе либо прохладно, либо — если выглядывает солнце — жарко.

Из проблемных моментов жизни в квартале могу отметить, что гостям сложно найти квартиру — тут около пяти корпусов с идентичным адресом. Не знаю, как понять такую нумерацию (по официальной версии, юридически у дома один адрес, потому что все корпуса возвели на едином паркинге-стилобате — Прим.ред.). Еще можно было бы придраться к слышимости в квартире, но когда у тебя трое детей, лай соседской собаки не очень раздражает.

В квартале есть магазинчики, кафе и чуть ли не четыре стоматологии. Мне как врачу-стоматологу интересно за ними наблюдать. Заметила, что стоматологии — как, впрочем, и многие другие заведения — здесь не очень надолго задерживаются. Наверное, аренда высокая, а проходимости как таковой нет. Прижился магазин-гастроном, держится кафе «Буше» и, пожалуй, «Ароматный мир».

Продуктовую проблему мы решаем при помощи ближайшего — Мальцевского — рынка на улице Некрасова. У меня там есть знакомые продавцы, к которым я уже привыкла. Знаю, что некоторые хозяйки ездят через Неву в «Окей» и возвращаются с большими пакетами. Маленькие магазины типа «Семьи» есть поблизости, и там можно купить вещи первой необходимости.

Когда-то мы с родителями жили в центре, на 2-й Советской, в старом доме с двором-колодцем, на последнем этаже. Ту жизнь не сравнить с сегодняшней. Это было в конце 90-х — начале 2000-х, в нашей парадной можно было запросто встретить наркоманов, это было страшно. Ванна стояла на кухне — стоило больших усилий выгородить под нее кусочек квартиры. Все было по-другому, кроме одного очень важного момента — местоположения: оттуда три минуты до метро «Площадь Восстания», и весь город для тебя оказывался вблизи.

Потом, до переезда в «Парадный квартал», мы с мужем жили на Ленинском проспекте. Друзьям, которые там остались, я говорю: «Не забывайте, что Петербург намного дальше, чем Ленинский». Ведь и они, и их дети проводят жизнь в основном там. А мы живем тут и видим красоту города каждый день. Как-то я шла с маленькими детьми по Кирочной улице, и средний сын — ему на тот момент было четыре года — сказал: «Посмотри, какие красивые здания!» Они их могут видеть не по праздникам, а каждый день.

Мне кажется, архитектура «Парадного квартала» гармонирует с историческим центром. На мой взгляд, это один из самых красивых новых комплексов в городе. Он гармонично вписывается, не портит облик города.

Сегодня я ехала, слушала программу на «Маяке», и ведущий Сергей Стиллавин рассказал, что Артемий Лебедев купил в Петербурге квартиру и сделал ремонт в парадной. Это возмутило соседей: «Зачем вы трогаете парадную, ведь будет видимость того, что у нас все хорошо!» Я думаю, это проблема старых домов: соседи, которые не приемлют инициативы по улучшению. Все эти запахи в парадных. Совсем другое ощущение.

Раньше я не думала, что в центре стоит жить с детьми: в спальных районах есть парки, и инфраструктура — сады, школы — более развита. И вот судьбой нас занесло сюда, и мы не жалеем.


Мария Элькина

архитектурный критик

На мой взгляд,  высокая платформа, на которой стоит «Парадный квартал», — самое плохое из решений. В центре места мало и уплотнительная застройка ни к чему, тем более такая агрессивная. Правило довольно простое: если уж новое здание решились построить в центре, то ключевой вопрос всегда в том, что оно добавляет к окружающей среде, чем обогащает ее. «Парадный квартал» только отнимает.

Строительство на платформе может быть оправдано, когда цель — спастись не от других людей, а от машин. Такие кварталы есть в Вене и Милане. Там не жилье, а целые районы, где есть и магазины, и офисы, и даже церковь. Они полностью пешеходные, там свои площади, переходы, и нет никаких ограничений для входа на визуальном уровне, никаких решеток, калиток, будок охранников.

Жизнь в городе предполагает большое количество людей кругом, и если есть желание отгородиться от них, то, наверное, правильнее жить в пригороде или в деревне, там это не является нарушением естественного порядка вещей. Смысл центра Петербурга в его гетерогенности, время замков, башен и особняков прошло.

При этом «Парадный квартал» — типичный, но и довольно показательный пример неудачной петербургской архитектуры. В ней есть намек на классицизм, очень поверхностный, но и он визуально не выдержан. Можно долго разбирать, что именно не так, но суть передается анекдотом. Одному жителю Одессы не понравился реквием Моцарта, но сам он в концертном зале его не слышал, ему сосед напел. Это довольно распространенный подход, и говорит он о глубочайшем культурном упадке, а вовсе не о том, что мы чтим традиции. Мы даже разучились понимать, в чем они состоят. В старом Петербурге важен средний масштаб, относительное спокойствие ритма, монотонность, слегка бестелесное ощущение от штукатурки, цвет, благородство. Это и стоило бы перенимать. Да и просто странно, что мы делаем архитектуру, которая в профессиональном отношении не котируется нигде и никак, и не чувствуем в этом ущербности. Это ведь тоже против петербургского обычая, для города всегда важно было признание извне.