Террасные дома на Мещерке нравятся многим. Они не похожи на жилые здания в других районах города. У них большие зеленые дворы и палисадники. Кому-то они напоминают бразильские фавелы из-за пестроты фасадов, но чаще всего их зовут немецкими. Мол, европейское качество: немцы строили.

Фотографии

Илья Большаков

В новом выпуске рубрики «Где ты живешь» жительница дома № 40 по улице Карла Маркса Альбина Веденеева рассказывает The Village о том, как менялся микрорайон, что за люди сюда приезжали и как выглядел волжский берег до появления «Седьмого неба».


Проект: специалисты Центрального института экспериментального проектирования жилища в Москве (ЦНИИЭП жилища) под руководством Бориса Рубаненко, Вадим Воронков

Стиль: типовые дома улучшенной планировки

Годы строительства: 1992

ПОДЪЕЗДОВ: 10

КВАРТИР: 150

Этажей: 5

Высота потолков: 2,5 метра


Альбина Веденеева

жительница дома № 40 по улице Карла Маркса

Каменные лепестки

Экспериментальный жилищный комплекс (ЭЖК) «Мещерское озеро» начинается домами на улице Пролетарской. Если посмотреть на них с высоты, расположение зданий напоминает скрученные лепестки роз. Помимо домов № 32 и 40 по улице Карла Маркса, должны были построить еще один комплекс (один десятиэтажный и один пятиэтажный террасные дома) и таким образом завершить проект. Но случился дефолт. Наш дом оказался последней ступенькой последнего вагона, в который мы с семьей и заскочили.

Дома № 32 и 40 по улице Карла Маркса — это молодежная стройка (МЖК). В них, как правило, заселялись люди одного возраста: 32–35 лет. Согласно программе МЖК сотрудники предприятий в течение трех лет уходили работать на железобетонный комбинат ЗКПД-4. Там, изготавливая панели для домов, они зарабатывали на квартиру. Так что дом, в котором мы живем, строили наши мужья.

Квартиры распределяли в зависимости от количества детей в семье. У нас двое детей, поэтому нашей семье полагалась двушка. Но в НИИТОПе (Нижегородском институте технологии и организации производства), где трудился муж, многодетных семей не оказалось, и нам дали четырехкомнатную квартиру.

«В этих домах все не так»

Мы внимательно следили за тем, как строился дом, часто сюда приходили и радовались каждой новой балке (балки имели форму буквы Г и звались «гуси»), плите. Дом возводился около двух лет. Конечно, когда все было готово, счастью нашему не было предела. Мы переехали, сын пошел в первый класс, а дочь — в третий.

Эти необычные здания, как говорят, построены по немецкому проекту. Они интересные, красивые. Но, когда смотришь на фасад, из-за пестроты цветов, в которые выкрашены балконы, дом похож на курятник. Проектом не было предусмотрено остекление, единое оформление лоджий. Когда идет косой дождь, все заливает водой по самые окна. Поэтому жители решили проблему сами.


Чем выше квартира, тем меньше ее площадь. Лоджии тоже разные.
Первый этаж — десять квадратных метров, второй — пятнадцать. Те, у кого лоджия просторная, делают оранжереи, комнаты, спальни


Все квартиры в доме разные. Первый-второй этажи занимают двухэтажные квартиры. Предполагалось, что в них будут жить инвалиды. Для них был предусмотрен отдельный вход со двора, остальные заходят в подъезд.

Обычно квартиры, расположенные друг под другом, имеют одинаковую площадь и планировку. В террасных домах все не так. Там, где у вас ванная, у соседа может быть кладовка. В квартирах на втором этаже есть два туалета. Один совмещенный, второй отдельный, ближе к выходу. Чем выше квартира, тем меньше ее площадь. Лоджии тоже разные. Первый этаж — десять квадратных метров, второй — пятнадцать. Те, у кого лоджия просторная, делают оранжереи, комнаты, спальни.

Дружба дворами

Наш дом сдавался без отделки, поэтому квартиры ремонтировали как могли, исходя из собственных финансов. Всему учились друг у друга, соседей. К примеру, отделочным штукатурным работам.

Дом № 40 по улице Карла Маркса пятиэтажный, без лифта. Волей-неволей люди знакомились друг с другом. Поводов для общения, возникновения дружбы было множество. Мы работали на одних предприятиях, были одного возраста, имели детей-погодков.

Моя семья дружила еще с двумя из того же подъезда. Мы постоянно собирались то у одних, то у других. Каждую пятницу проводили чаепития. Летом все вместе загорали во дворе: брали пледы, ракетки, мячи. Бывало, покупали абонемент в школьный зал (в здании через дорогу) и всем подъездом, дети и взрослые, играли в волейбол, пионербол.

Однажды летом в микрорайоне случилось аварийное отключение электричества. Родители были обеспокоены, поскольку без электроплит ничего приготовить нельзя. Тогда мы соорудили во дворе мангал, устроили полевую кухню. Дети были просто в восторге. К моменту, когда сварилась каша (а это было несколько часов), свет уже дали.

Новый год, Рождество тоже отмечали семьями. Около дома № 32, где сейчас хоккейная коробка, ставили большую елку, разжигали огромный костер. Играли на баяне, на гитарах, танцевали, пели песни. Шампанское лилось рекой. Был большой праздник. Когда не было «Седьмого неба», все парады на площади Минина мы могли видеть из окна.

Зеленая зона

Вообще до строительства жилого комплекса «Седьмое небо» с организацией отдыха не было проблем. Песчаник и заросли начинались в пятидесяти метрах от дома. До появления нового микрорайона здесь было очень красиво. В годы моего детства на месте комплекса «Мещерское озеро» располагались болота. Уже при нас на берег намыли песка. На нем появились небольшие ивовые кустики, которые быстро превратились в живописную рощу.

Когда мы собирались гулять, все мальчишки-первоклашки с ближайших подъездов шли с нами. Я им рассказывала про цветы, деревья. Было грустно, когда появилась строительная техника.


Здесь, на песке, все вырастает с большим трудом. Когда кто-то тут ломает, вырубает деревья, меня это очень злит. Зеленые дворы
наших домов — это дело рук жителей


Никто, как мещеряки, не борется за каждый зеленый кустик. Здесь, на песке, все вырастает с большим трудом. Когда кто-то тут ломает, вырубает деревья, меня это очень злит. Зеленые дворы наших домов — это дело рук жителей. Деревья, кустарники, цветы привозили с дачи, из леса. Здесь все высажено нашими руками, кроме ив и тополей: голубые ели, рябины, клумбы — все это появилось вместе с людьми.

Насколько мне известно, по городскому проекту территория за нашим домом (там, где сейчас «Седьмое небо») должна была стать парком. Жаль, что этого не случилось.

«Первый О»

В школу № 176 ходили ребята со всего микрорайона. Она огромная, на 2000 человек, с хорошим спортивным залом. Заполнялась постепенно, по мере строительства новых домов. Помнится, когда я пришла к сыну на линейку, увидела учительницу с транспарантом «Первый О». Мне стало не по cебе, потому что за «О» были и другие буквы. Да и по зданию я долго ходила, боясь заблудиться. Иду к директору — пытаюсь запомнить этаж, местоположение учительской.

Когда стали строить «Седьмое небо», конечно, многое изменилось. Испортился вид из окна: вместо деревьев выросли дома, появилось множество машин. Я все время удивлялась, как можно построить такой жилой массив и не подумать о парковках. Как можно сделать дорожки, выходящие в тупик или прямо на проезжую часть. Для детей это небезопасно.

Конечно, есть много перемен к лучшему. Появился «Ашан», другие магазины. Раньше здесь была обычная грунтовая дорога, как на селе. Потом ее заасфальтировали, сделали освещение. В течение пятнадцати лет ближайшая остановка располагалась на улице Акимова. Мы ходили туда пешком. Теперь появилась маршрутка Т-24, на которой люди ездят на учебу и работу. Конечно, ходит она редко и всегда битком. Это единственный автобус, следующий сразу в нагорную часть.

Я не хочу отсюда никуда переезжать. От наших домов далеко и поликлиники, взрослая и детская, и почта, и молочная кухня. Фактически никакой инфраструктуры, кроме магазинов. Но мне все равно здесь нравится.


Ира Маслова

урбанист, городской исследователь

Микрорайон Мещерское Озеро называют экспериментальным жилым комплексом. Также упоминают немецкий квартал. Это разные термины, которые часто путают.

ЭЖК — планировочное решение, которое, согласно городской легенде, разрабатывалось вместе с немцами. МЖК — социальная программа, по которой давали квартиры молодым семьям. Что касается немцев, то, по моему мнению, немецким кварталом часть микрорайона называть не вполне корректно.

Проектирование совместно с архитекторами из Магдебурга (столица земли Саксония-Анхальт, Германия) действительно имело место в соответствии с соглашением о сотрудничестве между СССР и ГДР. Строительство начали в 1987 году.

В публикациях советской прессы есть информация о том, что велись совместные исследования и перенимался опыт. Советские архитекторы узнавали у немецких об использовании технологий, норм площадей, принципов организации участка. Немецким архитекторам была интересна советская микрорайонная планировка. ЭЖК «Мещерское озеро» считался лучшим результатом этого взаимодействия.

Подчеркну, что немецкие архитекторы здесь ничего не проектировали. Хотя в основе лежали исследования, проведенные в ГДР. Проект формировали в Москве, его выполняла организация «Госгражданстрой». Она занималась стандартизацией проектов, разработкой новых решений. Некоторые приписывают авторство главному архитектору Борису Рубаненко. От Нижнего Новгорода проектированием реально занимался Вадим Васильевич Воронков — в те годы главный архитектор города Горького.

При строительстве ЭЖК «Мещерское озеро» были реализованы ценные творческие и социальные решения. Во-первых, благодаря грамотной планировке была обеспечена защита от ветра с реки. Здания выстроили «ладошками». Именно поэтому, когда гуляешь по Мещерке, ветра нет. А в ЖК «Седьмое небо» сдувает.

Еще одна ценность — качественная планировка дворовых территорий. У хрущевок тоже огромная придомовая площадь, но в большинстве случаев она неуютна, благоустройство отсутствует. На Мещерке оформлены газоны, установлены аккуратные заборчики, даже фонтан. Нужен ли он был дому? В общем-то, нет. Но это был знаковый проект, и фонтан украсил его.

Самое уютное пространство в микрорайоне — вблизи террасных домов. Они всем нравятся. Привлекает масштаб и открытость среды, связь между внешним и внутренним пространством дома за счет террас. Жители нижних этажей используют открытые веранды как собственный дворик. В сравнении с типовыми панельками «Мещерское озеро» любопытнее, поскольку в оформлении домов использованы разные цвета: желтый, красно-бордовый, светло-синий. Балконы расположены «ступеньками».

Проектом было предусмотрено строительство трех «ладошек»-кварталов. Построили два из них. Там, где сейчас находится «Седьмое небо», должен был располагаться административный центр, но эти планы нарушил 1991 год. Последний дом, № 40 по улице Карла Маркса, достраивали очень долго. Ключи от квартир новоселам выдавали до 1997 года.

Микрорайон Мещерское Озеро формировался вокруг одноименного водоема. Если бы проект был реализован полностью, была бы застроена вся территория по периметру озера. До появления двух ТРЦ (Castorama и «Седьмое небо») транспорт ходил только до улицы Акимова, минуя улицу Карла Маркса. Сейчас до Канавинского моста через улицу Карла Маркса ходит только одна маршрутка. Но из-за плохой транспортной инфраструктуры по-прежнему до ТРЦ, жилья тяжело добираться.

Парк на набережной Волги не планировался. Но идея строительства дороги, на мой взгляд, абсурдна. Как известно, чем больше дорог, тем больше проблем. Транспортная доступность Мещерки теоретически очень высокая, поскольку это геометрический центр города. Но фактически из-за старой привычки решать транспортные проблемы путем строительства новых дорог, а не грамотной организации общественного транспорта инфраструктура микрорайона остается недоразвитой.