Во вторник, 18 февраля, в Киеве начались самые ожесточённые за три месяца столкновения между сторонниками оппозиции и сотрудниками правоохранительных органов – около 30 погибших и сотни пострадавших. Ночью в Киеве прошли переговоры лидеров оппозиции и президента Украины Виктора Януковича, во время которых была достигнута договорённость о перемирии, однако радикальное крыло оппозиции поддержать её отказалось. В результате противостояние продолжается до сих пор.

Число сегодняшних жертв Майдана превысило 20 человек. Протестующие рассказывают о снайперах, засевших на крышах. Оппозиционеры заняли Октябрьский дворец, Европейскую площадь и улицу Грушевского.

Въезд автотранспорта в столицу со среды ограничен. Киевляне начали покидать центр города и правый берег Днепра. Метрополитен не работает, наземный транспорт ходит редко, движение на дорогах затруднено.

H&F поговорил с местными предпринимателями и узнал, что происходит с их бизнесом во время гражданской войны.

 

Бизнес в огне: Украинские предприниматели переживают революцию. Изображение №1.

 

Оксана КАВИЦКАЯ

Сооснователь сети магазинов Helen Marlen Group

Бизнес ведём точно так же, как и все бизнесмены на Украине и в Киеве. Никак. Магазины закрыты. Говорить сейчас о бизнесе вообще странно.

 

Бизнес в огне: Украинские предприниматели переживают революцию. Изображение №2.

 

Дмитрий КИСЕЛЁВ

Chief Growth Officer в дизайн-студии «Киселёв»

В связи с накалённой обстановкой в городе встречи переносятся под предлогом «давайте пересидим день-два, а там посмотрим». У нас вводится чрезвычайное положение, уже много где паника, вроде война будет похлеще. Сейчас никто не дёргается, всех распустили по домам, мосты должны перекрыть, везде очереди.

На Майдане сейчас не радикалы, а совершенно разные настоящие люди. Радикальные меры принимаются, потому что майдан всё время хотят зачистить. Когда по людям едет БТР, через баррикаду включается инстинкт самосохранения, и люди отвечают огнём этому БТР. Общество пропитано настоящим огнём и объединено. Многие бизнесмены и предприниматели сейчас делегировали все свои обязанности или взяли отпуск, чтобы или поехать на Майдан, или защищать свой народ (районы, машины, дороги, безопасность). Люди всё бросили, чтобы заняться этими делами. Я вообще положительно отношусь к происходящим событиям, как и к любым изменениям. Мотив борьбы — не присоединение к Евросоюзу. Настоящий мотив — борьба с системой, борьба за наше настоящее будущее.

 

Бизнес в огне: Украинские предприниматели переживают революцию. Изображение №3.

 

Дмитрий БОРИСОВ

Ресторатор

Бизнес — это люди. В военном положении, я считаю, нельзя рисковать здоровьем и жизнью сотрудников. Мы рекомендуем нашим сотрудникам не приходить в зону боевых действий, где находятся некоторые наши рестораны. Поддерживать на плаву бизнес в то время, когда стреляют, тяжело. На Майдане наш чураско-бар PIVBAR Beer&Beef закрыл арендодатель, так как торговый центр «Глобус» находится в эпицентре событий и военных действий. Потери тяжело посчитать  — посещаемость ресторанов упала минимум на 50%.

Как бы мне ни хотелось поддерживать людей, кормить и поить их бесплатно — сейчас делать так, как мы это делали последние три месяца, невозможно. Наши рестораны в центре закрыты. Тем не менее мы готовим, как и раньше, еду в наших ресторанах и привозим на Майдан людям.

 

Бизнес в огне: Украинские предприниматели переживают революцию. Изображение №4.

 

Александр Квитковский

Владелец интернет-магазина «Перекотиполе»

Мы продаём снаряжение для отдыха в интернет-магазине. Людям сейчас не до отдыха, естественно (разговор все время прерывается из-за шума Майдана. – Прим. H&F). Многим было необходимо снаряжение для Майдана, например спальные мешки, но мы предоставляли такое снаряжение бесплатно и никакой выгоды не получили. Социально ориентированный бизнес, в том числе и мы, поддерживает протестующих — у нас есть скидки для тех, кто идёт на Майдан и будет там использовать снаряжение.

Продажи за последние месяцы уменьшились на 30–40%. В последние дни наши поставщики не работают, и мы работаем не всегда. Я не знаю, как долго это продлится. Мы держим руку на пульсе — как только становится немного спокойнее, люди начинают что-то покупать, и мы начинаем активно работать. Когда всё успокоится, работать будем так же, как и раньше, может, немного усерднее. Как вернуть потери, мы пока не думали, да и не знаем, что тут можно сделать. Во время кризиса, что бы мы ни делали, продажи не увеличатся.

 

Бизнес в огне: Украинские предприниматели переживают революцию. Изображение №5.

 

Григорий МАЛЕНКО

Основатель агентства комплексного управления онлайн-репутацией SERM, сети быстрого питания BurgerBoom и сети продажи замороженных йогуртов Yogurtella

Все сферы бизнеса в замороженном состоянии. У меня есть как онлайн-бизнес, так и офлайн и могу сказать, что онлайн терпит не меньше. Точно уйдём в минус, точно в большой. Хорошо, что хоть наши сотрудники всё понимают.

Один из моих бизнесов — агентство по управлению онлайн-репутацией. Естественно, сейчас никому нет дела до репутации — даже большим коммерческим клиентам, например страховым операторам и банкам, совершенно не до этого.   

Я также развиваю сеть быстрого питания в регионах. Уже открыл первый ресторан в городе Белая Церковь в Киевской области. Прошло полгода после его открытия — оказалось, что бизнес-модель рабочая, и я собирался открывать ещё два ресторана в Белой Церкви, а дальше и по всей Украине. Теперь это неактуально — все планы заморожены. В Белой Церкви в мой ресторан тоже никто больше не ходит — люди экономят деньги, так как не знают, что будет дальше. Кроме того, из-за обвала курса люди, получавшие зарплату в гривнах, потеряли столько денег, что им теперь не до фастфудов. Риск дефолта на Украине превысил 60%. Многие уехали из города на Майдан.

В Киеве я открываю сеть итальянских замороженных йогуртов. Мы уже открылись в ТЦ  «Олимпийский», но позавчера ТЦ был закрыт, потом закрыт частично, да и в него просто никто не ходит: люди боятся идти в ТЦ, расположенный в нескольких сотнях метров от Майдана. Открытие точки продажи йогурта стоит минимум $40 000. Наша открылась две недели назад. Что делать сейчас, непонятно: людей нет — прибыли ноль. ТЦ не предложил нам арендные каникулы. Если арендодатели не пойдут навстречу, мы просто будем закрываться и забирать оборудование.

Разговоры с другими торговыми центрами об открытии точек пришлось отложить — о чём разговаривать, если никто даже представить не может, какая будет проходимость?

Вчера я поехал покупать продукты на неделю вперёд, и мясник в супермаркете «Novus» рассказал мне, что они к часу дня сделали уже трёхдневный оборот. Люди массово скупают продукты. Все понимают, что если закрывается въезд в город, не пускаются бензовозы, машины с продуктами, то всё скоро закончится.

Стреляют три дня — бизнес ещё не адаптировался, ещё ничего не придумал. Противостояние шло два месяца, но не было таким радикальным. Многие компании кормят людей, терпят убытки, но что делать — все всё понимают.

Фотография на обложке: ТАСС