В рубрике «Что нового» The Village встречается с людьми, которые лучше других знают, какие изменения происходят в разных областях городской жизни: в образовании, медицине, криминальной жизни, этикете или человеческих отношениях. Накануне праздников корреспондент The Village Александра Шевелева встретилась с семейным психотерапевтом Виктором Богомоловым, чтобы узнать, почему, даже если у вас финансовые трудности, переезжать обратно к родителям — плохая идея, как избежать разговоров о политике за праздничным столом и почему подведение итогов прожитого года может плохо кончиться.

 

О конфликтах в семье 

— Непонятно, что будет после новогодних праздников, но этот кризис многих заставил экономить: кто-то задумался о том, чтобы переехать обратно к родителям.

— В советское время несколько поколений жили в одной семье, и как-то все справлялись. Сейчас, когда всё изменилось, это странная, вынужденная мера. Мне кажется, если взрослые дети продолжают жить с родителями — это одна история. Если они возвращаются в родительский дом, пожив отдельно, — это плохой вариант, потому что назад пути нет. Очень велика вероятность, что будет много неприятных удивлений.

— Давайте обе ситуации разберём. Первая —  когда взрослый человек с мужем/женой остаётся с родителями, потому что понимает, что сейчас не лучшее время искать съёмную квартиру. Или взрослый молодой человек/девушка, которые планировали съехать, сейчас откладывают переезд.

— Если мы говорим про детей, которые находятся в браке (или в гражданском браке) и живут вместе с родителями, нам важно понять, что им это даёт и какую цену они платят. Понятно, что в отдельном проживании есть свои плюсы: свобода распоряжаться пространством, временем, интимной жизнью. Но понятно, что кроме финансовых факторов есть что-то ещё.

— Мама всегда покормит тебя и избавит от одиночества.

— Жизнь с родителями создаёт дополнительные риски. Мне кажется, не все молодые люди готовы эти риски учитывать. Как обойтись с мамой? Как будут строиться отношения моей девушки (жены) с родителями? Что будет происходить между ними? Как я могу влиять на потенциальные конфликты? Люди часто не готовы решать эти проблемы. А если их не решать, то риски конфликтов и проблем нарастают. 

 

 

 

 

 

 

Я не могу вспомнить хорошую историю про то, как человек вернулся
и счастливо зажил с родителями

Семейный психотерапевт Виктор Богомолов — о будущем брака и проблемах совместного выживания в кризис. Изображение № 1.

 

— Какие потенциальные конфликты это влечёт?

— Например, мама может воспринимать сына больше в роли сына, чем мужа его жены. Жену это может раздражать. Мама пытается мужа покормить, сделать его жизнь лучше, берёт на себя часть забот, связанных с ребёнком. Так могут начаться конфликты между женой и бабушкой. Всё это не очень хорошо, потому что муж, например, хотел бы больше времени проводить с ребёнком, но его отодвинули. И получается такой клубок проблем: муж в стороне, работает, ребёнком занимаются женщины, и между ними напряжённые отношения. Жена расстроена, потому что её раздражает недостаточно мужественное поведение супруга. В идеале муж может быть заботливым папой, много времени проводить с ребёнком, и тогда, возможно, его маме будет сложнее воспринимать его самого в образе ребёнка. Это один пример риска, который может возникнуть, когда люди живут вместе. Я не говорю, что так обязательно будет — это просто пример.

— Если молодые люди живут не у родителей мужа, а у родителей жены. В этой истории какие потенциальные риски?

— Сложно сказать, но может быть недовольство уровнем заработка мужа. Или если человек потерял работу — а такое возможно, особенно сейчас. Понятно, что нахождение работы занимает долгое время, особенно если человек ищет достаточно высокооплачиваемую позицию. Получается, что или работает жена, или помогают родители. Может начаться недовольство со стороны родителей — что в семье есть человек, который ничего не делает. Хотя он может искать работу и, вообще, быть нацеленным на результат. При отдельном проживании эти риски меньше, хотя будет ещё сложнее с финансовой точки зрения.

 

 

 

О возвращении к родителям

— Но иногда нет вариантов: арендодатели требуют платить в евро, времени на поиски другой квартиры нет, и человеку ничего не остаётся, как вернуться в родительский дом. Как грамотно обустроить это возвращение?

— Вообще, лучше так не делать — это моя точка зрения. Если человек получил опыт отдельного проживания, он очень быстро привыкает к другому уровню создания своих границ и другому уровню свободы. Когда он возвращается обратно, он может быть неприятно удивлён: он привык к одному раскладу, а у родителей ничего не изменилось. Если есть возможность, то лучше снимать с друзьями или — если уж такая необходимость есть — подумать, как я могу сделать период совместного проживания с родителями как можно короче. Это не значит, что таких историй нет, но я не могу вспомнить хорошую историю про то, как человек вернулся и счастливо зажил с родителями. Безусловно, они есть в семьях, где очень тёплые отношения и родители не вмешиваются в жизнь взрослого ребёнка.

— Почему, если мы все такие хорошие люди: родители наши — как правило хорошие люди, мы — неплохие. Но почему же нам так сложно жить вместе?

— Здесь много факторов: и экономический (маленькие квартиры) и культурный (сложно не вмешиваться в жизнь детей). Кроме этого, совместная жизнь редко предполагает проживание равных людей.

— В любом случае, это иерархия, где есть главный и подчиняющиеся?

— Ну да. Допустим, кто-то готовит еду, и это его зона ответственности. Редко бывает, когда каждый сам отвечает за приготовление еды. Если это мамина зона ответственности, она через это может вами управлять.

— Есть ли какие-то способы отстоять своё личное пространство и границы в родительском доме?

— Я думаю, что один из способов — взять чуть больше ответственности, не отдавать бытовые задачи на откуп родителям.

— То есть поставить родителей перед фактом: так, свою комнату я убираю сама и за квартиру плачу я.

— Да, когда есть чёткие границы, будет лучше, особенно если вы их сами определите. Если вы за время своего независимого проживания изменили какие-то привычки, важно об этом сказать, например: «Я готовлю свою еду сама (сам)». Родители могут поворчать, но на самом деле вы очерчиваете какой-то круг задач, за который вы отвечаете, и тогда у вас меньше потенциальных проблем. Также и с деньгами, с организацией пространства.

 

Семейный психотерапевт Виктор Богомолов — о будущем брака и проблемах совместного выживания в кризис. Изображение № 2.

 

 

О личном пространстве 

— Как научить родителей стучаться, перед тем как входить к тебе в комнату?

— Многие умеют. Из того, что я слышу на консультациях, разговаривая про детей, с уважением к чужому пространству стало лучше. Хотя, конечно, у нас в стране после советского прошлого всё равно все эти границы проницаемы и легко нарушаемы. На самом деле лучше, конечно, если дверь закрывается.

— Да, но не будешь же въезжать к родителям со слесарем, который врежет замок, и говорить: «Значит, так, мам! Я ставлю замок». Можно как-то тактично поговорить, чтобы донести идею и не обидеть?

— Совершенно нормально объяснить, что вам важно знать, что никто вас не потревожит в тот момент, когда вы к этому не готовы. Это общая формулировка, но это правда. Если вы живёте один и кто-то к вам войдёт внезапно — это вызовет тревогу. Так же и здесь: понятно, что родители могут ответить: «Мы же тебе не кто-то, а самые близкие люди». Но это не отменяет того, что близкие люди тоже могут друг друга тревожить. Для того чтобы это напряжение минимизировать, лучше стучать в дверь.

 

Про то, как перестать ссориться

— Сейчас ведь многие потеряют работу. Как человека поддержать, если ты работаешь, а твой близкий сидит без дела? С одной стороны, понятно, что надо быть терпеливым, а с другой стороны, когда один кормит семью, а другой целый день тоскует, может даже ненароком вырваться: «Я тут пашу как конь, а ты даже мусор не можешь выбросить».

— Я думаю, что если вас что-то беспокоит, то лучше это аккуратно обсуждать. С другой стороны, люди не всегда понимают, что их беспокоит. Иногда они чувствуют напряжение, которое может выплёскиваться в такие фразы. Если вдруг у вас такая фраза вырвалась, это сигнал, что нужно провести переговоры: что вас беспокоит, что бы вы хотели, что можно было бы сделать. Это сложный разговор. Наверное, его лучше начинать с того, что вы цените в партнёре. А потом уже говорить, что бы вы хотели, чтобы партнёр делал чаще или больше.

 

 

Иногда люди говорят: «Мне не нравится, что ты то-то и то-то», но они не говорят, что бы они хотели поменять. Это такие банальные вещи, но это правда суперважно. Можно, конечно, вообще не говорить, что вас не устраивает, — это высший пилотаж, — а говорить про то, что сделает вас более счастливым, здоровым и радостным. Если вы что-то критикуете, человек закрывается, и ему приходится защищаться. Можно просто сказать, что бы вас сделало более счастливым, и это будет мотивировать человека на изменения в поведении, потому что большинство супругов хотят, чтобы их партнёр был счастливый и довольный. Это так.

Политика — очень личное дело, которое необязательно обсуждать даже с родителями

 

— То есть правильно вот так: «Мне было бы спокойнее, если бы ты, пока я на работе как ломовая лошадь, вымыл посуду, погулял с собакой, пропылесосил, отвёл ребёнка в кружок…»

— Начиная такой разговор, не надо перечислять много пунктов. Это может человека поставить в защитную позицию. Лучше выделить что-то для вас самое важное. Людям обычно несложно что-то сделать, если они видят, что это сделает их партнёра счастливым. Вторая часть — это поддержание этого поведения. Важно, что, если партнёр начинает делать то, что вы попросили, всячески это замечать.

— Всё как у доктора Павлова и его любимой собаки.

— Ну да, это работает. Эти приёмы — самые эффективные.

— Всё как с детьми: «Игнорируй нежелаемое поведение и поощряй желаемое».

— Так и есть. Как иначе? Мы все немного дети.  

— Если один из партнёров остался при работе, а другой — без, как организовать бюджет? Один в любом случае будет в позиции просящего. Как сделать так, чтобы никого не унижать?

— Важно соотноситься друг с другом. Например, если кто-то хочет что-то приобрести или потратить, нужно это проговаривать. Если это не проговаривается, кто-то из супругов может почувствовать себя уязвлённым: «Происходит что-то, на что я никак не могу повлиять». Это очень тяжёлое ощущение. Например, один из партнёров работает, и он может сказать: «Слушай, обычно мы ездили отдыхать вот так-то. Сейчас я думаю о таком варианте. А ты что думаешь?» То есть не говорить: «Мы делаем так-то и так-то. Точка». Это банальные вещи, но их лучше соблюдать.

 

 

 

Про родителей и политику

— Как перестать ссориться с родителями из-за политики? Вообще не разговаривать с ними об этом или переводить тему?

— Мне кажется, что тут сдвинут баланс личного и общественного: политика — очень личное дело, которое необязательно обсуждать даже с родителями. Попытка как-то переделать родителей — странная идея: у них есть свой жизненный опыт, и они делают свои выводы на основании той информации, которую получают. Но запрещать родителям смотреть телевизор — странно. Нужно ли вообще с родителями это обсуждать? Я не уверен. Если вы уже решили для себя, что это для вас суперважно, важно понимать, что это — минное поле. И тут работает не убеждение, а предоставление альтернативных источников информации.

— То есть подписка на «Новую газету» — всё еще неплохая идея для подарка маме и папе?

— Идея интересная, но, может быть, сначала сделать тест: например, принести выпуск журнала The New Times и просто оставить его где-то. Но я бы не стал так делать: вы входите в зону риска. Родители могут сказать, что это ужасно, или могут ничего не сказать. Тогда уже можно пойти чуть дальше и подумать о подписке. Молодые люди часто с сожалением говорят о том, что родители их принуждали к чему-то в детстве, но когда они пытаются переубедить родителей поменять политические взгляды — занимаются тем же самым принуждением. Если вы хотите, чтобы вас родители уважали, вам тоже надо проявлять уважение к родителям, даже если их точка зрения кажется вам абсурдной.

— Проблема в том, что политические ссоры чаще всего заканчиваются в плоскости личных оскорблений.

— Здесь важно ориентироваться на ощущения: если вы считаете, что есть риск перейти к каким-то оскорбительным выводам относительно друг друга, то лучше вообще такие вопросы не обсуждать.

— Если папа, например, начинает за столом радоваться, что наконец-то отстроим Крым и начнём ездить по здравницам, то лучше не поддаваться на провокации?

— В этой ситуации вы можете сказать, что предпочитаете отдыхать в других местах. Или вообще не поддерживайте этот разговор. Это ещё один из поводов, почему надо жить отдельно.

— Вообще почему разговоры о политике нас так сильно задевают?

— Потому что это завязано на нашу идентичность, на то, как мы определяем себя, с тем, что мы ценим. Некоторые люди к этому проще относятся и не делают эмоциональных выпадов и выводов, не связывают политическую позицию со своей идентичностью. Но таких сейчас не очень много. Сейчас есть тенденция описывать политическую позицию как свойство людей: есть «либеральные массы», «оппозиционные люди». На самом деле нет никаких «масс» и «людей». Есть вкусы и предпочтения, но они не описывают нашу идентичность. Если ты оппозиционер, значит, ты — а, б, в, г. Или если ты за Путина, то это тоже а, б, в, г. На самом деле, там нет никаких а, б, в, г. Важно помнить про это.

 

 

 

Про родственников и деньги

— Непонятно, что будет с экономикой, но есть риск, что сейчас внутри одной семьи кто-то станет богаче, а кто-то беднее. Есть ли какой-то способ предложить финансовую помощь родителям или родственникам так, чтобы не было обидно? Если у меня есть возможность помочь, например, родителям, как это сделать тактично?

— Лучше сказать прямо: «Я бы хотел тебе помочь». Дальше объяснить, каким именно способом. Это ведь тоже можно делать по-разному: можно купить холодильник, можно давать деньги. И спросить: «Что ты об этом думаешь?» И человек скажет.

— Стоит ли родственникам давать в долг? Или нет?

— Я не могу сказать ни «да», ни «нет». Это зависит от ваших отношений и вашей интуиции.

— В каких случаях точно не нужно давать в долг родственникам?

— Я бы ответил, что, наверное, не стоит давать в долг в тех случаях, если вы знаете, что человек очень не любит быть должным, и вы знаете, что он будет нервничать, ему будет неудобно. И дело тут не в деньгах, а в том, что это может привести к росту напряжённости. То есть важно чуть-чуть заглянуть в будущее и задаться вопросом: «Если я это сделаю, как это изменит наши отношения?» Если вы видите риски и опасности, можете не давать.

— Что, если мне родственник предлагает помочь деньгами? Брать или у друга лучше занять?

— Нужно оценить, как это может повлиять на ваши отношения: как я буду себя чувствовать? Будет ли у меня чувство вины? Тревоги? Но пока ты этого не сделаешь, не узнаешь.

 

Семейный психотерапевт Виктор Богомолов — о будущем брака и проблемах совместного выживания в кризис. Изображение № 3.

 

 

Про детей и дорогие подарки 

— Детям, в отличие от взрослых, очень сложно объяснить, что раньше мы ходили в это кафе, вот здесь покупали платья, а вот сейчас нам лучше туда не ходить и платьев пока не покупать.

— Можно объяснить так как есть: сейчас у нас нет возможности, кто-то из нас стал меньше зарабатывать. Ребёнок может быть недоволен, но это неважно: важно, чтобы было послание и чтобы была чёткость и ясность. Первоначальная реакция на какую-то границу может быть негативной, но маленькие дети легче привыкают к ограничениями. Другой аспект социальный и касается подростков: у Васи есть iPhone, у всех в классе есть iPhone, а у меня — нет. Это история про сравнение себя с другими. Важно объяснить, что это сейчас невозможно купить дорогой подарок и назвать причины. Важно понимать, что реакция подростка связана не с тем, что он вас ценит только за деньги, а с тем, что он сейчас проходит периоды, когда ему очень важна эта идентификация со сверстниками. И этот гнев будет не в ваш адрес, а из-за того, как он будет себя ощущать перед ними.

— Вот реальная история: ребёнок пишет в письме Деду Морозу, что хочет «Щенячий патруль» за 8 тысяч рублей и ждёт подарка. Мама с ужасом понимает, что она сейчас никак не может это купить. Что делать?

— Это может быть либо замена подарка чем-то аналогичным, но более дешёвым или вообще что-то другое, но можно попробовать приложить какую-то объяснительную записку от Деда Мороза. Например, что в этом году он не смог подарить всем детишкам то, что они просили, но в следующем году будет стараться исправиться.

 

 

 

Про эволюцию брака

— Кто ваши клиенты?

— Одна категория — это пары, вторая — это родители с детьми или родители с подростками. Пары обычно приходят с конфликтами, с изменами, с ситуациями, когда один партнёр не может определиться, хочет ли он продолжать находиться в браке или нет, а второй однозначно хочет.

— Какого возраста?

— В основном где-то до 40. Может, средний возраст пар 35–40. Я заметил, что сейчас приток клиентов: люди готовы вкладываться в такую область, как забота о душе.

— Это из-за повышенной тревоги?

— Это, с одной стороны, рост тревоги, а с другой стороны, понимание того, что материальные ценности могут обесцениваться, а психотерапия — один из способов вложения в себя.

— Вы в своей работе чувствуете, что происходит какой-то слом семейной модели, меняются ожидания от брака?

 

 

— Есть тенденция, хорошо описанная на Западе, и как мне кажется, я с ней тоже встречаюсь: сейчас у молодых пар появилась идея, что брак — это не только место, где человеку хорошо, где он проявляет и получает любовь и заботу, но и возможность саморазвития. Люди рассчитывают, что их партнёр тоже будет участвовать в этом духовном и личностном росте, будет в таком же процессе изменения. Если я изменяюсь, а партнёр — нет, то это сигнал неблагополучия. Эти идеи сейчас влиятельны. 

Мы не созданы для того, чтобы быть одинокими

 

— Есть только одна небольшая проблема: брак для этого не предназначен.

— Была же на TED лекция Эстер Перель, которая говорит о том, что впервые за историю брака наш партнёр должен быть для нас одновременно лучшим другом, искусным любовником, единомышленником и какой-то развивающейся многосторонней личностью. Эта планка очень высока — никогда такого не было — и она не опускается, только растёт. Это очень интересно.

— Интересно, что из-за этих постоянно растущих требований становится всё больше одиноких людей. Получается, что мы предъявляем друг к другу всё новые и новые претензии.

— Важно понимать, что эта проблема есть — планка очень высокая. Я недавно видел исследование, что одиночество и социальная изоляция сильнее влияют на смертность, чем курение, ожирение и проживание в загрязнённых районах. Мы не созданы для того, чтобы быть одинокими.

— А правда, что Новый год — это пора, когда люди принимают решение о разводе?

— У меня нет такой статистики, но я заметил, что многие любят заниматься подведением итогов года. Вопрос: стоит ли это делать? Я думаю, что нужно быть с этим аккуратным. Мы становимся немножко одержимы этой идеей подведения итогов, которая запускает постоянный процесс оценки. Если этот процесс запущен, вы сильно рискуете: есть большой риск сползания в депрессию, потому что легко прийти к каким-то негативным выводам о себе и о своём партнёре.

 

 

Фотографии: Иван Анисимов