В России не принято лечить головную боль: если она возникает, человек снова и снова пьёт обезболивающие таблетки и обращается к врачу, только если боль становится невыносимой. Между тем в Москве есть несколько специализированных клиник лечения боли, а в США и Европе специальность pain management существует уже несколько десятков лет. The Village поговорил с врачом из клиники по лечению боли Антоном Лободой о том, сколько можно принимать обезболивающего и какие симптомы говорят о том, что за болью скрываются серьёзные проблемы со здоровьем.

Как появились специалисты по лечению боли

Специальность pain management появилась примерно 70 лет назад в США и Европе. Всё началось после Второй мировой войны, когда солдаты, которые получили когда-то осколочные и пулевые ранения, начали приходить к врачам с жалобами на боль. Этой проблемой занялись анестезиологи, и они выяснили, что боль очень разная, она индивидуальна. Сейчас в Европе ни одна больница не будет открыта без специалиста по лечению боли. Любой специалист может получить сертификат по лечению боли, применив его в своей специальности.

В России проблемой боли занимаются давно, но всё это происходит на уровне отдельных учреждений. За эту тему берутся группы энтузиастов с разрешения глав медицинских учреждений, а общегосударственного подхода на уровне министерств здравоохранения и образования нет. Обычно у нас каждый специалист ищет у пациента «своё». Например, человек чувствует боль в грудной клетке, кардиолог смотрит и говорит: «Не моё», — и отправляет пациента к неврологу. Он тоже ничего не находит и перенаправляет больного к пульмонологу. Я называю это спихотерапией: специалисты спихивают пациента от одного к другому, а боль не проходит. Так может продолжаться довольно долго: человек перестаёт верить в медицину и не знает, что делать с болью. В таком случае он либо начинает лечиться самостоятельно, либо терпит. Мы идём от обратного: оцениваем боль и начинаем строить предположения, какого она характера и как её лечить. Иногда боль — это единственный симптом.

Я считаю, что терпеть боль в XXI веке — это варварство, сейчас есть огромный арсенал препаратов и техник к обезболиванию. Боль не стоит терпеть, необходимо понять её причину и начать лечение. К сожалению, очень мало врачей могут всесторонне помочь человеку с болью: не только назначить обезболивающие таблетки, но и сделать точечный укол в место, которое болит, или посоветовать комплекс упражнений, чтобы боль больше не возникала. Впрочем, обезболивание — это личный выбор каждого: тот или иной препарат обладает побочными эффектами. При наличии аллергии на какое-то обезболивающее его можно заменить на другой препарат из аналогичной группы, но с другим химическим составом. Хотя аллергия на обезболивающие препараты — редкость.

Какой бывает боль

Очень важно найти причину боли: мы не сможем полноценно обезболить человека, пока не определим причину болевых ощущений, их локализацию и тип. Есть определение международной ассоциации, изучающей боль, которое гласит, что боль — это сенсорно-эмоциональный ответ, ассоциированный с травмой ткани или её потенциальным повреждением. Сейчас боль начали разделять на ноцептивную боль, то есть связанную с травмой, нейропатическую, вызванную повреждением нерва, и дисфункциональную — то есть боль, при которой нарушается проведение и восприятие болевого импульса. Ещё можно сравнить острую боль и хроническую: острая боль — это брошюрка, а хроническая — это «Война и мир».

Как лечат головную боль

В России люди странно лечат головную боль. Они делают это сами: пьют спазмолитики, которые кому-то помогают, кому-то — нет, но не идут к врачу. В итоге боль возникает раз за разом и становится хронической. А это значит, что она чаще проявляется, сильнее беспокоит и люди начинают чаще пить обезболивающие. В конце концов боль может перерасти в медикаментозно индуцированную: человек ежедневно принимает обезболивающее, и головная боль возникает уже от применения препаратов. Народ об этом не знает и каждый день принимает по пять таблеток аспирина и по десять таблеток цитрамона. Люди не понимают, что они пьют таблетки, которые вызывают головную боль. Некоторые говорят: «Я даже не считаю». Принял таблетку — прошло, через два часа голова заболела — опять принял. Одна моя знакомая так три года сама лечила головную боль и заработала медикаментозно индуцированную боль. Что касается приёма таблеток, то всё индивидуально, но общая норма, не опасная для здоровья, такова: две таблетки обезболивающего в день не более двух раз в неделю.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я считаю, что терпеть боль в XXI веке — это варварство

«Человек не должен страдать»: Врач Антон Лобода — о том, стоит ли терпеть боль. Изображение № 1.

 

Как надо лечить головную боль

Существует три основных вида головной боли: головная боль напряжения, мигрень и кластерная головная боль. Головную боль напряжения интенсивно изучают уже лет 25. Раньше считали, что она возникает из-за напряжения мышц, а сейчас считается, что её катализатором является стресс. Часто с такими болями ко мне приезжают из офисов, после тяжёлых моментов на работе или в семейной жизни. Я беседую с человеком, задаю ему вопросы, через какой-то время он говорит: «Ой, голова-то прошла». Эта головная боль есть, пока ты на ней сфокусирован, но если отвлечься, боль пройдёт. Эта боль — двусторонняя, возникает одновременно справа и слева, и часто говорят, что она как шлем. Также её можно лечить обезболивающими, подходящая группа препаратов — НПВС (нестероидные противовоспалительные. — Прим. ред.). Если это хроническая боль напряжения, потребуются консультации психотерапевта и когнитивно-поведенческая терапия. Она направлена на то, чтобы человек научился отвлекаться от восприятия боли, переключая сознание на другие части тела.

Мигрень отличается от головной боли напряжения тем, что она односторонняя. Есть понятие мигрени с аурой, аура — это визуальные или чувствительные нарушения, которые сопровождают боль. Часто люди с такой мигренью прибегают к неврологу и говорят, что у них инсульт: онемела какая-то часть тела. Визуальным нарушением может быть скотома — область с нечёткими, зигзагообразными краями, которая появляется в поле зрения и со временем исчезает. Так проявляется классическая мигрень с аурой. Головная боль напряжения длится от четырёх часов и до недели, если она хроническая — до бесконечности. Мигрень не так продолжительна — обычно от четырёх часов до трёх суток, — но она очень сильная.

 

 

Есть такое понятие, как ВАШ — 10-балльная визуальная аналоговая шкала. Человеку предлагают использовать линейку с картинками, на которой нарисованы разные болевые гримасы. Каждой картинке соответствует цифра, и пациент называет ту, что отражает его состояние. Головная боль напряжения всегда находится в пределах пяти баллов, она фоновая. При мигрени уровень боли всегда выше пяти: человек не хочет ничего делать, не может смотреть на яркий свет, его раздражают звуки. Он хочет уйти в тёмную комнату, накрыться с головой и лежать. 

Человек ежедневно принимает обезболивающее, и головная боль возникает уже от применения препаратов

 

Мигрень — неизлечимое и в 70 % случаев наследственное заболевание. У него есть чёткие провоцирующие факторы: резкие запахи, путешествия, яркий свет, громкий звук, голод, избыток и недостаток сна. Я рекомендую всем вести дневник головных болей: описывать дни, когда голова не болит, и ситуации, которые предшествуют возникновению боли. Так человек может сам понять, что провоцирует боль, и избегать этих факторов. Но под рукой у него всегда должны быть препараты, которые купируют головную боль. При мигрени нельзя терпеть, её нужно купировать препаратами в высокой дозировке, не дожидаясь усиления. Если у человека хроническая мигрень, он должен помогать себе сам. Врачи могут купировать боль и рекомендовать, что нужно делать. Но не существует волшебных пилюль, которые избавляют от боли. Лечение хронической боли — это долгий тернистый путь провалов и побед. Часто одна головная боль переходит в другую: например, у человека мигрень, но, когда он пришёл на приём, у него головная боль напряжения на фоне стресса.

Ещё есть кластерная головная боль — с чем она связана, до конца не установлено. Раньше считали, что она возникает на фоне спазма сосудов, но оказалось, что это не так. Потом думали, что она возникает из-за расширения сосудов, и эта версия тоже не подтвердилась. Сейчас концепция такова: нервная система вызывает воспалительный процесс, который даёт болевой синдром. Кластерная боль всегда очень сильная: это 10 баллов по ВАШ, при этом человек не может ничего делать, но нет положения, в котором ему становится легче. Это всегда боль за глазом или в районе виска, которую может сопровождать слезотечение, насморк и непроизвольные сокращения мимических мышц. В моей практике при таких болях помогают ингаляции кислорода: 15–20 минут — и всё проходит. Такую боль можно либо купировать, либо проводить её профилактику.

Есть «красные флажки», на которые при головной боли стоит обратить внимание — это симптомы, при которых точно следует пойти к врачу. Например, когда боль возникает впервые в жизни у двадцатилетних и людей старше 50 лет. Ещё один тревожный симптом — это головная боль, похожая на хлопок в ладоши, очень острая и резко возникшая. Третий «красный флажок» — любой неврологический дефицит при боли: изменение сознания, асимметрия лица, слабость в конечности, разница рефлексов.

 

«Человек не должен страдать»: Врач Антон Лобода — о том, стоит ли терпеть боль. Изображение № 2.

ВСД — это вымышленная болячка, которую лечат вымышленно помогающими препаратами

 

О вегетососудистой дистонии

Если вы откроете Международную классификацию болезней, вы не найдёте там вегетососудистой дистонии. Такой диагноз часто ставят людям с неспецифической симптоматикой: головной болью, головокружениями, общей слабостью. Есть куча заболеваний, которые можно уложить в это описание: острая реакция на стресс, тревожное расстройство, мышечно-тонический синдром, гипертонический криз. Пациенту с такими симптомами обычно говорят, что у него проблемы с сосудами, но я считаю, что врачам просто лень разобраться. Если вы спросите доктора, что такое ВСД, он разведёт руками и скажет: «Вы что, не знаете?». ВСД — это вымышленная болячка, которую лечат вымышленно помогающими препаратами. Я видел приказ, в котором было сказано, что это заболевание придумали после аварии на Чернобыльской АЭС, когда пациенты приходили с жалобами к врачам. У больных не было лучевой болезни, но они находились под действием излучения. Тогда им ставили этот диагноз, потому что больше ставить было нечего. Сложно сказать, насколько этот документ был достоверным.

О боли в грудной клетке

Обычно люди с болями в грудной клетке приходят к нам от кардиологов, которые разводят руками: «Мы уже все проверили, сердце — мотор, это не наше». Что там ещё может быть? Сердце защищает грудная клетка, которая состоит из хрящевой и костной части, и на стыке хрящевой и костной части находится сустав. Часто боль в грудной клетке может быть вызвана межрёберной невропатией. Мы неудачно вздохнули или повернулись, и произошла механическая травматизация, воспаление и отёк, из-за этого возникла боль. Особенно часто так бывает на высоте вдоха: что-то простреливает, ёкает, и ты не можешь ни вдохнуть, ни выдохнуть. Если это острая боль, она может пройти сама, если не проходит, прекрасно помогает локальная инъекционная терапия.

Говоря о кардиологических причинах боли в груди, надо сказать, что она может быть вызвана физической нагрузкой в случае, если у человека проблемы с сердцем. Сердце как мышца требует питания, и если питание нарушено, а мы даём нагрузку и требуем интенсивной работы, она начинает болеть. Такая боль в грудной клетке может быть симптомом стенокардии и даже инфаркта. ЭКГ мы делаем в любом случае для исключения кардиологической причины болей.

Если при инфаркте миокрада затронута нижняя часть сердца и появляется боль в животе, все начинают искать гастрит, а оказывается — инфаркт. Бывает, что при инфаркте боль отдаёт в левую руку, левую лопатку, нижнюю челюсть. Но никогда нельзя забывать, что бывает и то и то: у человека длительное время был перихондрит, воспаление надхрящницы, и он там есть, но развивается и инфаркт. При диагностике мы исходим из худшего.

 

«Человек не должен страдать»: Врач Антон Лобода — о том, стоит ли терпеть боль. Изображение № 3.

 

О боли в спине

В США есть гуру по болевым синдромам Лакшми Манчиканти, у него две книги: одна про спинальную боль, другая — про неспинальную. То есть гигантская книга посвящена только боли спины. Анатомия спины очень сложная, там много межпозвоночных суставов, огромный связочный и мышечный аппарат. Позвоночник — это небоскрёб, который держит нашу голову, при этом он гнётся в любых направлениях, а мы не падаем и не ломаемся. Это очень сложная конструкция, которая естественным образом со временем изнашивается.

Своих пациентов с такими болями я стараюсь не пугать. Обычно они делают МРТ и говорят: «О боже, у меня грыжа!». Я в таком случае отвечаю: «У кого только грыжи нет!» Мы как прямоходящие рано встали на две ноги, и гравитационная нагрузка изнашивает межпозвоночные диски. Немаловажное значение имеет и наследственный фактор. Есть европейская практика лечения болей внизу спины: человеку с типичными неспецифическими болями внизу спины делают только рентген (и то при признаках перелома), никаких МРТ и КТ. После этого на протяжении трёх месяцев пациенту делают массаж, физиотерапию, выписывают обезболивающее, рекомендуют гимнастику. Если эти меры через три месяца не дали результата, проводят более глубокую диагностику. Хотя всё индивидуально: такая схема не подходит, если есть «красные флажки», а они — такие же, как в случае с головной болью. Кроме того, схема лечения зависит от обстоятельств: человек упал — один вопрос, неудачно повернулся — другой, неудобно спал — третий.

 

 

Причин у боли в спине может быть несколько: нейропатическая боль, защемление корешка, которое даёт болевой синдром, воспаление межпозвоночных суставов и крестцово-подвздошного сочленения. В последнее время популярна медицина локальных инъекций: выявляется область, в которой есть проблема, и туда делается инъекция. Такие уколы можно назвать лечебно-диагностическими: мы вводим лекарственный препарат (обычно это стероид) и одновременно локальный анестетик (местное обезболивающее). Исчезновение болей после этого доказывает верность предполагаемого источника боли.

Есть те, кто фокусируется на боли и тем самым усиливает её: если человек хочет испытывать боль, он будет её испытывать

 

Боль в спине может быть связана как с чрезмерной нагрузкой — «перетрудил спину» — так и с недостаточностью физической нагрузки: особенно часто болит спина, если не развиты мышцы вдоль позвоночника. В таком случае мой совет — вылечи сам себя. Я не буду за пациента заниматься гимнастикой, это его работа. Я могу рассказать, какие упражнения надо делать, а дальше — сам. Могу посоветовать таблетки, но, скорее всего, боль опять вернётся. Легче провести профилактику, чем потом глотать обезболивающее.

Боль в верху спины может быть связана с дисфункциональным заболеванием, то есть нарушением восприятия боли. Человек чувствует мышечный тонус, но воспринимает его как боль. Особенно часто это происходит с женщинами, у них вообще другое отношение к боли. Классический пример: человек вчера позанимался спортом, лёг спать и проснулся с болью. А бывают, наоборот, нестандартные ситуации. Например, пациент рассказывает, что был у ревматолога, травматолога, постоянно испытывает дискомфорт, принимал одно, другое, третье — и всё мимо. В такой ситуации человек уже не знает, что делать. У меня был такой больной: у него болела спина, мы пробовали разное лечение, массаж, упражнения — и становилось легче. А когда он поменял работу, всё прошло. Оказалось, человек просто неправильно сидел за рабочим столом.

 

«Человек не должен страдать»: Врач Антон Лобода — о том, стоит ли терпеть боль. Изображение № 4.

 

О психосоматике и восприятии боли

Мне не понятен термин «психосоматика». Если говорить грубо, в наш мозг всегда идут болевые импульсы, но у спинного мозга есть тормозящие механизмы, которые говорят боли: иди сюда, в мозг ты не пойдёшь. Бывает так, что блокировщик исходящих болевых импульсов не работает или работает неправильно. Почему — пока непонятно. А что такое психосоматика? Это когда с органом всё в порядке, но ты его неправильно или болезненно воспринимаешь?

В формировании чувства боли есть три компонента: восприятие через нервные окончания, проведение и интерпретация болевого импульса в мозгу. От каждого из этих компонентов зависит формирование чувства боли. Все они индивидуальны, соответственно, и чувство боли индивидуально. Есть люди, которые могут абстрагироваться от боли. Есть те, кто фокусируется на боли и тем самым усиливает её: если человек хочет испытывать боль, он будет её испытывать. Также по-другому воспринимает боль человек, который находится в состоянии стресса.

Есть дисфункциональная боль, при которой головной мозг неправильно воспринимает болевые импульсы. С человеком ничего не произошло, а ему больно. Такое нарушение восприятия, как правило, связано с генетическим или социальным фактором — тревожным расстройством, стрессом. Больные с таким нарушением не сумасшедшие, это несчастные люди, их никто не понимает: все говорят, что они придумывают и им нужно к психиатру. Но боль никогда не бывает придуманной, боль — это факт. Эти люди теряют работу, потому что им больно, они полностью десоциализируются. Любая хроническая боль ведёт к депрессивному синдрому. Обычный человек думает о работе, семье, близких, увлечениях, и тут в эту картину входит пятый компонент — боль. Она медленно отнимает время и силы от остальных частей жизни. Иногда пациент с таким расстройством рассказывает о своём состоянии до появления этой боли в третьем лице — до боли он был другим. Пациенты с такой проблемой нуждаются в психиатрической помощи. Специалист может научить человека определённым техникам, которые помогут ему по-другому воспринимать боль и не фокусироваться не ней. Также могут помочь антидепрессанты. Обычно к таким препаратам негативно относятся, но они лечат не столько депрессию, сколько депрессивный компонент болевого синдрома.

Люди, которым нравится боль, находятся в компетенции психиатров. Я могу предположить, что речь идёт о рецепции боли: если человеку приятно, восприятие боли должно провоцировать эндорфинные выбросы в мозгу. Таким образом возникает ассоциация: получаешь боль — получаешь удовольствие.

Фантомные боли, скорее всего, означают, что человек был неадекватно обезболен во время операции. Последняя рекомендация в этой области — делать проводниковую анестезию, так, чтобы нерв, который питает конечность, был отключён. Если не обезболить нерв, то во время операции он будет чувствовать то, что происходит, и запомнит это, хотя мозг будет отключён и не будет воспринимать болевые импульсы. Также важен психологический настрой человека: он не должен бояться операции. На фоне такого страха высок риск развития фантомных болей.

О проблеме доступа к обезболивающим

Я сталкивался с проблемой получения доступа к наркотическим препаратам при их назначении. Это огромная бюрократическая волокита: если у человека интенсивные боли, ему нужны наркотические средства, но он продолжает мучиться всё время, пока лекарства несут, вскрывают, протоколируют. В моём случае от запроса лекарств до их получения может пройти 20 минут. Я считаю, что, если человек испытывает боль, он должен быть тут же обезболен. Странно, что в такой ситуации регулирующие этот вопрос власти больше думают о наркоманах, чем о людях, которым больно. Сейчас врач любой специальности десять раз подумает, назначать человеку наркотики — или пускай он потерпит.