Редакция The Village заметила, что наших читателей интересует не только городская жизнь, мода, еда или планы на выходные. Нередко в нашем комьюнити обсуждают сложные этические проблемы. Теперь The Village отвечает на подобные вопросы с помощью экспертов в области этики, психологии и социологии. В новом выпуске разбираемся, можно ли критиковать родную страну, если ты из неё уехал. 

   

Можно ли критиковать свою страну, если ты из неё уехал?. Изображение № 1.

Олег Кашин

журналист 

Сама постановка вопроса «имеет ли право кто-то что-то говорить» довольно тоталитарная и советская. Конечно, все имеют право говорить что угодно и ни у кого не должно возникать даже мысли, имеет он право рассуждать или нет. Другое дело, что уехавшему из России человеку, если он всерьёз уехал и оторвался от российского социума, самому не придёт в голову рассуждать о внутрироссийском положении вещей. Это первый фильтр, а второй фильтр — это если человек продолжает следить за новостями, но говорит что-то настолько глупое, что у нас его никто всерьёз не воспринимает. Этих двух фильтров, я думаю, достаточно, чтобы безо всяких запретов и тем более моральных ограничений разделять людей на тех, которые остаются в нашем российском контексте, и тех, которые его покинули.

На себе я в этом убедился, когда два года, живя не в России, продолжал писать в Россию о нашей политике. Люди, которые мне говорили: «Вот ты уехал и не можешь писать о России», — скорее сами выглядели глупо. Именно в телесном пребывании в том или ином месте проблемы нет. Ситуация, когда, например, американец живёт в Польше или француз — в Нидерландах, очень распространённая и не смущает ни американца, ни поляка, ни нидерландца. Это у нас какая-то странная традиция: если ты уехал, то обрубай все канаты, которые тебя связывают с Россией, и забудь. А потом ты пишешь стихи про Россию — «отвяжись, я тебя умоляю» (cтихотворение Владимира Набокова «К России». — Прим. ред.)

   

 Можно ли критиковать свою страну, если ты из неё уехал?. Изображение № 2.

Лев Гудков

директор «Левада-центра» 

Абсолютное большинство россиян считают, что можно критиковать власть и быть при этом патриотом. Наши опросы показывают, что таково мнение 81–82 % респондентов на протяжении последних лет. Их оппоненты составляют всего 11–12 %. Такой высокий показатель говорит о том, что в обществе существует норма, которая не подвергается сомнению: оно полностью утверждает право людей критиковать власть, где бы они ни находились. Эти данные не поменялась и в этом году.

В августе 2012 года о возможности свободно говорить о своём отношении к политике властей заявляли 29 % опрошенных, в июле 2013 года таких было 33 %, в августе 2014 года — 38 %. «Крым наш» поднял долю людей, которые считают, что они могут свободно высказываться. Хотя более глубокий анализ этих данных говорит о том, что около половины опрошенных чувствуют себя при этом неловко. В 2012 году 35 % считали, что они не везде и не всё могут сказать по отношению к власти, 12 % говорили, что боятся и чувствуют себя неловко, высказывая критику. Год назад эти цифры были чуть ниже — 28 и 6 % соответственно. При этом люди пытаются спрятаться за разные отговорки, потому что за последние два года резко выросло число тех, кто говорит, что у него нет желания или потребности высказываться о политике руководства страны.

   

 Можно ли критиковать свою страну, если ты из неё уехал?. Изображение № 3.

Алексей Скворцов

доцент кафедры этики философского факультета МГУ имени Ломоносова

Критика — это неотъемлемое право каждого человека. В свободной стране человек не боится критиковать действия других людей, организаций, политиков и других государств. Только это должна быть именно критика, указание на неправильное поведение, которое было бы очень желательно исправить. Критика не имеет ничего общего с огульной руганью, которая часто за неё выдаётся. Разница между ними значительная: тот, кто критикует, частично признаёт свою вину за случившееся и готов сам принять участие в исправлении того, что ему не нравится. При ругани, напротив, её субъект считает себя нравственным совершенством, а все объекты критики — исчадием ада. Очевидно, что такая позиция с моральной точки зрения недопустима.

Это разделение актуально и для оценки эмигрантами событий в их бывшей стране. Положительных моментов в такой критике немало. Во-первых, всегда хорошо, когда человек в эмиграции интересуется судьбой своей родины. Это значит, что он не порвал с ней связь и всё равно остаётся носителем своей изначальной культуры. Во-вторых, известно много примеров, когда под влиянием идей эмигрантов некоторые страны делали прорыв в своём развитии. Нередко эти идеи возвращались вместе с их носителями, которые возглавляли реформы. Но здесь есть и большие возможности для заблуждения. Нередко эмигранты не имеют объективного представления об изменениях, произошедших в их бывших странах. Им кажется, что их жизнь развивается, а на первой родине всё обстоит по-старому. Но так бывает крайне редко. Например, наша страна 1990-го года и Россия через 20 лет — это две разные страны, и по условиям жизни, и по менталитету жителей.

Часто, читая мнения эмигрантов о современной России, удивляешься, насколько их оценка расходится с действительностью. Причина не только в удалённости от происходящих событий, а ещё и в том, что, живя уже в иной культуре, они начинают перенимать стереотипные представления о нашей стране, принятые за рубежом. Поэтому, если у человека нет возможности проверить сообщения на практике, элементарная благовоспитанность должна остановить его от резких оценок. 

   

Помощь в подготовке материала: Ксения Мельникова  

Иллюстрация: Оля Волк