Крушение самолёта A321 над Синаем, в котором погибли 224 человека, вызвало сочувствие и скорбь у жителей всего мира, но также стало поводом для дискуссий и этических оценок. Трагедия совпала с Хеллоуином, и многие осудили организаторов и участников вечеринок, проходивших в этот же день. При этом несколько тысяч человек пришли на Дворцовую площадь в Санкт-Петербурге, чтобы почтить память погибших. Всё это вновь подняло на поверхность важный вопрос, на который нет однозначного ответа: как вести себя в день общенациональной трагедии? С помощью экспертов The Village попробовал разобраться в проблеме.

   

 Как вести себя в день общенациональной трагедии? . Изображение № 1.

Алексей Скворцов

доцент кафедры этики философского факультета МГУ имени Ломоносова

Общенациональный траур — событие редкое и страшное. Он объявляется только в том случае, когда от боли содрогается вся страна. Предполагается, что для нас как для сограждан не бывает чужой беды.

По отношению к скорби люди делятся на две группы: на тех, кто хоть раз в жизни пережил весь ужас внезапной потери, и тех, кто ещё не представляет, что это такое. Конечно, их восприятие произошедшего и поведение будут разными. Те, кто всё это пережил, помнят, как они тогда нуждались в поддержке и понимании; для тех, кто с этим не сталкивался, произошедшее кажется обычной телевизионной картинкой, далёкой от реальности. Это не значит, что вторых надо осуждать: скорее, надо радоваться, что горе обошло их стороной, и желать, чтобы оно никогда их не коснулось. Но поскольку восприятие трагедии у людей индивидуально, то невозможно требовать, чтобы во время траура все вели себя одинаково. К тому же очень многое будет зависеть от уровня внутренней культуры и личных нравственных убеждений. Кто-то будет так потрясён, что не сможет смотреть в глаза другим, иные же не изменят привычного поведения. В конце концов, мы пережили уже столько трагедий, что выработался некий иммунитет, не позволяющий впадать в оцепенение, — но, несмотря ни на что, помогающий верить в лучшее.

Тем не менее вопрос об уместности радости и развлечений во время национального траура встаёт достаточно остро. Траур предполагает тишину, сдержанность, печаль, отсутствие увеселений в публичном пространстве и СМИ, а вся массовая культура — это преимущественно развлечения. Означает ли это, что люди не должны радоваться и обязаны отменять запланированные на этот день свадьбы, праздники, походы в театр или ночной клуб? Мне кажется, что нет. Траур не должен превращаться в уныние для всех, он не должен омрачать радость людей. Но развлечения в дни траура не должны покидать помещений и приобретать грандиозный масштаб. Иными словами, радоваться в своём узком кругу можно, но было бы неправильно переносить свою радость на улицу или транслировать её в СМИ. Уважительное отношение к скорби своих сограждан — это главный мотив поведения, которого стоит придерживаться в таких случаях. Кроме того, недопустима демонстрация нарочито увеселительных передач по центральным каналам.

Надо понимать, что общенациональный траур объявляется с целью объединить страну и ни в коем случае он не должен вести к конфронтации. Поэтому нельзя делить людей на тех, кто соблюдает траур правильно, и тех, кто соблюдает его неправильно. Претензии относительно желания молодёжи отметить какой-либо праздник создают ненужный информационный шум, явно неуместный в эти дни.

   

Как вести себя в день общенациональной трагедии? . Изображение № 2. 

Милослав Чемоданов

журналист и организатор вечеринок  (не отменил мероприятие в честь Хеллоуина в день падения самолёта в Египте) 

Вести себя во время национального траура так, как ты чувствуешь и считаешь нужным, — одна из свобод, которые у нас ещё есть. Я лично, безусловно, был очень расстроен последними трагическими событиями, но вправе ли я требовать от людей, чтобы они по этому поводу перестали улыбаться, радоваться встрече с любимым человеком, первым шагам своих детей? Заниматься тем, что принято в самом лучшем смысле слова называть жизнью? Или вот: знай я, что завтра попаду в аварию со смертельным исходом, — захотел бы я, чтобы на другой день Земля перестала вертеться, затих детский смех, в барах перестали продавать алкоголь и люди погрузились бы в скорбь? Я без цинизма сейчас, я серьёзно! Думаю, мне хватило бы слёз моих самых близких людей — и то я не хотел бы, чтобы они как-то очень сильно мучились.

Никому не запрещено переживать из-за смерти совсем незнакомых людей, и объявление национального траура — ещё один сильный способ напомнить людям о трагедии и скоротечности жизни вообще. Но, к счастью, никто пока не регламентирует, как именно ты должен скорбеть и каким способом выражать свою грусть публично. Я сталкивался с каким-то количеством брюзжания по поводу хеллоуинских вечеринок. Тут нужно оговориться, что есть большая масса людей, которые в принципе плохо терпят клубы и считают их посетителей развращёнными прожигателями жизни. Отдельная большая группа товарищей не переносят Хеллоуин и считают его воплощением тлетворного влияния Запада. Собственно, по поводу недопустимости хеллоуинских вечеринок на этот раз возмущались примерно те же люди: они никуда не собирались, а просто любят поучить жизни других.

Должен сказать, что вид детей и взрослых в гриме и в костюмах на улицах и в метро радовал мой глаз в эту субботу и мне не хотелось увязывать их ни с какими трагическими событиями и уж тем более укорять и обвинять их в чём-то. Я в этот день догнал одного малыша с лицом, раскрашенным под Человека-паука (тоже вот буржуйское чудище!), но не для того, чтобы дать ему пенделя, а чтобы вернуть детский рюкзак, который он на моих глазах забыл в «Макдоналдсе» (а разрешено ли ходить в траур в «Макдоналдс»?). Позже на моей хеллоуинской вечеринке я видел не только тысячу счастливых людей, многие из которых неделями готовили свои костюмы, но и, например, как у моего друга выпал на танцполе телефон, а незнакомая девочка его вернула. И знаете: вот как должно поступать в день траура и в любой другой день. Просто оставаться человеком. Чувствовать и грусть, и радость, сопереживать и поддерживать друг друга.

   

Как вести себя в день общенациональной трагедии? . Изображение № 3. 

Инна Веселова

антрополог

У этого вопроса есть несколько аспектов. С одной стороны, речь идёт о культуре траура, с другой — о переживаниях людей по поводу смерти, которые возникают после таких катастроф. Третья сторона вопроса — это, собственно, культура сочувствия и сопереживания, а четвёртая — культура официальной скорби. Все эти аспекты разные и часто противоречат друг другу.

Ужас и переживания, которые испытали люди, пришедшие встречать отдохнувших родственников, невообразимы. Вопрос в том, насколько мы способны сопереживать и как мы можем им помочь. Потребность в коллективном переживании, несомненно, есть. Но мы не умеем публично скорбеть, и это проблема современного общества, где смерть, как говорят философы, вытесняется на периферию. Нет публичных похорон, если это не селебрити, мы не провожаем в последний путь соседей. Смерть — в стороне, в специально отведённых резервациях, и люди вынуждены переживать своё горе сами или при помощи профессионалов-психологов, но не среди сочувствующих, готовых поддержать за локоть незнакомцев.

Нет коллективных ритуалов, которые помогли бы справиться с тяжёлой ситуацией, поэтому люди оказываются в растерянности. В день трагедии можно, например, ограничить себя в смехе, хотя в традиционных культурах один из способов преодоления страха смерти — как раз смех, вызванный специально рассказываемыми сказками. Сейчас такое поведение считается социально неприемлемым.

Можно выразить своё сочувствие через создание мемориалов с цветами и свечами. Так мы показываем, что мы — большое сообщество, которое переживает за своих близких. Проявлять сочувствие можно и в социальных сетях. Мы как общество не можем проходить мимо резких экзистенциальных сломов, но чувствуем мы не коллективно, а каждый в отдельности — по мере собственной отзывчивости и эмоциональности. И культура официальной скорби должна строиться на этом же постулате.

Вряд ли можно принуждать к выражению скорби или траура. Если речь идёт о публичном поведении, то, конечно, в день трагедии вряд ли возможен весёлый карнавал. Но, с другой стороны, это не повод обвинять кого-то в этическом бесчувствии: не все могут знать о произошедшем, у кого-то день рождения детей — мало ли какие причины могут быть у людей, чтобы веселиться.

   

Иллюстрация: Оля Волк