Люди часто делают ошибки в словах. Некоторые неправильно ставят ударение, используя ненавистное многим «зво́нишь», а другие употребляют некорректную форму слова — например, постоянно «одевают» что-то на себя. The Village решил разобраться, стоит ли исправлять чужую речь.

   

Можно ли поправлять человека, который неправильно произносит слова?. Изображение № 1. 

Михаил Штудинер

Доцент кафедры стилистики факультета журналистики МГУ, автор «Словаря образцового русского ударения» 

Мне кажется, что, если не хочешь нажить себе врагов, поправлять не стоит. Люди часто болезненно реагируют на это. Можно поправить кого-то, если ты должен в силу своих профессиональных обязанностей. И то я всегда стараюсь делать это очень мягко. Если, например, мне необходимо указать на какой-то недочёт коллеге, я обязательно поговорю наедине с ним, чтобы никто не слышал. Хочу, чтобы человек понимал: я делаю это для его же пользы, чтобы предостеречь от ошибки, которую он может повторить перед большой аудиторией. Но если нет острой необходимости для дела, лучше не поправлять.

Студентов я иногда исправляю путём переспроса. Разъяснение неточностей я намеренно привязываю не к речи конкретного человека, а к теоретическому вопросу. Например, очень часто люди используют слова, которые мы обычно называем словами-паразитами. Вот я сам грешу и довольно часто употребляю именно это слово — «вот». И я рассказываю студентам об американском эксперте, который считается видным паузологом, специалистом по паузам, профессоре О’Коннор. Есть два вида пауз, утверждает О’Коннор, — заполненные и незаполненные. Лучше, конечно, использовать незаполненные паузы, то есть просто молчать, потому что заполненные паузы — это слова типа «вот», «ну», «видите ли», «понимаете ли» и так далее. Я рассказываю об этом студентам и говорю: «Давайте стараться говорить без заполненных пауз, я и сам буду стараться так поступать». Но я не связываю это разъяснение с конкретным человеком, чтобы его не обидеть.

Можно рассмотреть обычные бытовые ситуации. Например, я прихожу в магазин и хочу купить в подарок жене крем. Я советуюсь с продавщицами и говорю «крем», спрашиваю: «Какие у вас есть кремы для рук?» Продавщица отвечает мне «крема́» или того хуже — «крэм». Я про себя, конечно, отмечаю, что она говорит неправильно, но поправлять не буду, потому что я её обижу, проявив некую нетолерантность. В первой половине 80-х со мной произошёл один забавный эпизод. На Большой Никитской (раньше она называлась улицей Герцена) был хороший овощной магазин, я после работы часто туда приходил, чтобы купить что-то домой. Однажды я увидел, как там толпятся женщины, и понял, что они чего-то ждут. Привезли контейнеры с продуктами, и все стали кричать: «Свекла́, свекла́, свекла́!» Я стал поправлять их: «Свёкла, свёкла, свёкла!» На меня посмотрели как на сумасшедшего, а одна женщина даже сказала: «Тут бы ухватить что-нибудь, какая разница, „свёкла“ или „свекла́“?» С другой стороны, у меня есть круг друзей, с которыми мы знакомы с детства. Они часто ко мне обращаются за советом. Что-то произнесут, а потом говорят: «Вот, сейчас Штудинер возмутится».

Надо сказать, что в языке есть такое явление, как вариантность, причём на всех уровнях его структуры. В том числе есть варианты ударения — например, «тво́рог» или «творо́г», «одновре́менно» и «одновреме́нно». Это значит, что правильно и так, и так. Иногда, когда кто-то поправляет человека, он может это не учитывать. Также есть профессиональные варианты ударения. Например, в медицинской среде принято говорить «а́лкоголь». Разве я стал бы поправлять врача, который так поставил ударение? Или разве нужно делать замечание сантехнику, который говорит «краны́»? Нет, пусть говорят так. Человека можно научить только тогда, когда он сам хочет научиться. Тот, у кого есть желание совершенствовать свою речь, может воспользоваться словарями. 

   

 Можно ли поправлять человека, который неправильно произносит слова?. Изображение № 2.

Татьяна Вайзер

преподаватель философии и этики философско-социологического факультета РАНХиГС

Не стоит поправлять людей, если они некорректно ставят ударение или неправильно произносят слова. Речь человека, как и его тело, — это атрибут личности, который, хотя и обращён на других, проявляется в рамках индивидуального пространства. Для того чтобы переступить эти границы, должно быть достаточное основание. Представьте, что человек неправильно повязал галстук. Вряд ли вы возьмётесь переделывать узел прямо на нём. Так и с речью: вы можете сделать вывод о недостаточной образованности человека, о степени его или её внимательности к себе и окружающим, но не указывать на ошибки.

Но можно поправлять близких. И лучше делать это с улыбкой, а не назидательным тоном. Вы можете, например, мимоходом объяснить человеку правило или этимологию слова, чтобы он лучше запомнил. Или заговорить об этом применительно к другому лицу — например, к персонажу комедийного фильма, который что-то неправильно произносит. Самый безопасный вариант — прикинуться несведущим и спросить у самого человека, как, по его мнению, было бы правильно произнести то или иное слово. Если это встретит реакцию заинтересованности или согласия — хорошо, а если реакцию раздражения — лучше не настаивать. Взрослый человек, даже если он ваш родственник, имеет право на свою неправильную речь, как вы имеете право на свой стиль одежды. Также можно поправлять своих детей, если вы хотите привить им чувство языка.

   

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Оля Волк