7 октября стало известно, что конкурс на разработку бостонской схемы метро выиграл москвич Михаил Квривишвили. 33-летний дизайнер-фрилансер, сидя в московском кафе и ни разу не побывав в Бостоне, создал карту метро для американского города и победил в открытом голосовании. В интервью The Village Михаил рассказал, почему вообще решил участвовать в конкурсе, за что критиковали его профессионалы и жители и почему победила его карта.

Личный опыт: Как выиграть конкурс на новую схему метро Бостона. Изображение № 1.

Михаил Квривишвили

дизайнер

 

 

  

О пробе пера

 

Я уже давно занимаюсь дизайном, когда-то работал в «Студии Артемия Лебедева», ещё в 90-е годы. Тема навигации меня всегда интересовала, но первый раз я приблизился к ней в ноябре прошлого года, когда департамент транспорта объявил открытый конкурс на новую схему московского метро. Я в этом конкурсе участвовал, но не вышел в финал. Ничего, бывает. Я считаю свою схему московского метро не самой удачной и спокойно принял результат.

Это была проба пера, я получил положительные отклики жюри, коллег. Тогда, осенью 2012 года, я участвовал в конкурсе на дизайн впервые. А этим летом я участвовал в конкурсе второй раз в жизни — это был конкурс на схему бостонского метро. И да, в этом конкурсе я уже победил.

 

Личный опыт: Как выиграть конкурс на новую схему метро Бостона. Изображение № 2.

Личный опыт: Как выиграть конкурс на новую схему метро Бостона. Изображение № 3.

Личный опыт: Как выиграть конкурс на новую схему метро Бостона. Изображение № 4.

 

О конкурсе

 

О конкурсе в Бостоне я узнал из блога Transit Maps. На самом деле там была гневная статья о том, что конкурс, объявленный Massachusetts Bay Transportation Authority (оператор общественного транспорта Массачусетса) совместно с департаментом транспорта, несправедливый. Мало того, что конкурс был бесплатный, то есть участникам и победителям не предложили никакого вознаграждения, организаторы при этом забирают все права на продукт. Причём не только на победившую карту, а на все карты, присланные на конкурс. Условно, ни один участник не может эту карту даже в своём блоге выложить.

На аналогичном конкурсе в Москве победителю тоже ничего не заплатили, но у разработчиков остались авторские права, а победителю ещё и выделили место для логотипа. Так что даже наши условия по сравнению с бостонскими — просто премиальные. Но вот там были такие требования, мол, хотите — участвуйте, не хотите — не участвуйте.

Мне эти условия также показались совершенно несправедливыми. Но поучаствовать всё же хотелось. Поэтому я нашёл для себя выход. До того как отправить свой вариант карты на конкурс, я выложил её в интернете по открытой лицензии Creative Commons. То есть с этих пор любой может пользоваться моей схемой, вносить в неё изменения.

Личный опыт: Как выиграть конкурс на новую схему метро Бостона. Изображение № 5.

Transit Maps — блог австралийского графического дизайнера Камерона Бута, где публикуется информация о картах метро по всему миру

 

О задаче

 

Я совершенно не думал о победе. Информацию о конкурсе я увидел в блоге всего за две недели до даты его завершения, решил оставить в стороне все свои московские заказы и заняться только бостонской картой. Работал над ней в основном в кафе, своего офиса у меня нет. Сидел до закрытия.

У меня почему-то с самого начала была уверенность в том, что я смогу упростить новую схему. Предыдущая схема была довольно запутанной, при том что сама транспортная система не очень сложная по сравнению, например, с Москвой. Я видел, как её можно упростить графически. При этом мне как дизайнеру было интересно на этом примере понять, как можно несколько видов транспорта объединить на одной карте так, чтобы она не выглядела перегруженной.

 

Личный опыт: Как выиграть конкурс на новую схему метро Бостона. Изображение № 6.

Личный опыт: Как выиграть конкурс на новую схему метро Бостона. Изображение № 7.

Личный опыт: Как выиграть конкурс на новую схему метро Бостона. Изображение № 8.

 

О новой схеме

 

Итак, основная концепция моего варианта — упростить и упорядочить информацию, представленную на текущей схеме. MBTA пыталось показать там как можно большее количество видов транспорта, связывающих отдельные районы города: метро, железные дороги и скоростные линии автобусов и паромы. Кстати, насколько я мог понять по комментариям на различных бостонских форумах, местным жителям это не нравилось. Если москвичи страдают от того, что на карте не указаны места пересечения, например, метро с автобусами, то жители Бостона, напротив, жаловались на избыток информации.

В моей схеме информации не стало меньше, я просто попытался исправить визуальную загруженность карты, об уровне которой можно судить только по одному факту: на ней указаны названия не всех станций, названия остановок зелёной ветки были подписаны не полностью. Разве возможно себе представить, что в схеме метро Москвы указаны или названы не все станции?

Я следовал общим условиям конкурса: схема должна быть вписана в квадрат, иметь линии всех видов транспорта и так далее, а ещё установил ряд собственных ограничений: использовать тот же шрифт, что уже присутствует в системе ориентирования и текущей схеме. Таким образом, мой вариант — скорее приведение в порядок текущей схемы, нежели концептуально новое решение.

 

Личный опыт: Как выиграть конкурс на новую схему метро Бостона. Изображение № 9.

 

Однако есть и нововведения. Некоторые даже инновационные — для Бостона в частности и для индустрии в целом. Одно из наиболее важных — изменение логики идентификации станций, доступных для маломобильных граждан.

В текущей схеме соответствующим знаком отмечены все соответствующие станции, что сильно загружает схему визуально, так как таких станций в системе подавляющее большинство. Я решил, наоборот, обозначить станции, которые недоступны. Таким образом доступная станция становится нормой, а недоступная обращает на себя внимание. То есть и перевозчику надо работать над уменьшением, а не над увеличением количества таких значков.

 

Личный опыт: Как выиграть конкурс на новую схему метро Бостона. Изображение № 10.

Значок недоступности станции для маломобильных граждан

Кстати, значок недоступности станции мне помогали разрабатывать коллеги из профессионального сообщества Wayfinding в Facebook, за что я всем крайне признателен. В результате мы имеем вполне корректный знак зачёркнутой коляски, а не человечка: последнее я считаю грубым и некорректным. Сам этот значок, кстати, тоже нововведение.

По просьбе компании я сделал два варианта схемы (с привычной и перевёрнутой логикой), но сопроводил их аргументацией. Я рад, что руководство оказалось настолько смелым, чтобы выставить на публичное голосование вариант именно с этими нововведениями. Победил как раз он, но только внедрить эту схему мы всё-таки не можем. В последний момент, уже перед официальным объявлением моей схемы победителем, MBTA сообщило, что придется использовать вариант, соответствующий принятым сейчас стандартам. Но я продолжу работу в этом направлении и постараюсь сделать всё возможное, чтобы эта практика воплотилась в жизнь и стала нормой там, где это уместно.

 

 

О победе

 

Судя по тому, что я читаю в комментариях в соцсетях, все очень удивлены, что бостонскую карту метро создал москвич. Что сказать, добро пожаловать в новый глобальный мир, где, сидя в московском кафе, можно делать схему метро другого города. Я использовал всю доступную в интернете информацию. Читал отзывы и комментарии местных жителей. Кстати, после подачи работы на конкурс я отправил свою карту тому самому Камерону Буту и попросил сделать её обзор — получил массу полезных отзывов, комментариев и критики.

А вот конкурсная комиссия не выразила никакого удивления, получив схему метро от москвича. Я, честно говоря, очень волновался, потому что за неделю до завершения этапа подачи заявок были взрывы в Бостоне, и я оставлял вероятность, что мою карту просто не примут. Но никаких вопросов к моему гражданству ни у кого не возникло.

Конкурс проходил в два этапа: сначала жюри выбрало из всех пришедших заявок шесть вариантов, которые прошли в финал. Победителя определило публичное голосование. Интересно, что сначала в MBTA не планировали делать схему победителя официальной версией. Предполагаю, что они не были уверены в качестве работ, которые им пришлют, и чтобы зря не обнадёживать конкурсантов и не ставить себя в неловкое положение, таким образом себя обезопасили. Только после того как они увидели результаты работ и поняли, что общий уровень будет достаточно высоким, решили провести публичное голосование и сделать схему официальной.

 

17 045

человек приняли участие в голосовании

  

6 000

человек выбрали схему Михаила

Я получил свою долю критики от профессионального сообщества. Дизайнеры возмущены, потому что участие в таких конкурсах подрывает профессиональные правила игры. Работа дизайнера должна стоить денег, цениться, она требует много времени, сил, вложения в образование. Нельзя всё время заказывать значимые для города вещи по открытым конкурсам и без вознаграждения. Ещё говорили, что подобные конкурсы снижают общий уровень дизайна и в целом не помогают развитию нашей отрасли.

Но у меня есть на это два контраргумента. Первый: если не участвовать в таких задачах, то будет хуже для профессии в целом. Второй аргумент такой: примеры качественных работ неизбежно создадут потребность в качестве и вызовут уважение к профессии. Москва получила новую хорошую карту метро, это определённая планка, ниже которой, надеюсь, в дальнейшем мы уже не опустимся. Это лишь первые шаги на пути построения корректного диалога с профессионалами и от этого выигрывают все участники, как государственные органы и дизайнеры, так и сами жители.

 

 

О Бостоне и Москве

 

Для меня победа в этом конкурсе — это такое небольшое подтверждение, что я занимаюсь своим делом, что иду в правильном направлении. Конечно, для меня самого эта победа удивительна. Я этого не ожидал.

Дальше предстоит серьёзная работа по доведению схемы до уровня готовности к официальной публикации. Будут добавлены станции, запланированные к открытию на момент публикации, доработаны детали. Это лишь начало пути.

Я также надеюсь, что MBTA и департамент транспорта Массачусетса только начинают изменения и системно подойдут к опыту пассажира в целом. Обновления одной лишь схемы транспорта недостаточно. Вся линейка продуктов системы ориентирования требует доработки. Возможно, у меня получится участвовать и в этом проекте.

И, конечно, мне хотелось бы менять не только Бостон, но и то место, в котором я живу, я бы очень хотел заниматься вопросами навигации в Москве. Из этих соображений я вообще заинтересовался этой областью дизайна. В Москве, так же как и в Бостоне, очень важно выработать единую систему навигации, а не раздробленную: транспортную, уличную, туристическую. Город должен говорить с жителями на одном языке повсюду. До сих пор мы в этом направлении не очень продвинулись, мы сделали новую карту метро, билетное меню, но все эти элементы живут вместе с прежними. Есть попытки как-то упорядочить навигацию, но этим занимаются совсем другие люди, действия разных департаментов никак не согласованы. Найти общий язык навигации — это то, что нам только предстоит сделать.