В конце прошлого года старый дом в районе «Арбатской» обрёл новую жизнь. Покосившийся деревянный особнячок отремонтировали, фасад расписали, а из окон теперь доносится детский смех. Всё это — дело рук Веры и Олега Степановых, московской семьи и родителей четырёх детей, которые в прошлом году отремонтировали старый дом в центре Москвы, переехали туда и открыли там же детские студии.

Буквально за несколько недель место, получившее название «Живой дом», обросло молвой, заработало постоянную аудиторию и регулярно получает предложения о сотрудничестве — от фестивалей, театров и детских книжных издательств. The Village пообщался с семьёй Степановых и выяснил, как им пришло в голову создать студии для детей в собственном жилище.

 

Как превратить заброшенный дом в детский центр. Изображение № 1.

Олег Степанов

основатель
«Живого дома»

 

  

О прошлом

Долгое время я работал на книжном рынке — открыл в Москве две книжных сети. Моя жена по профессии — дизайнер одежды, она была дизайнером в крупной иностранной компании. Но такая работа приносит мало удовлетворения, даже если всё складывается успешно. Например, я люблю читать книги и много читаю, но открытие книжных имеет отношение прежде всего к выбору недвижимости, строительству, маркетингу, управлению персоналом и товарными потоками, и никак не относится к хорошим книгам.

 

О «живых домах» в Москве

Мы с Верой всегда жили в центре. Как и многие люди, во время прогулок мы обращали внимание на уютные или необычные дома и думали, как было бы здорово там жить. Два года назад мы стали обдумывать эту идею всерьёз. Многие отмечают, что жить в Москве психологически трудно. Причины называются разные — пробки, мало зелени, неразвитая инфраструктура, неинтересные, несовременные общественные пространства. В последнее время многое из этого поменялось в лучшую сторону, но жить всё равно тяжело, психологически некомфортно. И вот мы поняли, что дело не в пробках и неустроенности, а в том, что город мёртв и механистичен — мертвы дворы и улицы. И прежде всего потому, что нет разнообразной и фактурной жизни первых этажей, которая кипит в любом старом городе Европы, Азии, Америки. За стойками кафе, в магазинчиках и в мастерских работают хозяева и их семьи, часто в этом же доме и живут. К ним приходят друзья и соседи, жители окрестных домов, а хозяева — вот они, перед ними, это не инвесторы, которые далеко-далеко. И этот мелкий личный индивидуальный непричёсанный бизнес, который плачет, смеётся, шумит, наполняет любой город психологически комфортной для человека атмосферой. Как деревья поглощают гадость и наполняют воздух кислородом, так и этот бизнес наполняет город жизнью.

Как превратить заброшенный дом в детский центр. Изображение № 2.

Так у нас родился проект «Живой дом». Мы думали о том, что это может быть специальная программа правительства Москвы: когда на конкурсной основе город продавал/сдавал бы людям дома, требующие восстановления, с условием, чтобы там новые хозяева открывали социально полезный бизнес — частный детский сад, музей, мастерские ремонта, химчистки, прачечные, маленькие кафе, хостелы, недорогие гостиницы, магазины товаров, которые они же сами производят. Мы описали проект и послали в мэрию, но положительной реакции не получили. Тогда мы решили делать всё своими силами и отыскали владельца этого дома. Мы арендовали здание, сделали ремонт, открыли детские студии, а по выходным организуем общие праздники и события — маскарады, игры, спектакли, обеды.

В интерьере дома сочетаются антикварные вещи и икеевская мебель. На первом этаже две большие комнаты для занятий, столовая, где родители могут пить чай в ожидании детей. На втором этаже живёт семья, там занятия не проходят. У дома есть ещё полноценный цокольный этаж, там находится мастерская, где хозяйка придумывает одежду, и зал, где проходят детские студии — играют в солдатиков, показывают физические опыты и проводят репетиции музыкальной группы, в которой играет старший сын.

 

Об идее

Почему мы сделали детские студии? Можно открыть кафе, гостиницу, мастерские, музей… но «Живой дом» — следствие нашей жизни, наших умений, наших проблем и их решения. У нас четверо детей. Старшему — 16, остальным — 4, 5 и 7 лет. И мы их воспитываем, образовываем, вместе с ними отдыхаем, отмечаем праздники и так далее, поэтому у нас сложились представления о том, как это лучше и интереснее делать. Старшему сыну я нанимал ребят с мехмата, чтобы они играли с ним в логические игры, которые я же для них разыскивал. Это развивает умение мыслить, а школьную программу должны преподавать в школе. Поэтому для «Живого дома» я разыскал преподавателя с целым курсом таких игр для детей разного возраста. Вместе с друзьями мы устраивали маскарады (Вера придумывает костюмы и делает их за час из всего, что под рукой) с тематическими обедами и ставили скетчи по праздникам. И в «Живом доме» мы устроили грузинский предновогодний маскарад: все гости были в костюмах — папахи, бурки, газыри на пиджаках, — жарили шашлык, пили чачу, наряжали ёлку, фотографировались в картонной белой «Волге»… Всего было около 100 человек, считая детей. А наша любимая семейная игра — эрудит, и мы специально собираем народ играть в умные игры.

 

  

этот мелкий личный непричёсанный бизнес, который плачет, смеётся, шумит, наполняет город психологически комфортной для человека атмосферой

  

 

Сегодня в «Живом доме» можно записать ребёнка на 10 курсов: «Книжка сказок (иллюстрируем книги)», «Играем в солдатики: история великих сражений», «Маленькие художники (история живописи руками и кистью)», «Повседневная астрономия (учим детей смотреть на небо)», «Анимация для детей: история анимации своими руками», «Настоящие модельеры (придумываем одежду)», «История быта и повседневности: Высокое средневековье», «Математика играючи», «Физика без формул: Магия эксперимента» и «Мастерская кукольного театра». Для каждого из них есть по две группы: для ребят до 6 лет и школьников до 12. Занятия предлагают оплачивать на месяц, так как для создателей важно, чтобы «Живой дом» становился для каждого ребёнка скорее клубом для общения, чем просто разовым опытом. Абонемент на четыре занятия стоит 3 800 рублей, на восемь (или на четыре, но на двоих детей) — 6 080 рублей, а на 12 — 7 980 рублей. Тем, кто хочет заниматься чаще или реже, договариваться придётся индивидуально. Сейчас на курсы записаны 30 человек.

 

Преподаватели и обучение

Часто с детьми «занимаются творчеством» и «развивают фантазию». Нам не нравятся эти два слова — «творчество» и «фантазия». Этими неконкретными словами прикрывают пустоту и некачественность занятий. Мы считаем, что развивать ребёнка надо через вовлечение в процессы — мышления, ремесла, игры.

Например, физика — это познание того, как устроен мир, а начало познания — удивление. И курс физики без формул построен на том, что специально придуманные опыты на основе различных физических явлений поражают воображение детей. А дальше они с удовольствием участвуют в процессе обсуждения: как, что, почему?

Или — история. История в учебниках — это сетка дат и событий, заполненная идеологией, в зависимости от времени и страны разной, но всегда унылой и скучной. Любая идеология примитивна и скучна. Детей невозможно этим увлечь: они не понимают пользы иметь представление о стреле времени и споров о том, кто был Иван Грозный — великий политик или псих на троне. А настоящий интерес к истории — это очарование тайной утраченного, ушедшего иного. Люди прошлого носили другую одежду, ели другую пищу, у них был иначе устроен распорядок дня, иначе устроен дом, быт… Поэтому мы даём ребёнку голую куклу-персонажа, и он её одевает, строит ей дом, готовит еду — всё в соответствии с мелкими подробностями, собранными специалистами по изучаемому периоду и месту.

Как превратить заброшенный дом в детский центр. Изображение № 12.

Курсы, связанные не со знаниями, а с умениями, тоже выстроены так, чтобы ребёнка увлечь. Например, на мультипликации мы не снимаем мультик за одно-два занятия, а повторяем техники, возникшие в истории анимации. Проходим историю анимации своими руками. Вера сама ведёт студию «Настоящие модельеры». Девочки придумывают платья, снимают мерки, делают лекала и шьют — причём сначала для куклы, потом для себя, а потом для мамы.

Игры тоже очень важны для развития ребёнка, через них происходит осмысление окружающего, осознание себя, формирование личности, встроенной в социум. В «Живом доме» есть курс «Играем в солдатики: история великих сражений». Солдатики — такая исконная мальчишеская игра. Надо видеть глаза мальчишек, когда они рассматривают форму солдатиков, вооружение, понимают назначение разных видов пехоты и конницы, выстраивают порядки, продумывают тактику и стратегию, стараются выиграть. Так происходит формирование навыков, необходимых мужчине. Или так называемые ролевые игры — язык не поворачивается так называть то, во что мы во дворе всё детство играли: в индейцев, в ограбления банков, соперничества всяких кланов. Теперь нет дворов, и дети чаще играют один на один с компьютером. Это не то. Ведь в этих дворовых играх развивается и умение придумать сюжет, и быстро реагировать на изменение ситуации, и умение сотрудничать/соперничать, и умение осознавать роль и следовать ей. А сколько эмоций — смеха, крика, а сколько движения и, в конце концов, счастья в глазах всех детей!

 

Ученики и их родители

Мы никому не отказываем в занятиях, никаких вступительных экзаменов у нас нет. Публика приходит разная, но в большинстве своём это приятные «хорошо развитые» люди, которые хотят развивать и своих детей. И сами дети очень любопытные, живые, хулиганистые. Но если их занять делом, то они сразу успокаиваются, сосредотачиваются, увлекаются предметом. Некоторые преподаватели говорят :«Пять, семь лет — это очень мало!» — но потом начинают с ними заниматься и понимают, что бывают разные дети. Меня недавно семилетний мальчик, сын Бориса Акимова из Lavkalavka, в шахматы здесь обыграл. Не могу сказать, что я играю ужасно: совсем не профессионал, и даже не любитель, но умею. Причём я сидел и думал над каждым ходом минут по 10, а он за две секунды переставлял фигуру и убегал играть с ребятами.

Как превратить заброшенный дом в детский центр. Изображение № 24.

Часто приходят интересные, приятные люди. Приходило, например, семейство москвичей, выехавших из Москвы на проживание в избу с печным отоплением, километров за 80 по Новорижскому шоссе. Ферму завели — животных, — но не режут, а ради молока, яиц и детям на потеху. Причём муж, топ-менеджер в крупной компании, ежедневно ездит на работу в Москву, вставая в 4 утра! Обратно возвращается в 4–5 вечера... Очень собранные, думающие, открытые люди, приятно было с ними общаться.

 

Соседи

Жители окрестных домов, конечно, интересуются тем, что здесь происходит. Приходят, знакомятся. Однажды пришла красивая женщина с сыном, попила у нас чай, мы поболтали, потом позвала к себе в гости. Оказалось, что она успешный дизайнер интерьеров, и у неё половина одного из соседних домов во владении — заходишь в подъезд и надеваешь тапочки.

 

  

с маленькими надо
в основном играть, и наши «серьёзные» занятия второй половины дня здесь
не подходят

  

 

Буквально на днях пришёл пожилой мужчина, ему калитку вышел открывать наш старший сын. Пришёл и говорит: «Там дедушка пришёл с одной розой, говорит, принёс в память о давно умершей хозяйке этого дома». Мы решили, что это один из городских сумасшедших, что, бывает, и к нам заглядывают. Но мужчина зашёл в дом — смотрим, красивый совсем пожилой мужчина, предложили ему чай. Он нам рассказал про историю нашего дома. Очень красивый старик, говорил хорошим старым интеллигентным языком. Очень приятно провели вечер.

 

О планах на будущее

Во-первых, мы запускаем марку детской одежды «ЭЮЯ». Вера её давно придумала и платья-образцы отшила. Но всё руки не доходили, занималась своей «взрослой» маркой VeraOlshwang. Теперь шоу-рум в доме, и столько детей вокруг, что решили, всё — пора. Уже лекала получили на все возрасты.

Кроме того, собираемся запустить группу для трёх-четырёхлетних и группу для пяти-шестилетних на полдня — с 10 до 14 часов. Очень родители просили: «Хотим отдать детей на полдня в прекрасную атмосферу „Живого дома“ и заниматься своими делами». Но с маленькими надо в основном играть, и наши «серьёзные» занятия второй половины дня здесь не подходят. Сейчас нашли замечательных ребят и пойдём с ними учиться фольклорным играм для малышей в ЦЛП (Центре лечебной педагогики. — Прим. ред.). Нам кажется, что это замечательная основа для проведения времени малышами — и весело, и правильно формирует психику, ведь люди играли с древних времён, следуя подсознательно сложившимся сюжетам, можно сказать, в процессе осознания своей отделённости от мира природы, осознания себя как членов социума.

Ну и мечты. Думали даже выпускать детский журнал, книги, может портал запустить. Причём эта тема рождается в разговорах с родителями, которые ждут детей в нашей гостиной. Причём не то что давайте — запускайте. Нет, дизайнеры, поэты, журналисты, художники — папы и мамы детей, занимающихся в нашей студии, — говорят: «Давайте вместе делать!» Хотя, надо учитывать, что попытки сделать детские журналы и порталы делались не раз, и весьма талантливыми людьми. Почему-то все провалились. Надо попробовать?!

  

Фотографии: Варя Лозенко, «Живой дом» / Facebook