Алексей Колмаков и Марат Сабиров выбрали удачный момент для запуска собственной настольной игры. К осени 2013 года этот рынок в России уже оформился, появилась аудитория, при этом в большинство мировых хитов все уже успели поиграть. В Ecologic, придуманной двумя питерскими экологами, игроки продают и покупают нефтяные вышки и месторождения. Под мишурой классических рыночных механизмов обогащения создатели игры спрятали образовательную составляющую и ценностную установку, которую хотят привить всем играющим. Лейтмотив игры такой: настоящая выгода заключается в том, чтобы заработать для себя без ущерба для окружающей среды.

Как создать свою настольную игру. Изображение № 1.

Алексей Колмаков

Создатель игры

Как создать свою настольную игру. Изображение № 2.
МАРАТ САБИРОВ

Создатель игры

  

Алексей Колмаков: Всё началось скучным пятничным вечером, когда мы решили взять по пивку.

Марат Сабиров: Мы с Лёшей пять лет учились на экологов, а дальше наши пути разошлись. Я пошёл в магистратуру СПбГУ, потом научным сотрудником в один из академических институтов, там я занимаюсь моделированием эволюционных процессов.

А.: А я три года проработал в дирекции особо охраняемых природных территорий в департаменте природопользования. Был ведущим специалистом отдела обеспечения функционирования — как-то так это называлось. Занимался работой с подрядчиками, следил, как они выполняют обязательства, давал втыки, выявлял нарушения. Потом был лаборантом в медлаборатории, работал по закрытому гранту Минобороны. Тогда же началась наша работа над игрой. Это стало занимать столько времени, что я уволился, сейчас я — директор ООО, которое мы создали, чтобы формализовать наши связи с миром.

М.: ООО называется «Рубаха и парень». Началось всё с того, что Лёша поиграл в настольные игры и решил придумать свою игру, чтобы она была не просто жвачкой для мозга, а с идеей. Механику разрабатывал он, я помогал находить ошибки и нестыковки по смыслу, подключался, когда нужно было грамотно назвать экологические инициативы. Мы хорошо дополняли друг друга.

 

  

сохранение природы —
это долгосрочные инвестиции,
право их детей жить в мире
с благоприятной окружающей средой

  

 

А.: Люди сейчас мыслят категориями «выгодно или не выгодно», «получу я с этого что-то или нет». Мы решили эту особенность общества потребления направить в правильное русло. Механика игры построена так, что люди приходят к мысли «сохранять окружающую среду — выгодно». Принципиально важно, чтобы люди понимали, сохранение природы — это не благородно, не плюс к карме, но это долгосрочные инвестиции, право их детей жить в мире с благоприятной окружающей средой.

М.: В нашей игре важен баланс: нужно не только сохранить окружающую среду, но и заработать денег. Мы отталкивались от модели Форрестера, которая лежит в основе игры SimCity. Постепенно стали совершенствовать игровую механику — до итоговой версии у нас было четыре других. Во второй версии механика раздулась — игра стала чудовищно тяжёлой, много расчётов, надо было запоминать много цифр. 

А.: Несмотря на просветительские и образовательные цели, мы хотели, чтобы игра всё-таки была доступна широкому кругу, мы пытались её упростить и оптимизировать.

М.: Дальнейшая эволюция игры шла по пути упрощения механики без потери двух аспектов — экологического и экономического. В итоге мы поняли, что игра получилась не только интересная, она может быть и коммерчески успешной.

Но мы гораздо лучше придумываем игровую механику, чем дизайн. Кинули клич по знакомым, откликнулись два человека, которые были готовы работать за идею. Это художник Андрей — он нарисовал нам тёплые мультяшные рисунки для игры, и Ира, которая сделала дизайн.

Как создать свою настольную игру. Изображение № 3.

Когда встал вопрос денег на тираж, мы подали проект на российский портал Boomstarter — аналог англоязычного Kickstarter. Это портал для народного финансирования проектов. Идея такая: вы заявляете время, за которое хотите собрать какую-то сумму на свой проект. Проект может быть любой — книжка, handmade, что-то социальное. Описание должно показывать значимость проекта для общества, его перспективы (что это дело живое и будет развиваться) и его уникальность. Если за указанный срок удаётся собрать запланированную сумму, ты её забираешь. Люди смотрят на твой проект, если им нравится — жертвуют деньги. Ты обязуешься их за это отблагодарить: например, за пять тысяч мы дарили игру и проводили мастер-класс. А если не удалось собрать деньги в срок — всё, ничего не получаешь, деньги возвращаются спонсорам. Народное финансирование — это не только сбор денег, это и соцзаказ в миниатюре: ты понимаешь, насколько обществу важен твой проект, насколько твои идеи интересны.

Пять процентов от собранной суммы берёт себе Boomstarter, причём заслуженно: они очень помогают раскрутить проект. Ещё пять процентов — комиссии переводов электронных платежей и 13 % — подоходный налог. То есть срезается почти четверть суммы, поэтому мы заложили, чтобы в остатке были 100 тысяч рублей. У нас получилось собрать деньги, причём 40 % мы собрали в последние несколько дней.

А.: Помимо сбора средств и понимания, насколько проект успешный, Boomstarter заряжает рассказывать про проект. Марат писал большие целевые письма, а я занимался спамом — однажды писал даже обществу пчеловодов.

Собирая деньги, мы не очень понимали, сколько будет стоить тираж. Мы продолжали мастер-классы на играх, сделанных из картонок, во время которых получали обратную связь. В итоге количество фишек, поле — всё менялось, а это влияло на стоимость тиража.

Потом мы долго искали типографию. Многие оказывались слишком дороги для нашего небольшого тиража, другие не работали с переработанным картоном, не были сертифицированы лесным попечительским советом (Forest Stewardship Council, FSC). В итоге мы нашли всё в Москве — издательство «Зелёная книга» и типографию «Полиграф медиа групп».

 

Аудитория

А.: Недавно мы провели мастер-класс для учителей в Петербурге, они приобрели партию игр для школ. Сейчас нас приглашают на Алтай, в Карелию, Новосибирск, Казань, Воронеж. Был мастер-класс для сотрудников одной из ООПТ у вас в городе, теперь хотим охватить в Москве всю дирекцию ООПТ. Был тур с игрой по Кавказу: Минводы, Краснодар, Пятигорск. Играли в Москве с организацией EcoStandard Group, это было воспринято на ура.

М.: Летом общественная организация «Экологи Коми» пригласила нас на молодёжный форум. Мы провели там несколько мастер-классов для студентов вузов со всей республики. После этого они выиграли малый грант Министерства образования, закупили двадцать наших игр и теперь проводят мастер-классы в школах.

В Москве будет конференция для учителей, нас туда тоже приглашают. Для учителя наша игра — находка: с её помощью можно занять детей, да ещё и полезным.

 

  

мы в минусе, но спрос растёт, поэтому со второго тиража планируем выйти в ноль.
если новая игра за год выходит
в ноль, — это чудо

  

 

У игры есть образовательный аспект: можно узнать, например, что такое ремедиация. Для студентов в Ecologic важна не содержательная часть, а социализация, познание себя, собеседников, моделирование каких-то аспектов личности напарников. Для взрослых людей — тренировка деловых навыков: умение договариваться, гибкость мышления, умение формулировать свои предложения. 

А.: Преподаватели вузов иногда иллюстрируют свой курс для студентов-экологов игрой. А в Петербурге в Высшей школе экономики (ВШЭ) преподаватель играет со своими студентами-экономистами в нашу игру. 

 

Экономика

М.: Лучше всего игра продаётся через мастер-классы, на которых рассказывается, как в неё играть. Поскольку Ecologic продукт неизвестный, у покупателей есть сомнения и страхи. Недавно мы дали объявление о поиске людей, которые будут проводить мастер-классы, потому что рук у нас уже не хватает. Наша игра везде стоит по-разному, в среднем 1 000−1 400 рублей. Образовательным учреждениям мы делаем скидку. Сейчас мы в минусе, но спрос растёт, поэтому со второго тиража планируем выйти в ноль. Но вообще нам говорили, что если новая игра за год выходит в ноль, — это чудо.

А.: В первую очередь это для нас социальный проект, во вторую — бизнес. Много мы с этого не получаем, сколько именно — некорректный вопрос. Первый тираж был 500 экземпляров, он уже почти закончился. Второй хотим сделать вдвое, втрое больше.

М.: Попробуем искать для него спонсоров, плюс будут накопления от реализации первого тиража. Текущие поездки требуют денег, но для вложения в дело что-то остаётся. Сначала каждая отдельная поездка была в минус, сейчас — полная компенсация или даже с чем-то уже остаёмся.

Как создать свою настольную игру. Изображение № 7.

Самое трудное в таких проектах — не опускать руки. Отложить удовольствие сейчас, чтобы получить горы хлеба и бездны могущества потом, условно говоря. Всё время копить, затягивать пояса, чтобы потом это выстрелило. Другой мотив — спортивная злость.

А.: Некоторые относились к нашему проекту скептически, например экологи, которые учились на пару лет младше нас.

М.: Ещё был некоторый скепсис от тех, кто играет в настольные игры. Там есть свой профессиональный снобизм. Они у нас спрашивали: где красивые миры, где погружения? Или: ну куплю я её — что, пингвинам лучше станет?

 

Тема игры и её актуальность

Экология — это только контент нашей игры. Если бы мы придумали неинтересную игру с экотематикой, успеха бы не было. Помимо модной темы, мы ещё всё-таки полтора года оптимизировали игру, прислушивались к обратной связи. В среднем на разработку настолки у профи уходит четыре-пять месяцев при условии, что вы хотите создать продающуюся игру, не претендующую на то, чтобы стать хитом, и не несущую светлые идеи в массы.

 

Про рынок настольных игр
и свой путь

М.: Автору игры «Монополия» издательство сразу предложило выкупить игру у него, но он решил заниматься ею сам. Нам тоже предлагали продать игру издательству и получать процент с продаж. Но продажи были бы никакими, так как игра была бы одна из множества, кирпич в стене. А у нас она единственная, и мы делаем многое, чтобы её продвинуть.  

А.: Например, в известной в Петербурге сети, торгующей настольными играми, нам заявили: чтобы там продаваться, нужно заключить договор с их дочерней фирмой, которая скупает маленьких авторов за стабильный процент. Как правило, это ещё и отказ от имущественных прав: на коробке написано, что автор ты, но никто, кроме них, не может твою игру издавать.

Сдаться проще, но мне было обидно. Получать пять-десять процентов от продаж — это как если бы жена пошла в роддом ребёнка родить, а вынесла оттуда только ногу. Самое главное — они не будут брендировать твою игру правильным образом. Мы против того, чтобы продаваться в магазинах а ля всё. Мы не очередная настолка, а более интересный продукт. Я хочу, чтобы человек пришёл и сознательно купил то, что действительно хочет, а не так: «Виски, туалетная бумага, о — и „Эколоджик“». Мы гонимся не за массовостью, а за качеством и искренним интересом.

 

Планы на будущее

А.: Мы планируем разработать дополнения к игре под условным названием «Социум». Нам долго не удавалось включить общество в игру: она сильно отягощалась, но недавно нам удалось придумать удачную механику. В дополнении «Социум» будут моделироваться такие процессы, как довольство/недовольство людей, миграция, безработица. Кроме этого, можно будет проводить социальные инициативы и периодически сталкиваться с болезнями или бэби-бумами. Надеюсь, разработка до выхода в свет не займёт более трёх-четырёх месяцев.

 

  

Получать 5−10 % от продаж —
это как если бы жена пошла
в роддом ребёнка родить,
а вынесла оттуда только ногу

  

 

Саму игру мы хотим перевести в цифровой вид — сделать мобильное приложение и компьютерную версию, которые можно будет монетизировать. Но это будет не то же самое, что и настольная игра — будет более тяжеловесная вещь, больше функций.

М.: Я занимаюсь наукой, надеюсь, что это когда-нибудь можно будет совместить с чем-то игровым и популярным. Чтобы науку двигать в массы через новые формы. Это, можно сказать, цель моей жизни.

А.: Нам не удаётся пока безбедно жить за счёт проекта с игрой. Но мы начали с энтузиазма, и я до сих пор не считаю Ecologic каким-то серьёзным делом. Будет приносить доход — здорово, нет так нет. Энтузиазм это не убавит. 

 

Как устроена настольная
игра Ecologic

М.: Есть игровое поле, оно состоит из шестиугольников, их нужно выкладывать перед каждым началом игры случайным образом, это делает игру уникальной. Игроку предлагается попробовать себя в роли руководителя предприятия, занимающегося энергетическими или минеральными ресурсами. Мы отталкивались от сырьевой модели экономики, которая типична для нашей страны. Задача игрока в том, чтобы, развивая свою промышленность, заработать деньги и сохранить окружающую среду на своей территории. Во многих играх есть единый параметр победы, у нас в игре нужно следить сразу за двумя — экоочками и деньгами. Стратегии могут быть разные. Можно, например, заработав сверхприбыль и протянув всю игру на минимальной экологии, вложить в неё средства лишь под конец.

Игровые элементы — фишки промышленных объектов, за них происходят торги по правилам аукциона. Это классический экономический механизм, который интересен людям: у кого больше, тому и достаётся.

Второй тип элементов — экологические инициативы. Они покупаются за деньги и позволяют компенсировать экологический ущерб. Ущерб есть всегда: нельзя построить что-то, что бы не вредило. Есть такое понятие — презумпция экологической опасности, вот оно и отражено в игре. Ну и вспомогательные элементы — деньги и экоочки. И набор событий ещё есть — это имитация случайных событий: наводнение, финансовый кризис.

Как создать свою настольную игру. Изображение № 12.

Игра рассчитана
на 4 агентов —
за каждую фишку
могут играть
и несколько человек

  

Играть можно
с 14 лет, продолжительность раунда
может составлять
от 1,5 до 4 часов

Экологические инициативы тоже покупаются на торгах. Мы придумали им названия и смыслы, которые отражены в реальном мире: посадка деревьев, фильтры очистки, экологическое просвещение.

  

Фотографии: Ecologic / VK