В декабре 2013 актёр Павел Михайлов запустил в здании городской библиотеки на Лиговском проспекте проект «Открытые мастерские». В помещениях, которые не использовались много лет, столяр, ювелир и другие специалисты, занимающиеся ручным трудом, открыли небольшое производство. Теперь читатели библиотеки могут посещать открытые уроки мастеров, выставки, мастер-классы и наблюдать за тем, как здесь издаётся свой журнал. The Village узнал, как Павлу удалось кардинально поменять представление о библиотеках среди самих библиотечных работников и какой гибкой может быть государственная система, если попасть на правильных людей.

 

Как заняться ручным трудом в библиотеке. Изображение № 1.

Павел Михайлов

Координатор проекта «Открытые мастерские»

  

Актёр и сотрудник Фонда Бродского договорился с руководством Библиотечной Системы имени Лермонтова о том, что на её базе в одном из помещений библиотеки на Лиговском, 99 разместятся мастерские, где любой желающий сможет учиться ручному труду. В первый поток записалось около 120 человек, сейчас в группе проекта состоит больше 2000

 

  

Со сцены в библиотеку

В библиотеку я пришёл совершенно случайно. Моя подруга работала там в организационно-методическом отделе и давно звала меня поработать с ней. У меня был опыт организации культурных мероприятий — я работаю в Фонде Бродского, который уже 12 лет собирает деньги на открытие музея писателя. Музей должен появиться в доме Мурузи, в коммунальной квартире, в которой Бродский прожил всю свою жизнь до того, как его выгнали из Советского Союза. Фонду удалось выкупить четыре комнаты из пяти: в последней живёт пожилая женщина, которая просит за неё 12 миллионов рублей. Два года назад я пришёл к председателю нашего Фонда Михаилу Мильчику с идеей: а что если не ждать денег от государства, а собрать их с помощью краудфандинга — с миру по нитке. Он выслушал меня, посмотрел исподлобья и спросил:

— Вы кто?

— Я Павел, актёр, давайте всё это сделаем!

Мильчик удивлённо  посмотрел на меня, потом сказал: «Делайте, Паша, хуже не будет».

Мы запустили проект на «Планете», поставили благотворительные ящики в музеях, книжных магазинах, организовали тематические встречи, проводили недели Бродского в Санкт-Петербурге, а я и вовсе играл спектакли по его стихам. За полтора года мы собрали 300 тысяч рублей. Как оказалось, не все поклонники Бродского хотят скидываться на его музей. И тогда на меня снова вышла знакомая из библиотеки и предложила с ними поработать. 

 

 О том, как доить библиотеки

Я читал все книги на электронных носителях и был уверен, что библиотеки надо закрывать. Думал, что это какой-то рудимент, совершенно ненужная вещь. Но предложение принял: мне нужна была работа, ну и просто было любопытно, что из этого может получиться.

Первый месяц я просто ходил по библиотекам. Там такая структура, что все городские библиотеки объединены в центральные библиотечные системы с одним руководителем, который распределяет финансирование. Организационно-методический отдел у нас тоже — один на 14 библиотек.

В общем, через месяц я изменил своё мнение о библиотеках на кардинально противоположное. Библиотеки — это как налившееся вымя, которое надо доить. Последние десять лет ими никто не интересовался, но они существовали и развивались. И сейчас пришло время вспомнить про библиотеки и пользоваться огромными возможностями, которые они предоставляют.

 

Меня тоже раздражают афиши, скотчем приклеенные к окнам, нарисованные в Paint и распечатанные на цветном принтере на бумаге «Снегурочка»

 

Я, кстати, не из тех, кто уверен, что всю систему библиотек надо менять на корню, что старые библиотекари ничего не умеют, а мы сейчас молодые и современные придём и расскажем, что надо делать. Женщины, которые работали со мной в методическом отделе, — умные, образованные, ведут несколько сложных проектов. Они, конечно, не понимают твиттеров, фейсбуков и вряд ли когда-нибудь научатся работать в соцсетях, но они пытаются меняться. Мне кажется, им интересно, чем занимается молодёжь. У нас никогда не было конфликтов с ними.

Библиотеки показались мне интересными не просто как ресурс, не просто как помещения. Все последние годы там происходили события. Часть из этих событий неинтересные и устаревшие, но часть событий вполне можно посещать. Три из десяти окажутся очень интересными. Проблема только в рекламе. Да, меня тоже раздражают афиши, скотчем приклеенные к окнам, нарисованные в Paint и распечатанные на цветном принтере на бумаге «Снегурочка». Но если помочь библиотекам дооформить события, получится здорово.

 

Русский воркшоп

«Открытые мастерские» начались с фразы моей подруги-художницы: «В России нет воркшопов». Друг, который сидел с нами, включился в разговор и сказал, что давно мечтает о фото-сварочной мастерской, но не знает, где её можно открыть. Я к этому времени уже несколько месяцев работал в библиотечной системе Петербурга и знал про одно пустующее помещение на Лиговке прямо напротив «Лофт Проекта Этажи». Я сразу понял, что там мы и будем делать русский воркшоп.

Идея простая: библиотека предоставляет ребятам различных специальностей помещение, а они за это проводят бесплатные уроки и учат читателей своему ремеслу. Сейчас у нас восемь специалистов: столяр, ювелир, два фотографа, дизайнеры, занимающиеся графикой и художественным текстилем, и девушка, которая вручную делает блокноты, книги и тетради.

Как заняться ручным трудом в библиотеке. Изображение № 2.

Мы выпускаем свой журнал «Лось». У него нет внятной концепции, просто пишем о том, что нам интересно. Мы бы хотели, чтобы это был журнал про средний класс культуры.  Как мы любим говорить, это журнал «не про пьющий андеграунд и не про кокаиновый истеблишмент», а про что-то среднее. Наши друзья художники рассказывают там о себе, об искусстве, о состоянии своей отрасли в целом.

Да, мы — не совсем библиотека в буквальном смысле. Все наши мастера составили списки литературы по своим предметам, и теперь ученики могут брать эти книги в библиотечной системе. Таким образом мы как бы вернулись к традиционной библиотеке. Но важно, что мы — эксперимент, новый способ диалога госучреждения и общества. Мне кажется, мы стоим на пороге развития «жанров» библиотеки — может быть, она будет вот такой, профессионально ориентированной, а может быть, будет совсем другой. 

 

О принципах отбора

Помещение, которое нам досталось, долгое время пустовало по непонятным причинам. В 90-х библиотека сдавала его Дому деловой книги под магазин, а когда сдавать помещения в аренду запретили, эта территория стала практически бесхозной — там хранились декорации из соседнего музея Достоевского.

Большую часть ремонта мы сделали своими руками. В помещении были стены, покрытые голубой штукатуркой, и казённая белая плитка на полу. В какой-то момент, чтобы показать директору, что я настроен серьёзно, я взял в руки перфоратор и стал своими руками сбивать со стен штукатурку.

Конечно, бюрократические сложности были. Обычные гвозди, краску — что угодно можно было ждать месяцами. Иногда, устав ждать, я просто шёл и покупал что-то на свои деньги. Но с государством можно работать, нужно только время.

Все мастера, которые там сейчас работают, — мои друзья, или друзья моих друзей. Мне не кажется, что нам нужен какой-то объективный принцип отбора. У места есть своя магия именно потому, что там находятся наши люди.

 

О гибкости

С директором Центральной библиотечной системы Сергеем Станиславовичем мы сразу нашли общий язык. Без него «Открытых мастерских» бы не было. Я просто пришёл к нему и сказал: «Мы будем делать „Открытые мастерские“, на это нужно всего 20 тысяч рублей». Директор сразу встал на мою сторону и взял на себя все бюрократические процедуры. Ремонт нам обошёлся не в 20 тысяч рублей, а почти в полмиллиона, и все эти деньги нашлись в бюджете библиотеки. Я не знаю, каким образом всё это проводилось, но факт в том, что тех денег, которые государство выделяет, может хватить на хорошие вещи. Надо просто знать, как ими распорядиться. 

Мы в общем свободны в том, что мы делаем в библиотеке. Хотя какие-то мероприятия мы не можем проводить, мы не можем делать ничего, что связано с коммерцией и деньгами. Например, «Ресторанный день» прошёл неудачно: на огонёк заглянули полицейские, а потом директор библиотечной системы задавал нам очень неприятные вопросы. Мы не можем организовать сбор пожертвований — просто баночку для мелочи на чай с печеньем поставить не можем, директор на многое соглашается, но в этих вопросах непреклонен.

Как заняться ручным трудом в библиотеке. Изображение № 8.

Количество желающих попасть
на уроки растёт в геометрической прогрессии

 

Вообще для меня неожиданным образом государственная система оказалась очень гибкой. Наверное, мне повезло с директором библиотечной сети. Может быть, в другом месте всё было бы по-другому. 

Количество желающих попасть на уроки растёт в геометрической прогрессии. Сначала мастера отвечали всем и каждому, теперь они придумали систему отбора: каждый, кто хочет попасть на занятия, пишет мотивационные письма.

Но вот недавно к нам в «Мастерские» пришла девочка и решительно заявила, что хочет учиться у столяра. Он дал ей дерево и сказал: «На, делай стул». Сам ушёл куда-то по делам ненадолго. Когда он вернулся, девочка упорно делала стул.

  

Фотографии: Дима Цыренщиков

Текст: Олеся Шмагун