Бизнес, основанный на социальном капитале в локальном сообществе, — не самый очевидный и популярный деловой подход в России. Тем не менее он может прижиться и реализоваться там, где, казалось бы, нечего делать желающим заработать частникам. Так произошло в случае с кафе Lounge Box, открывшемся в июне 2015 года в Котловке. Несколько местных жителей, недовольных ситуацией в скучном спальном районе, решили создать приятное место для своих друзей, а получился настоящий сommunity based business.

Community based означает, что бизнес служит интересам локального сообщества, создан местными для местных, управляется и развивается с участием сообщества. Несмотря на то что у такого бизнеса есть формальные владельцы, его успех в первую очередь обусловлен благосклонностью территориальной общности. The Village поговорил с 28-летним Андреем Алексеенко, сооснователем Lounge Box, о том, как создать общественное пространство в обычном спальном районе.

 

«Грубо говоря, кафе»: Как автослесарь открыл общественное пространство в Котловке. Изображение № 1.

 

Кризис

Я родился и вырос на Нахимовском проспекте, у меня все друзья отсюда. После окончания МАДИ (Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет. — Прим. ред.) я сразу запустил свой тюнинг-сервис и занимался им пять лет до кризиса. Естественно, как только автомобили превратились из хобби в профессию, они стали неинтересны. Тюнинг — вещь далеко не первой необходимости: сервис деньги приносил, но всё равно бизнес был постоянным выживанием.

А когда пришёл кризис, всем стало плохо. Два моих друга искали работу — оба были связаны со строительным бизнесом, но сейчас все стройки встали. Девушки тоже нигде не работали — они занимались туризмом, который рухнул. Так я и подумал, что хорошо бы сделать место, где будут работать мои друзья.

Я сказал знакомому инвестору, что всё достало и надо попробовать что-то новое. Он согласился. Я сам в антикафе не бываю, но зашёл в одно. Думал купить готовое, но ужаснулся, когда увидел, как это всё выглядит, и решил сделать своё место.

Мы нашли подвальное помещение бывшего пожарного магазина и склада в многоэтажке на Севастопольском проспекте. Оно было убито, но наш бюджет поджимал, а цена была вменяемой. В создании места приняли участие все знакомые: мы с компаньоном Джонни Джобавой делали все работы, моя жена занималась дизайном, а один друг колесил за всем важным по рынкам. От идеи до реализации прошло две недели.

 

 

Район

В нашем районе коммерция отсутствует. Старые дома, на первых этажах магазинов нет, на возрастную категорию 18–30 лет никто не ориентируется. Я не знаю, кому тут раздавали квартиры, но пьющих очень много. Район очень спокойный: делать тут просто нечего. Никаких тусовок нет, посидеть негде, только пара пивнушек. Ближе к вечеру молодёжь разъезжается подальше отсюда.

В районе отлично работает только отделение полиции № 49 — видимо, из-за бабушек, которые постоянно туда звонят и просят приехать, как только молодые собираются во дворе. Местная полиция всех уже давным-давно знает. Люди общаются на улице, ни музыки, ничего — но обязательно приезжает наряд, просят уйти, потому что полицейским нужно отреагировать.

В доме, где мы арендовали помещение, всё нормально. Над нами находится магазин дверей, и даже если ночью включить музыку погромче, то на улице и в квартирах ничего не слышно. Поэтому мы никого не беспокоим. Мы уведомили все необходимые инстанции и никаких препон не ощутили. К нам заходила одна бабушка-активистка, мы её накормили тортиком, напоили чаем, и она ушла довольная. Больше мы её не видели.

 

«Грубо говоря, кафе»: Как автослесарь открыл общественное пространство в Котловке. Изображение № 2.

 

Посетители

Изначально мы задумывали кальянную, но быстро поняли, что народ интересует другое — люди приходят приятно провести вечер, потусоваться. В итоге у нас получилось, грубо говоря, кафе. Есть, конечно, кальяны — они в отдельных дегустационных комнатах, как это теперь надо называть. Сам я курил кальян полтора раза и так и не понял, в чём прикол.

Я хотел сделать уютное место для своих, куда приходишь как домой. Здесь все — знакомые лица. У нас отдыхают любители Subaru — они уставили полки своими игрушечными машинками. Я не покупал гитару, укулеле — сами люди привозят. Стол для мини-футбола с дачи привёз бывший клиент тюнинг-салона: ему на дачу ехать долго, да и играть там не с кем. А здесь всегда можно найти компанию.

К нам приходят поиграть в «Мафию», в PlayStation: дома не очень удобно, а тут можно соединить две приставки и играть вчетвером. Недавно провели турнир по настольному футболу — приехал наш поставщик пива и научил играть правильно. Каждые выходные что-то происходит. Люди не сидят отдельно за столиками: все друг друга знают, компании объединяются, ходят одной толпой и общаются.

Почему никому не нравится центр? Там негде парковаться. А в нашем районе хоть как паркуйся. Люди приезжают на машинах и не испытывают дискомфорта. А в центре парковки либо нет, либо она платная, либо полтора часа искать. Это уже тенденция — перебираться потихонечку оттуда. Сколько можно набиваться в этот центр? Он ведь не резиновый.

Некоторые раза три-четыре заходят к нам кофе выпить, перед работой и уже вечером. К нам приходят как домой, сидят по четыре-пять часов. Никто никого не трогает, никто не надоедает вопросами вроде «может, вам счёт принести?». Все просто расслабляются. На этом миллионов не сделаешь, но на жизнь хватит.

 

«Грубо говоря, кафе»: Как автослесарь открыл общественное пространство в Котловке. Изображение № 3.

 

Сеть

У нас с вывеской не очень, рекламой так толком и не займёмся — все в спешке. Но все, кто к нам заходят, рады, что в Котловке наконец-то появилось что-то приличное. К тому же наши цены ниже рынка.

К нам приходит не только молодёжь — мужчины в возрасте тоже стали заходить. Придут, поедят, кружку пива выпьют, книгу, газету почитают, устроят просмотр футбола. Мы все друг друга знаем хотя бы в лицо. Понятно, что только на знакомых не выплыть. Но я бы не хотел, чтобы заведение стало массовым, чтобы здесь негде было сесть. Оно задумывалось для друзей и друзей друзей.

Когда арендодатели видят, что на их месте хорошо идёт бизнес, они пытаются выселить арендатора и сделать что-то похожее. Но с нашим местом так не получится. Это сообщество, и, если нас выселят, мы запросто найдём другое место в радиусе пары километров, и все переберутся туда. Потому что главное — не место, а люди.

Если всё будет нормально, мой компаньон остаётся тут, а я пойду делать такое же кафе в соседнем спальном районе. Чтобы повторить этот домашний эффект, нужно, чтобы в заведении просто работали местные жители, их сразу видно. Нужно, чтобы и там сформировалось сообщество.

Мой опыт пока нельзя назвать успешным. Но для первого месяца всё неплохо.

 

   

Фотографии: Владислав Моисеев