Работа медика — это, как правило, напряженный график и переработки, без которых приемлемый уровень зарплаты невозможен. Николай, который начинал санитаром на «cкорой помощи», а сейчас работает медбратом в частном медицинском центре, рассказал The Village о том, как содержать семью на оклад санитара, сколько зарабатывает младший медперсонал в частных клиниках, и что держит людей на такой работе.

Иллюстрации

ольга соснина

Никаких доплат

Мой путь в медицину начался с того, что я поспорил. Поспорил с родственниками, что смогу поступить в медицинский колледж. И поступил. Это было ровно 10 лет назад, в 2007 году. Учился, жил с бабушкой. Денег катастрофически не хватало. Поэтому после года обучения я устроился на работу санитаром в «скорую помощь».

Если кто не знает, в службе скорой помощи есть разделение труда. Есть специальные бригады: реаниматоры, неврологи, кардиологи, педиатры и психиатры. Есть линейные бригады, это терапевты. Вот в линейной бригаде я и работал.

График был такой: два дня отдыхаю, в ночь работаю. В мои обязанности, как санитара, входило транспортировать больных с этажа в машину, нести чемоданчик врача, кардиограф, если надо. В конце смены машину «скорой» надо помыть, а несколько раз в месяц ещё и «прогенералить» её. В общем, такая чисто физическая работа.


В мои обязанности входило транспортировать больных с этажа в машину, нести чемоданчик врача. Такая чисто физическая работа

Месяц отработал и получил свою первую зарплату — 4 200 рублей. И эти же самые деньги я получил, когда летом стал работать еще и за фельдшера. Летом, на период отпусков, на место фельдшера ставят более-менее опытных санитаров. Тогда надо уметь кардиограмму снять, давление померить. И всё бы ничего, только за это ни копейки не доплачивали, так как нахожусь же я на ставке санитара. Такой вот парадокс. Хотя, наверное, это в принципе в нашей стране нормально — работаешь больше, ответственность выше, а получаешь денег столько же.

Охотники за наркотиками

Вызовов каждую смену было много. Но можно выделить сезонный всплеск ранней весной и осенью. Да вы и сами вспомните: люди одеваются очень легко, посмотришь кругом — без шапок ходят, в лёгких ветровках, хотя на улице холодно, ветер, вот и заболевают пневмонией. А еще в этот период обостряются сердечно-сосудистые заболевания. Видимо, климат всё же у нас такой, неблагоприятный, перепады температур, люди сильно давлением мучаются.

Пациенты, конечно, разные попадались. Запомнился самый первый раз, когда стало страшно. Вызвали на улицу Култукскую, знаете, там бараки уже старые стоят. Человеку стало плохо. Открывают нам дверь, а там человек пять мужиков, все в наколках, пьяные, некоторые видно, что неадекватные. А мы с женщиной-врачом вдвоем. Но в результате всё обошлось, они даже чаем напоили, пока больной «отходил».


Была драка, перестрелка. Я одному голову перевязал, стал другому помогать, оборачиваюсь, а первого уже нет — пошел опять драться

Ещё запомнился вызов — пострадавшие после перестрелки. В кафе в микрорайоне Солнечный ОМОН заступился за девушку-официантку, к ней приставали. Началась драка, перестрелка, были раненые. Мы приехали. Я одному голову перевязал, стал другому помогать, оборачиваюсь, а первого уже нет, пошел опять драться. Еле-еле при помощи полиции смогли всех пострадавших по машинам посадить и развезти противников в разные больницы, ОМОН в областную, а тех — в 3-ю Кировскую.

В подъездах были попытки нападения на нас, чтобы отобрать чемоданчик, в надежде, что там есть наркотики. Но всегда как-то обходилось. И помню, конечно, когда в первый раз со смертью столкнулся. Вызов был к молодому мужчине, лет 35. Врач начал давление мерить, сказал, какой укол готовить, и тут этот парень умирает. Оказалось потом, у него тромб оторвался. Конечно, не по себе стало. Потом еще не раз видел смерть и скажу лично за себя, к этому привыкнуть нельзя. Хоть молодой, хоть старый, жалко человека. Вот он был, и вот его нет. Каждый раз какое-то бессилие ощущаешь.

Клятва Гиппократа

Конечно, были вызовы, когда у человека буквально 37,5. И вот он плохо себя чувствует, просит дать ему какую-нибудь таблетку и поставить какой-нибудь укол. Врач, конечно, обязан, раз приехал, посмотреть больного, но при этом ты сидишь и понимаешь, что где-то, возможно, ждёт по-настоящему нуждающийся в срочной помощи человек. Поэтому большая просьба: если нет достаточных оснований, не вызывайте! Бригад не хватает, поэтому и задержки, при этом довольно много таких вот вызовов, без повода.

И ещё: «скорая» не лечит! Ни рецепта, ни больничного врач «скорой помощи» вам не выпишет, лечения не назначит. Он просто права не имеет, для этого есть терапевт в поликлинике.


«Скорая» не лечит! Ни рецепта, ни больничного врач «скорой помощи» вам не выпишет, лечения не назначит

Конечно, и на бомжей приезжали. Оказывали помощь, увозили в больницу. Тут я банально скажу, но клятва Гиппократа относится ко всем.

На повышение

Так проучился я три года. Получил диплом. С администрацией «скорой» была договоренность, что после окончания медколледжа меня переводят в группу реанимации, там оплата была выше. Но не перевели. Поэтому я ушел на городскую станцию переливания крови, которая на Волжской находится.

Назначили меня медбратом. Сначала тоже зарплата совсем маленькая была – около 6 000 рублей. Я должен был принять донора, объяснить ход манипуляции, поставить ему систему и наблюдать за состоянием донора, пока он кровь сдаёт. И так каждый день, кроме выходных, длился рабочий день с 9 до 16:15. Иногда было спокойно, а иногда такое количество людей, что и присесть некогда.


Открывают нам дверь, а там человек пять мужиков, все в наколках, пьяные. А мы с женщиной-врачом вдвоем

Где-то через год работы зарплата увеличилась до 10 000. От станции переливания крови меня направили на обучение, получил сертификат «сестринско-операционное дело», и снова повысилась зарплата, аж до 11 000 рублей. Стал работать на выезде. Ездил в Байкальск, Черемхово, Кутулик, в «Александровский централ». В принципе, работалось спокойно, особых происшествий, конфликтов каких-то с донорами не было. Но вот зарплата — даже сейчас там она где-то 17 000 рублей.

А я в 2011 году женился, в 2012 году первый ребенок родился, денег, конечно, совсем не хватало. Поэтому я устроился еще на одну работу. Работал медбратом на станции и подрабатывал на медосмотрах, в такси в основном или, например, в трамвайном депо.


Получишь зарплату, сначала все обязательные платежи сделаешь, а потом сидишь и думаешь, что на эти копейки еще можно купить

Как-то так повелось у нас с женой, что деньгами распоряжаюсь в основном я. В то время зарплата была где-то 14 тысяч. Из них 3 500 уходило на оплату коммунальных услуг. Это, как говорится, святое, ещё от бабушки к этому привык. Получишь деньги, сначала все обязательные платежи сделаешь, а потом сидишь и думаешь, что на эти копейки еще можно купить. Хорошо, что овощи свои, чаще всего курицу покупали, мясо дорогое. На хлеб-молоко тоже вроде деньги оставались, макароны-каши сразу большими упаковками на оптовке до сих пор приобретаю — дешевле выходит.

Потом родился еще один ребенок у нас. И я ушёл в частный медицинский центр. Всё так же работаю медбратом. Только теперь доход у меня 28 000 рублей. Хотя знаю ребят, семейных, которые и за 16 000 рублей работают. Просто им приходится брать двойную, а то и тройную нагрузку, жить, фактически, на работе.

Я же сейчас работаю посуточно. У нашего центра есть и амбулаторное, и стационарное лечение. Мои обязанности — измерять пациентам давление, выполнять назначения врача — таблетки дать или систему поставить, следить за самочувствием, чтобы, если что не так, сразу сообщить врачу.

Что будет дальше — не знаю. Может пойду дальше учиться, а может кардинально изменю свою жизнь и завяжу с медициной навсегда. Не загадываю пока.