Анна Стрелкова снялась в драме «Последнее лицо» — в одном кадре с Шарлиз Терон и с Шоном Пенном — за кадром. Как это получилось у артистки шоу песка, узнал The Village.

Анна Стрелкова

артистка шоу песка

Песок сквозь пальцы

Я занимаюсь песочной анимацией. Предположим, у вас есть какое-то мероприятие, которое вы хотите интересно, красиво оформить необычными выступлениями, вот тут-то и появляемся мы с моим супругом Леонидом и наше шоу песка. Обычно это программа на 10–15 минут, которую мы готовим специально к событию, то есть сюжет ролика, который я рисую, отражает какие-то ваши личные истории. Благодаря работе мы бываем в тех местах, куда бы не смогли отправиться просто так, туда билеты даже в одну сторону стоят немало. А так, например, мы пару раз в год стабильно летаем в Америку, а самое крупное наше мероприятие со стадионным шоу было в Азербайджане. Еще, например, мы были на Багамах — выступали на дне рождения владельца сети отелей, там с помощью нашего шоу мы рассказывали историю его жизни, а он, между прочим, стоял у истоков равноправия в Южной Африке вместе с Нельсоном Манделой — организовал в своих отелях равные условия для сотрудников с разным цветом кожи.

Вообще я бы хотела сказать большое спасибо своим друзьям, потому что я стала заниматься песочной анимацией именно благодаря им. Меня всегда влекло рисование, но я не знала, как можно этим заработать, поэтому это оставалось моим хобби, а работала я социологом, подборщиком персонала, была даже поваром-кондитером, но всем своим знакомым говорила, что хочу рисовать. Однажды моя подруга познакомилась с ребятами, которые занимались организацией мероприятий и как раз искали художника, который работает с песком, я прошла конкурс, и мы стали сотрудничать. Рисовать песком я тогда не умела, но смогла научиться, мне предоставили хорошую базу, а главное — я нашла сферу, в которой захотела развиваться. Мой муж мне очень помог, в самом начале он сделал мне первый рабочий стол для анимации, стекло там было снято с кухонной плиты, представляете?


Благодаря работе мы бываем в тех местах, куда бы не смогли отправиться просто так

В год мы тратим около 200–250 килограммов песка, он просто теряется, просыпается. Заказчики сейчас порой просят рисовать чем-то странным: например, индийское отделение провайдера Vodafone запускало новую услугу, и им был нужен ролик с использованием той фермерской продукции, которая у них произрастает, то есть это был рис, специи, перец, а одна компания из Катара просила ролик, нарисованный мукой.

Нам звонит Шон Пенн

В 2014 году мы рассылали свое портфолио в крупные международные агентства, которые занимались подбором артистов для различных проектов. Из одного из них нам ответили, что вот как раз сейчас проходит отбор на некий проект, куда требуется песочная анимация; они тогда, правда, не раскрывали нам деталей, что это за проект, просто дали задание, которые мы выполнили и выиграли. Когда мы узнали, что приняты, нам сказали, что теперь заказчик хочет позвонить нам лично, мы тогда немного запереживали по поводу нашего английского, по телефону можно что-то не понять, и получится глупая ситуация. В общем, мы договорились на видеозвонок по скайпу, чтобы, если что, объясняться жестами. И в итоге нам в квартиру позвонил сам Шон Пенн, и мы такие: «А-а-а-а-а!!!» Он объяснял нам, что он хочет, какова тема, дал нам время подумать, как мы можем отразить идею. Мы показали ему свои мысли на эту тему; он сказал, что это то, что нужно, и нам предстоит лететь в Южную Африку. Перелет, проживание — все было оплачено, был символический гонорар, он составил тысячу долларов. Но нам сразу сказали, что это отличная возможность заявить о себе, которую не стоит упускать. А нас и уговаривать не надо было. Когда мы прилетели, у нас было несколько дней, чтобы мы могли погулять по Кейптауну — отдохнуть, нас везде повозили, все показали. В общей сложности мы провели там пять дней, увидели пингвинов, полазили по горам. Кейптаун произвел огромное впечатление! Это, пожалуй, самое запоминающееся место, где нам пока довелось побывать.

Процесс

«Последнее лицо» — драма режиссера Шона Пенна с Шарлиз Терон и Хавьером Бардемом в главных ролях. Лента была представлена на Каннском фестивале в прошлом году, сейчас фильм в прокате в некоторых странах Европы, но вот будут ли этот фильм показывать в России, я не знаю, на торрентах его можно посмотреть. События там развиваются во время гражданской войны в Африке, главные герои — дочь миссионера и хирург, который оперирует раненых, между ними завязывается роман, и все действие происходит вокруг этого.

По сюжету сцена, в которой мы снимались, — это эпизод благотворительного вечера «Врачи без границ», вечера чествования врачей, на котором героиня Шарлиз Терон произносит свою главную речь. А я рисую ролик, который рассказывает историю маленького африканского мальчика, у которого заболела мама, как врачи ему помогли. Съемки длились всю ночь, сцену прогоняли много-много раз, чтобы камеры не попадали друг другу в объектив, поэтому их постоянно переставляли и запускали весь процесс по новой от начала до конца.

Специальные люди

Мне показалось, что съемочный процесс — вещь очень нервная, но вместе с тем очень отлаженная. Для всего есть специальные люди. То есть специальный человек, который приносит стульчик, чтобы актер посидел во время перерыва; есть человек, который сметает пыль после каждого дубля; есть тот, кто точно знает, кто из артистов какой бутерброд любит, и бегает за ними до ближайшего кейтеринга: этому — с колбасой, а этот актер ненавидит спаржу — все учтено.

Несмотря на то что это не самый бюджетный фильм, масштабы все равно впечатляют. Думая о том, как снимается кино, я всегда представляла себе эти классические голливудские павильоны, в которых отстроены декорации, но в нашем фильме все было по-настоящему. Всю массовку набрали из местных жителей, гримеры полностью меняли людям внешность, закрашивали лысины, меняли цвет волос с седого на рыжий. Очень крутое перевоплощение: дамы — в вечерних платьях и драгоценностях, джентльмены — в смокингах.

Там вообще было очень много именно местных: и массовка, и гримеры, и художники по костюмам. Возможно, это был такой реверанс в сторону Шарлиз Терон, ведь она родом из ЮАР. Один из организаторов, с которым мы больше всего общались, Джей Пи, говорил, что Кейптаун — это второй Голливуд, там есть очень много фирм, которые занимаются всем, что связано с киноиндустрией.

Шон Пенн кидается рацией.
Шарлиз Терон произносит речь

Конечно, огромное впечатление на нас произвел Шон Пенн. Это такой простой, открытый человек, может обаять за три секунды, и все — ты уже любишь его. Он сам объяснял нам задачу, всем давал какие-то комментарии, указания: «Вот здесь этого быть не должно, это нужно сделать так и так». Бывало, что кричал, ругался, психовал, бросался рацией даже — у него была рация, в которую он говорил оператору, что нужно делать; сам он сидел перед мониторами, на которых видел все, что происходит, и если ему что-то не нравилось — сердился: «Сколько можно повторять!»

Шарлиз я видела мельком, она подошла к нам, сказала, что ей понравилась наша работа, тут мы, конечно, попросили сфотографироваться: «О, вам понравилось? Здорово! Давайте тогда сфотографируемся!» Когда снимали сцену с речью, Шону постоянно что-то не нравилось, сама речь длилась минут семь, но ей пришлось повторять ее раз сорок на протяжении, наверное, трех часов. Шарлиз абсолютно спокойно произносила ее снова и снова. Хотя нам-то казалось, что все эти дубли и так были отличными. Здорово было увидеть всю эту изнанку Голливуда, частью которой нам тоже удалось стать.


Фотографии: обложка, 1 – Илья Большаков, 2-4 –из личного архива героини