На телевидении массовка нужна для записи программ с живой аудиторией — это «разговорные» программы в студии, ток-шоу и, конечно, телеигры. Кто-то парится и действительно приглашает на передачу желающих и интересующихся. Но представьте, для каждой программы нужно специально отобрать людей, скоординировать их, посадить и рассказать, что делать. Куда проще взять тех, кто этим занимается постоянно и знает, как нужно работать.

 

База лиц

Как всё устроено: Актёр массовки. Изображение № 1.

Моя карьера началась с того, что мы очень красиво смотрелись с моей собакой — Цезарем. Он никогда не носил поводок — я просто клала ему руку на холку, и он становился абсолютно послушным. И вот идём мы с ним по городу, а навстречу человек с фотоаппаратом. Сфотографировал, а после спросил, не хотим ли мы участвовать в съёмках фильма. Я согласилась, и нас зарегистрировали в общей базе лиц.

Мне сразу предложили сняться в массовке для одного болгарского фильма. На это ушло два-три дня — я просто стояла в толпе, по сюжету мы изображали людей, выпивающих в баре. Следующего фильма можно было ждать долго, но мне предложили пойти поработать в массовку на телевидении. В итоге за пять лет я участвовала в съёмках 11 фильмов и 9 телевизионных проектов в России, Украине и Болгарии.

Это один из путей, когда вам просто везёт и вас замечают. Но обычно у киностудий есть базы лиц, куда за определённую плату (порядка 2 000 рублей) может попасть любой. За эти деньги вам сделают пару фотографий и внесут в список. И всё: сидите и ждите, пока позвонят и пригласят сниматься. Объявления о наборе нередко можно встретить в газетах — многие киношники всё ещё считают это самым действенным способом подбора статистов. С телевидением всё немного проще. Объявления о поиске массовки часто появляются на сайтах телеканалов. Звонишь, приходишь или прямо по телефону записываешься. Там твоё фото никому не интересно. Главное, чтобы ты был похож на человека, умел хлопать в ладоши и улыбаться.

 

Работа и оплата

Один рабочий день на телевидении стоит 300-500 рублей. Это может быть один прямой эфир или запись трёх-пяти программ. День работы в кино стоит дороже —700-900 рублей. Эту сумму могут удвоить, если ты задействован в сцене с главными героями и от тебя требуется минимальная актёрская игра. А если повезло и дали эпизодическую роль, то за один съёмочный день в среднем заработаешь 3 000–4 000 рублей. 

Мы, конечно, массовка, но отношение к нам со стороны режиссёров и продюсеров часто огорчает. Несколько лет назад я участвовала в съёмках фильма The Code. Сцена: деловой приём, нарядный зал, на всех красивые костюмы. У меня платье с голой спиной. А на съёмочной площадке дикий холод. Вот мы уже стоим в стоп-кадре, готовы записывать, и тут съёмочная группа начинает перетаскивать обогреватели к режиссёру: толстая американка замёрзла. Режиссёра согрели, все готовы снимать — и тут я разворачиваюсь и ухожу греться. Они, конечно, удивились и пытались кричать, но это была не первая сцена, половину уже отсняли, и я находилась на фоне у главных героев уже в нескольких планах. Потому им пришлось ждать. Режиссёр с русской стороны дал мне свою куртку, вернул на площадку, всё досняли. Мы распрощались навсегда, но через неделю меня попросили вернуться, так как часть планов не удалась. Не извинились, но зарплату подняли вдвое.

Как всё устроено: Актёр массовки. Изображение № 2.

 

Трудовой день

Большинство телепрограмм записывают с утра. Вам звонит специалист по подбору статистов и уточняет, сможете ли вы приехать. Если да — оговариваются место работы и условия. Уже на площадке координатор собирает статистов и бегло вводит их в курс дела. Инструктаж минимальный: «Снимаем это. Сидеть здесь. Хлопать тут. Вопросы не задавать». На некоторых студиях (например, в Останкино) в ожидании подработки постоянно дежурит группа людей. Если продюсеру срочно понадобилось записать программу — он выходит в коридор и забирает с собой столько людей, сколько нужно. 

Каждая съёмка, независимо от времени суток, начинается с еды. Всем участникам выдают по скромному сэндвичу и наливают кофейный напиток (назвать эту жижу иначе язык не поворачивается). Если это кино, то дальше предстоят неизменные очереди — к гримёру, парикмахеру, костюмеру, за едой, опять. Кто-то уже на этом этапе психует и уходит. Только один грим всех участников обычно занимает три-пять часов. Но большинство терпит. Уйдёшь — будь уверен, больше не позовут. 

На телевидении тебя могут попросить прийти в одежде определённых цветов, в кино костюм важен всегда. Если снимают что-то специальное — зовут на примерку и выдают реквизит. Если съёмка простая, говорят, что тебе нужно надеть. Мы снимали для одного фильма сцену на кладбище. По телефону сказали одеться в тёмное. Все пришли в чёрном. Съёмку отложили на день. Объяснили, что так во Франции не бывает. Тёмные цвета — синий, серый, коричневый, может, но чёрный —нет. Люди переоделись, пришли на следующий день — картинка действительно сильно изменилась. Только тогда начали снимать.

 

Съёмки

Продюсер или режиссёр никогда не выбирают для своего проекта массовку определённой категории. Вроде «мне бабушек» или «мне молодых побольше». Мы — фон. Никто не обращает внимания, что за люди сидят в зале. 

В студии массовку произвольно рассаживают по местам. В ток-шоу первые пару рядов оставляют пустыми: потом приходит режиссёр и вместе с координатором выбирает, кто займёт эти места. Обычно это кто-то посимпатичнее, или «старые знакомые», в которых все уверены. Во время записи статисты должны сидеть, смотреть и слушать. Иногда реагировать на происходящее, но это уже верх мастерства. Главное — не болтать и не спать. Первое мешает участникам, а второе заметно на картинке. На некоторых телеиграх можно подсказывать участникам, а на передачах — задавать эксперту вопрос из зала. Это упрощает задачу «не заснуть». В один день могут записывать от трёх до шести выпусков программы, поэтому в перерывах людей пересаживают. Но тут нет никакой системы — чаще просто дают команду пересесть и люди начинают бродить.

 

Контингент

Для прямых эфиров обычно нужно не более 50 человек. На запись игры могут позвать и 200. Публика там подбирается очень разная. Есть студенты, которые не щёлкают клювом — им нужны деньги и у них есть время. Садятся на задние ряды, втыкают наушники, открывают на коленях ноутбук и работают, учатся. Есть скучающие пенсионеры — они приходят скорее для разнообразия, чтобы занять свой день. Есть и те, кто идёт ради развлечения, чтобы не сидеть дома в выходные и как-то разнообразить досуг. Можно посмотреть на ведущих и деньги дополнительные получить. Но большая часть массовки люди несчастные. Они приходят туда именно ради этих 300 рублей и сэндвича, только этим и живут. Их легко отличить от всех прочих по испугу в глазах, они боятся не туда посмотреть, что-то не то сказать или сделать. И постоянно боятся, что их выгонят или уволят. 

Среди них, кстати, есть ещё одна очень маленькая группа. Она же самая конфликтная. Зачастую это неудавшиеся актёры и бывшие сотрудники телеканалов. Они сразу проявляют лидерские качества и пытаются вести всех за собой, а потом начинают строить остальных. Телевизионщикам это по-своему выгодно – помощники для контроля толпы. Своя чёткая иерархия есть на записи почти каждой программы. Это как пастух, собаки и овцы.

Для работы в кино обычно отбор более осознанный. Тебя выбирают по фото, потом могут пригласить и посмотреть лично. Если не подойдёшь — дают 100 рублей на проезд и отправляют домой. Всё строго.

Киномассовку на инструктаже отдельно предупреждают: к главным героям с фотоаппаратами и за автографами не соваться. Однажды я работала на съёмках, где был задействован Морган Фриман. Так вот, когда он пришёл, был очень удивлён, что никто как будто его не узнаёт и автографы не просит. Смеётся, спрашивает, почему так. А его никто не понимает: с английским мало кто дружит. Потом, конечно, я с ним и сфотографировалась, и поболтала, и рассказала, почему его так холодно приняли. Посмеялись.

Как всё устроено: Актёр массовки. Изображение № 3.

Массовка в кино — это чаще всего люди, которые когда-то были связаны с кинопроизводством. Особенно в Болгарии, где в какой-то момент рухнула огромная киноиндустрия. Те, кто работал когда-то на производстве (операторами или в технической службе), знают, как себя вести и что делать, потому их выгоднее приглашать.

Хотя и тут бывают исключения. Один раз, на съёмках в Софии, нужно было много статистов для сцены с толпой миллионеров. Киношники собрали всех бездомных одного района. Вычесали, вымыли, приодели. И получились вполне респектабельные люди. Зачем? Дёшево. И у них требования гораздо меньше, и их легко найти: в Болгарии тепло, и почти весь год на улицах много бродяг. Кстати, потом я видела некоторых из них — они нашли работу, и жизнь их изменилась.

 

Конфликты

Реальные конфликты случаются редко. Как правило, это или драки в зале, или недопонимания со съёмочной группой. Дерутся обычно женщины и по пустякам. Мужики там спокойные, а тётки могут сцепиться. Причины всегда восхищают — на ногу наступила, громко хлопала, слишком большой цветок на грудь повесила. Откуда, вы думаете, в ток-шоу вроде «Окон» берут дерущихся персонажей? Отлавливают в зале самых конфликтных и «выводят на большую сцену».

Проблемы со съёмочной группой обычно возникают из-за микрофонов. Герои ток-шоу регулярно роняют петлички в туалеты, а те, кто сидит в зале, роняют микрофон на пол. Техники иногда не выдерживают и через всю студию могут заорать: «Руками держи, дура!» Ну а «дуры» в ответ могут и не промолчать. Как правило, любые конфликты на ТВ приводят к окончанию рабочего дня для сотрудника. Тебя просто просят удалиться. И не важно, кто прав: людям надо работать. Если у тебя некрасивое лицо или ты плохо одет — просто пересадят назад. Если много вертишься — закроют тёткой потолще. Но если открываешь рот — можешь сразу собирать вещи.

На съёмке передачи «Кто хочет стать миллионером» рядом со мной сидела пожилая дама. Тихо зашла, села в зал и всё было хорошо, пока не началась игра. Какой бы ответ ни давал участник, она начинала причитать: «Нет. Ну нет же! Ну неправильно! Вот дурак, ну неправильно!» Поначалу тихо, а потом всё громче и громче. Удалиться её попросили только к концу игры первого участника, когда она уже рыдала практически на весь зал.

Поработав пять лет в кино и на телевидении, я поняла, что главное для актёра массовки — не быть роботом. Нужно вести себя естественно. Если снимают похороны и рядом надрывается рыдающая героиня, стоять и пялиться перед собой — не выигрышный вариант. Нужно реагировать на то, что происходит вокруг. И не надо смотреть в камеру. Даже на телевидении. Это очевидно, казалось бы, но мало кому это удаётся сделать. Приходит с опытом, как и понимание, что с собой всегда стоит брать тапочки: ноги устают невыносимо.