Изображение 2. Прямая речь: Штефан Бениш об экологичной архитектуре.. Изображение № 1.

 

Штефан Бениш — архитектор, лауреат премии Global Award for Sustainable Architecture. В 2005 году основал бюро Behnisch Architekten, специализирующееся на экологической архитектуре. Работает с компанией Transsolar Climate Engineering.

«Архитекторам надо вернуться с уровня политических и утопических идей на уровень человека. Пообщаться с биологами, медиками, социологами»

—  Штефан Бениш


В XX веке архитектура перестала рассматривать мир с точки зрения конкретно взятого человека. Она начала говорить людям, как им надо жить, а как — не надо. Одним из последствий подобного тоталитаризма стало разделение понятий «жизнь» и «работа», появились рабочие и спальные районы. Идея отделения городской среды от природной — это жизненная идеология. В стремлении к «идеальным условиям» человечество всё более игнорировало ритмы природы. Скажем, строительство технологизированных офисных зданий привело к появлению недружелюбных, даже враждебных пространств, угрюмость и застойность которых влияет на настрой посетителей, уровень посещаемости и эффективность работы людей. Первый шаг к отходу от этой парадигмы — создание варианта «проживания/работы/обучения/свободного времени» в единой среде, строительство многоцелевых универсальных зданий.

Изображение 3. Прямая речь: Штефан Бениш об экологичной архитектуре.. Изображение № 2.

Мы должны отойти от принципа зонирования городских кварталов на жилые и рабочие (офисные). Нам также надо что-то сделать со спальными районами, окольцовывающими центр большинства городов мира. Молодые люди уже сейчас хотят жить, работать, проводить свободное время в одном месте, а не тратить часы своей жизни в автомобильных пробках. Именно поэтому необходимо делать акцент на смешанном планировании, развивая новые подходы к градостроительной, строительной и инфраструктурной политике. Общественные модели и жизненные планы людей меняются намного быстрее, чем сама архитектура. Так что нам, архитекторам, надо бы поработать над этим вопросом.

Изображение 3. Прямая речь: Штефан Бениш об экологичной архитектуре.. Изображение № 3.

Развивая древнюю идею замкнутого внутреннего дворика — атриума, мы разработали целый ряд сравнительно простых методик управления микроклиматом в зданиях. Иногда температура в +24 °C в офисном здании воспринимается как «жара», потому что стены отделаны синтетическими материалами, установлена низкокачественная вентиляция — создается феномен застойного воздуха при постоянно закрытых окнах. Даже более высокие температуры воспринимаются человеком значительно приятнее в высоких, продуваемых пространствах, отделанных деревом и камнем, с не до конца застекленными окнами и фильтрующими яркий солнечный свет декоративными решетками. Если рядом есть фонтан и обильная зеленая растительность — тем лучше! Такие внутренние дворики — атриумы — можно часто увидеть в Альгамбре (Гранада, Испания). В наших проектах мы используем крытый атриум в качестве своеобразного оазиса, который одновременно играет существенную роль в создании микроклимата, обеспечивая естественную вентиляцию и дневной свет.

Центр клеточных и биомолекулярных исследований им. Теренса Доннелли при университете Торонто, Торонто, Канада, 2005. Изображение № 4.Центр клеточных и биомолекулярных исследований им. Теренса Доннелли при университете Торонто, Торонто, Канада, 2005

 

Атриум в большом офисном здании, где работает более тысячи человек, — это центральная зона, где собираются сотрудники и посетители. Здесь они общаются и не чувствуют себя обезличенными клерками в деловом здании из стекла и бетона. Атриумы — буферная зона между внутренним и внешним пространствами, особенно зимой, они значительно сокращают потери тепла через внешнюю оболочку здания. Стеклянные переходы между корпусами комплекса могут круглый год проветриваться через открытые окна. Летом процесс нагревания можно смягчить ширмами; кроме того, в комбинации с водой и растительностью такие пространства могут помочь охлаждать воздух во всем здании  за счет испарений. Также зимние сады и двойные фасады оказывают на человека стимулирующие воздействие, аналогичное тому, когда мы выходим из сауны и прыгаем в ледяную воду.

Изображение 3. Прямая речь: Штефан Бениш об экологичной архитектуре.. Изображение № 5.

Используя принципы экологической архитектуры, можно создавать пространства, в которых приятно находиться и куда хочется возвращаться. Устойчивая архитектура состоит из показателей не только количественных (потребление тепла и электричества на кв. м), но и качественных, свидетельствующих о высоких стандартах и качестве жизни. Про киловатт-часы можно будет говорить, когда мы создадим устойчивую архитектуру, соединяющую в себе технический и эстетический аспекты.

Изображение 3. Прямая речь: Штефан Бениш об экологичной архитектуре.. Изображение № 6.

В бассейне Fildorado в городе Фильдерштадт в Германии мы предложили осушать воздух с помощью ледяных столбов, которые поставили прямо в плавательном отсеке. Обычно в помещениях с бассейнами очень высокая влажность. Если специально не осушать воздух с помощью приборов, то всё запотевает, подвергается коррозии, а посетителям сложно дышать. Мы же решили использовать вместо приборов природную конденсацию и окружили чашу бассейна ледяными колоннами. Излишняя вода из воздуха конденсировалась на их поверхности, в результате образовывался лёд. Колонны охлаждались при помощи той же системы, которая подогревает воду для бассейна, создавая замкнутый круг теплообмена. Уже позже ледяные столбы стали дополнительным развлечением для посетителей бассейна.

 
Изображение 7. Прямая речь: Штефан Бениш об экологичной архитектуре.. Изображение № 7.Ледяная колонна в бассейне Fildorado, Фильдерштадт, Германия

Многофункциональный спортивно-развлекательный центр Fildorado, Фильдерштадт, Германия, 1999. Изображение № 8.Многофункциональный спортивно-развлекательный центр Fildorado, Фильдерштадт, Германия, 1999


Одна из функций здания — защитить людей от нежелательного шума, независимо от источников его возникновения. В столовой для сотрудников компании Adidas на 1 000 человек в городе Херцогенаурах в Германии мы подвесили в помещении специальную пленку на уровне 50 см ниже стеклянной крыши. Многофункциональная пленка контролировала звук, освещение и температуру. Звукопоглощающие свойства возникали в результате микроперфорации: по всей площади пленки проделали отверстия от 0,2 до 0,8 мм в диаметре. В результате, когда звуковая волна достигала пленки, на краях микроотверстий создавалась реакция трения, которая преобразовывала звуковую энергию в тепло. Подобный процесс заметно снижал уровень шума. Плюс теплоизолирующее покрытие пленки защищало помещение от солнечного излучения, улучшая микроклимат и температурный комфорт.

Изображение 3. Прямая речь: Штефан Бениш об экологичной архитектуре.. Изображение № 9.

В России господствует подход «у нас всего много» — территории, энергии, воды, леса. Так говорят здешние коллеги. Но посмотрим на Канаду: там тоже построено множество ГЭС, которые вырабатывают большое количество дешевого электричества. Однако, внедряя принципы энергоэффективности и устойчивой архитектуры, Канада использует следующий принцип — «всё, что мы не потребляем сами, мы можем продать за границу». Это прямая экономическая выгода, совмещенная с выгодой экологической. К тому же любые ресурсы когда-нибудь закончатся — не только нефть и газ, но и чистая вода, редкие минералы, растения, животные. С начала 60-х годов XX века по начало XXI века глобальный «экологический след» человека вырос в полтора раза, притом что рост населения Земли уменьшил доступные для каждого из нас ресурсы ровно наполовину.

Несостоявшаяся концепция бизнес-комплекса на Цветном бульваре, Москва, Россия, разработана в 2004 году. Изображение № 10.Несостоявшаяся концепция бизнес-комплекса на Цветном бульваре, Москва, Россия, разработана в 2004 году


В мире мало бесполезных вещей — всё можно использовать. Один из наших проектов — школа дизайна Zollverein в немецком Эссене — использует энергию грунтовых вод из закрытой еще 15 лет назад угольной шахты. Тоннели и шахтовые проходы, спускающиеся на глубину до одного километра, остаются неиспользованными по настоящее время, так что компания-владелец месторождения вынуждена постоянно откачивать грунтовые воды. Те, в свою очередь, имеют постоянную температуру в +29 °C. Раньше грунтовые воды, загрязненные тяжелыми металлами и минеральными примесями, просто сливали в местную реку. Сейчас мы использует эту воду для получения энергии и отопления.

Изображение 3. Прямая речь: Штефан Бениш об экологичной архитектуре.. Изображение № 11.

Архитекторам надо вернуться с уровня политических и утопических идей на уровень человека. Пообщаться с биологами, медиками, социологами. Понять, как устроено зрение, слух, дыхание человека. Задуматься о том, как разные люди воспринимают температуру, цвета, звуки — почему что-то нам нравится, а что-то нет. Мне кажется, что будущее нашего общества лежит именно в области децентрализованных, индивидуализированных систем, выстроенных под каждого из нас.

Проекты: http://www.behnisch.com/