В Петербурге продолжают строить стадион для проведения полуфинала чемпионата мира по футболу 2018 года. На фоне общего недовольства горожан и массовых упрёков в СМИ The Village познакомился с теми, кто ежедневно трудится на проекте, и расспросил их о том, как влияет на них информационный фон и почему горожанам действительно нужна «Зенит-Арена».

 

 

 

Станислав Григоренко

Координатор работы сотрудников

Кто строит cтадион «Зенит-Арена». Изображение № 1.

 

«Я занимаюсь координацией проекта, сотрудничеством с европейскими партнёрами. Проект начался ещё в прошлом десятилетии, я на „Зените“ больше двух лет. Участвовать в строительстве будущей достопримечательности Санкт-Петербурга — это здорово.

В летние месяцы мы ожидаем больше двух тысяч человек на площадке одновременно, сейчас их около 1 500, в том числе люди из ближнего зарубежья, проверенные, получившие все необходимые сертификаты. Основная часть сотрудников работает на поле стадиона — бетонщики, арматурщики, плотники, монтажники металлоконструкций. Летом день дольше, можно работать круглые сутки, не используя осветительную технику, нет зимнего удорожания. 

Если сравнивать „Зенит-Арену“ со стадионом „Петровский“, то явно будет виден прогресс. Если мы посмотрим на то, что сможет предложить этот стадион, то поймём, почему этот объект так ожидаем. Вы даже не представляете себе степени его удобства, вместительность. Каждый житель Петербурга будет время от времени приходить сюда и приводить детей посмотреть на город с отметки +42,5. Наверху расположится остеклённая галерея, с которой будет виден и Финский залив, и центр города. 

Проект всем виден и у всех на слуху, поэтому вокруг него столько разговоров. У нас в городе более сотни строительных объектов, которые из-за экономической ситуации, кризиса, политической конъюнктуры были остановлены, заморожены, отброшены, задвинуты в долгий ящик. Стадион — это маркер, он выражал текущую ситуацию на строительном рынке города конца 2000-х — начала 2010-х годов. Мы вышли из этой ситуации — Трансстрой и руководство строительного сектора Санкт-Петебурга». 

 

 

 

Олег Закупеня 

Стропальщик

Кто строит cтадион «Зенит-Арена». Изображение № 2.

 

«Я занимаюсь приёмом арматуры, выгрузкой её с машин и отгрузкой на участок. Работаю четыре года, кажись. Нас сюда перевели из Москвы, там строили Ленинградку, Варшавское шоссе, Внуково. Попали так попали, что есть то есть, кто сбежал, тот сбежал, кто не успел, тот здесь работает. Мне, конечно, приятно тут работать, но как „Зенит“ грёбаный играет, я недоволен! То, что для него стадион этот строится, это ни в какие рамки не вписывается. Им „Петровского“ за глаза хватит. А вообще работать хорошо, только бы деньги вовремя приходили. Их выделили, и где они? В Москве пляшут? А мы арматуру тут сидим ждём. Нет арматуры — нет работы».

 

 

 

Наталья Тардина

Начальник лаборатории

Кто строит cтадион «Зенит-Арена». Изображение № 3.

 

«Я являюсь начальником строительной лаборатории на стадионе. Мы осуществляем контроль качества материалов, предназначенных для выпуска бетонных смесей, а также контроль качества выпускаемой продукции по всем требующимся характеристикам — на прочность, водонепроницаемость, морозостойкость. Наша лаборатория разработала уникальные составы самоуплотняющихся бетонных смесей, которые требуются для густоармированных конструкций. Мы применили минеральный порошок, стоящий в четыре раза дешевле микрокремнизёма, который используется обычно. А полученная смесь обладает лучшими характеристиками. Корпорация „Трансстрой“ сейчас занимается патентованием данного состава. При строительстве стадиона используются бетоны класса В40–В50, которые обладают морозостойкостью F600 (600 циклов замораживания и оттаивания). В промышленно-гражданском строительстве обычно используется класс В30». 

 

 

 

Пётр Кищенко

Старший сотрудник охраны

Кто строит cтадион «Зенит-Арена». Изображение № 4.

 

«О чём вы хотите интервью? О том, как трудно работать начальнику охраны? Ну и в каком журнале это будет? „Мир криминала“ уже был. Интервью брали, медаль получил — я бывший сотрудник Министерства юстиции. А если серьёзно, то мы осуществляем пропускной и внутриобъектовый режим на территории строительства. Каждая организация, которая тут работает, предоставляет списки сотрудников, которые могут быть задействованы на площадке. Если люди проживают на территории, такой список мы тоже запрашиваем. На каждую компанию выдаётся не более пяти пропусков на легковые машины. 

Сотрудники охраны осматривают на КПП автомобили по пропускам на предмет провоза всяких запрещённых предметов: алкогольной продукции, колюще-режущего, огнестрельного оружия, взрывоопасных веществ. Алкогольную продукцию пытаются провезти часто, то ли по забывчивости, то ли намеренно. Изымаем, составляем акты. Люди пытаются проносить как с собой, так и в себе. В себе тоже нельзя, мы осматриваем, задерживаем, нас не интересуют промилле, важен факт, что человек находится в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения. Сколько охранников на территории — коммерческая тайна. Но должно быть их в два раза больше: такой сложный объект».

 

 

 

Сергей Копыл

Директор по проектированию
и инженерной подготовке

Кто строит cтадион «Зенит-Арена». Изображение № 5.

 

«Моя задача — обеспечение стройки рабочей документацией. Я здесь с первого дня, когда Трансстрой начал работать над проектом, то есть с декабря 2008 года. Мы заходили сюда по результатам проведённого в городе конкурса. Заявления в СМИ насчёт стадиона меня, конечно, волнуют. По поводу того, что предыдущий генподрядчик что-то не так сделал, могу сказать, что сваи, которые указаны в проектной документации, выполнены. Объёмы работ, выполненные „Авантом“ (предыдущим подрядчиком. — Прим. ред.) проверяла Счётная палата, Следственный комитет. Насколько я знаю, все объёмы подтверждены. Сидения для зрителей также на месте, их вообще город закупал. 

Мы работаем в плановом режиме. Проектная документация, к сожалению, корректировалась неоднократно, в том числе по инициативе государственного заказчика, поэтому были временные приостановки. В это время мы работали вполсилы. Сначала стадион проектировался не для чемпионата мира, поэтому не было такого количества мест, требования ФИФА не были учтены в полной мере. Потом появилась многофункциональность, хотя изначально было понятно, что если есть выкатное поле, и раздвижная крыша, то можно предусматривать мероприятия и нефутбольного характера. Соответственно, переносились перегородки, менялся наклон трибун. Как минимум было три обоснованных корректировки. Одна из них выполнялась в конце 2009-го — начале 2010-го, когда были привлечены компания IMG и компания, управляющая стадионом „Уэмбли“. Проанализировав проектные решения, они сделали вывод, что для обеспечения коммерческой окупаемости и улучшения доступности, удобства и безопасности зрителей необходимо провести частичное перепроектирование стадиона. В частности, перенесли застеклённые скай-боксы для ВИП-гостей, которые находились на отметке 32–37 метров. Это очень высоко, лучше, чтобы поле было ближе к зрителям, которые платят серьёзные деньги за просмотр матчей из скай-боксов.

 

 

Были определённые недоработки, связанные с пересечением потоков зрителей разных категорий. Нельзя, чтобы пересекались посетители, фанаты, ВИПы. Это требования ФИФА и УЕФА. К счастью, сейчас работа в такой стадии, когда не требуется переделка железобетонных конструкций, которые уже были выполнены.

Главные особенности стадиона — это раздвижная крыша, которых в мире не так много, несколько десятков, и выкатное поле — пятое в мире. Они есть в Германии („Шальке“), в Голландии („Гелредом“), в „Саппоро Доум“ (Япония) и в штате Финикс в США. Над выкатным полем построен мост с пролётом 90 метров, чтобы обеспечить его выдвижение и закатку внутрь.

Насчёт якобы коррупционных дел:
на стройке все затраты
и стоимости работ считаются без проблем

 

На этом же мосту трибуны для зрителей. Такая мощная конструкция потребовала определённых инженерных решений по применению канатов, чтобы избежать подпорок под мостом и обеспечить свободное прохождение поля под мостом. Выкатили поле — и можно проводить нефутбольные мероприятия — концертные или другие спортивные. Выдвижение поля занимает в пределах двух-пяти часов. В партере на месте поля будут присутствовать зрители, там можно ставить дополнительные трибуны. При проведении соревнований по волейболу или теннису нужна не такая большая площадка, поэтому можно добавлять временные зрительские места.

Насчёт якобы коррупционных дел: на стройке все затраты и стоимости работ считаются без особых проблем. Есть рыночная стоимость любого вида работ, цена арматуры, бетона, опалубки, других материалов. Всё можно посмотреть в каталогах, сборниках цен, в интернете. Большинство слухов — от недостатка информации. Мы последний год делаем всё, чтобы приоткрыть эти вопросы. Когда информация есть, люди спокойно всё воспринимают. Болельщики имеют право знать, как строится стадион для их команды. 

Знакомые меня часто спрашивают, тяжело ли работать на таком проекте. Тяжело, в том числе и потому, что мы можем построить стадион быстрее, но по большей части объективные причины, о которых я уже говорил, этого не позволяют».

 

 

 Фотографии: Дима Цыренщиков