В России живут миллионы граждан Украины. Они работают, общаются, женятся и рождаются вне зависимости от революций и смен гражданства. Но последние события значительно осложнили им жизнь. Кто-то не может получить разрешение на работу в стране, в которой прожил уже не один десяток лет. Кто боится, что не сможет вернуться на родину. А кто-то воюет с самим собой, не понимая, можно ли оставаться в стране, которая присоединила кусок твоей родины. По просьбе The Village Виктор Фещенко поговорил с украинцами, живущими в России, о том, какие трудности в их жизнь внесла новая политическая реальность.

 

  

Ирина Нестеренко

Херсон — Москва, домохозяйка

Мои родители — граждане Украины, живут в Херсоне. Как и многих пенсионеров, их привлекает местный климат. У них там свой дом, они выращивают овощи, фрукты, собирают урожай. Всю жизнь они были аполитичными. Да и в начале всех событий на Украине сохраняли спокойствие. Положительно восприняли свержение Януковича: коррупция действительно была ужасающих размеров. Потом несколько насторожились, когда запахло фашизмом. Даже сами спрашивали: «Почему Путин молчит?»

Всё изменилось, когда на Украине отключили российские телеканалы. Звоню я после этого родителям, а они мне: «Уберите вашего Путина с Украины! Что он себе позволяет? Русских разведчиков задержали в Херсоне, вокруг летают вертолёты, всюду российские военные!»

 

Звоню я после этого родителям,
а они мне: «Уберите вашего Путина
с Украины! Что он себе позволяет?»

 

Я попыталась им объяснить, что российские военные не могли бы проникнуть на Украину безнаказанно. Но они не стали ничего слушать. По всем каналам там сейчас показывают ужасы, как Россия наступает и собирается захватывать Украину. Мои родители считают, что по телевизору врать не будут. Я им говорю: «У нас показывают совершенно противоположное!» Но они не верят. Причём не только они, а вообще все наши родственники, которые на Украине живут.

Когда я услышала это в первый раз, у меня был шок. Я просто не знала, что сказать. К счастью, мои родители — мудрые люди. Теперь, если я пытаюсь их переубедить, мама сворачивает разговор и мы начинаем говорить о погоде и огороде. А то всерьёз поссоримся.

  

С какими трудностями сейчас сталкиваются украинцы в Москве. Изображение № 1.

Евгений Покутный

Москва, инженер

Моя девушка сейчас на Украине и не может вернуться, потому что сотрудники белгородского отряда погранслужбы ФСБ требуют для въезда в Россию при себе иметь какую-то сумму денег. Это такой симметричный ответ на требования украинской стороны. Эти суммы не прописаны ни в одном законе, так что их величина зависит исключительно от сотрудников погранслужбы. При этом, если позвонить на горячую линию ФМС, там скажут, что правила пересечения границы не изменились.

Но даже когда девушка сможет вернуться в Россию, задержаться надолго у неё не получится из-за правила «90 дней за полгода». Поэтому мы сейчас собираемся экстренно оформлять брак.

  

С какими трудностями сейчас сталкиваются украинцы в Москве. Изображение № 2.

Антон

Донецк — Москва, менеджер

Я гражданин Украины и считаю Россию агрессором. Смотреть изнутри на то, что сейчас происходит, тяжело. Нужно уезжать, чтобы не чувствовать себя соучастником и оставаться честным с самим собой. Но уезжать не хочется.

Я прожил в России почти 11 лет, окончил МГУ, работаю в сфере образования. Страна мне нравится, здесь много хороших людей, с которыми приятно общаться. Но получать российское гражданство я никогда не собирался. Во-первых, против выступали мой отец и младший брат. 

А во-вторых, в молодости многие жертвуют родиной ради благополучия, денег, развития. Становясь взрослее, все возвращаются к корням. Мои корни — в Украине. Школьное образование там прививает если не любовь, то уважение к родине. С первого класса я учил украинский язык. Все экзамены и сочинения писал только на украинском. Теперь я ощущаю себя частью Украины.

 

Выглядит это так, будто на тебя
в подворотне напал гопник
и пытается отжать у тебя деньги или мобильник

 

Из-за этого сейчас в России я чувствую себя чужим. Слишком широкий круг населения поддерживает политику Москвы. Конечно, некоторое пренебрежение к маленьким странам, которые входили в состав СССР, ощущалось и раньше. Но оно было достаточно доброе. Не было чувства, что люди готовы воевать друг с другом. Но оказалось, право силы пользуется поддержкой населения. Выглядит это так, будто на тебя в подворотне напал гопник и пытается отжать у тебя деньги или мобильник.

Я в свою очередь тоже занял довольно жёсткую позицию: я поддерживаю Майдан и против аннексии Крыма. Но при этом я прислушиваюсь и к другой точке зрения — почему люди считают, что Россия имела право присоединить Крым. Мне кажется, я их понимаю, хотя и не могу принять такую точку зрения. 

Мой младший брат упрекнул меня за то, что я пытаюсь найти оправдания другой стороне и самому себе, чтобы остаться в России. Наверно, он прав. Но у людей есть такая черта как слабость. Мы имеем право проявлять её до момента, когда вообще перестанешь понимать, что происходит вокруг. Я надеюсь, до такого  всё-таки не дойдет.

  

Имя и фамилия скрыты

Москва, работник сферы безопасности

Я бывший военный, родился на Украине. Мои коллеги по службе — крепкие здоровые мужики. Тех из них, кто в последнее время пытался попасть на Украину, украинские пограничники подвергали опросу. Кто такие? Где служили? Куда и зачем едете? Прямо говорят: вдруг вы гэрэушники или разведчики. Может, Россия специально направляет людей, чтобы сформировать какие-то свои отряды? Одного приятеля после такого допроса с пристрастием на Украину в итоге не пустили. Пришлось вернуться обратно.

Но это ещё ладно. Двоих моих знакомых не пустили на Украину даже при том, что они её граждане! Им сказали: «Вы украинцы, должны были на Майдане стоять, а вы, блин, в России деньги зарабатывали!» Им пришлось вернуться назад, а на работе их уже заменили. Теперь думают, что делать.

  

С какими трудностями сейчас сталкиваются украинцы в Москве. Изображение № 3.

Светлана Подгорная

Харьков — Москва, аналитик

В ноябре прошлого года Госдума изменила правила пребывания в России для граждан стран с безвизовым въездом. Раньше они могли находиться здесь безвыездно 90 дней, потом выехать и снова въехать. Отсчёт 90 дней начинался по новой. Теперь ты можешь находиться в России 90 дней за полгода. А если хочешь проживать постоянно, изволь получить разрешение на работу.

Раньше российские и украинские власти решали такие вопросы быстро и полюбовно. Украинские граждане активно участвуют в разработках в Ханты-Мансийске, застраивают Дальний Восток. Они нужны России. Однако из-за нынешней ситуации контакт между властями потерян, и про этот вопрос просто забыли. В результате уже 25 тысяч граждан Украины попали в список невъездных за нарушение новых правил.

При этом получить разрешение на работу крайне проблематично. Дипломатическая инфраструктура к такому совершенно не готова. Разрешение на работу можно получить, только находясь непосредственно в России. То есть сначала надо приехать сюда, найти работу, а потом запустить процесс оформления. Но в Москве он идёт крайне медленно.

Возле ФМС стоят две огромные клетки, чтобы как-то регулировать очередь. Отстоять очередь легально практически невозможно: там слишком большой поток людей. Никто не скрывает информацию о возникшем рынке посредников, которые продают места в очереди и квоты на разрешения на работу.

 

В результате уже 25 тысяч граждан Украины попали в список невъездных за нарушение новых правил

 

Для получения рабочей визы нужно сдать отпечатки пальцев. Сделать это можно в одном месте на административный округ. Но пробиться сквозь очередь я уже давно не могу. Люди стоят с четырёх утра, а официально принимают только 15 человек в день. Можете записаться в тетрадочку и попасть на приём только через три недели. И то если будете каждый день приходить отмечаться.

В прошлом году я уже проходила эту процедуру. Но в этом всё повторяется по кругу. Зачем мне снова сдавать отпечатки пальцев, если я это уже делала в прошлом году? Причём в федеральных законах ничего такого нет. Каждый административный округ Москвы принимает собственные нормативные акты, которые противоречат федеральному.

Кроме того, вся эта ситуация создала плохой психологический фон для пребывания украинцев здесь. Вокруг стало гораздо больше ура-патриотов. Отовсюду несётся сарказм и троллинг. Проявились реальные характеры людей. Я перестала разговаривать с одной приятельницей, которая всегда мне казалась умной и интеллигентной. Она утверждала, что Крым надо отобрать. Когда я спросила, готова ли она у себя в квартире поселить беженцев или послать мужа на войну, она ответила, что она кормящая мать и задумываться о таком не должна. То есть люди не готовы отвечать за свои слова.

  

С какими трудностями сейчас сталкиваются украинцы в Москве. Изображение № 4.

Сергей Родионов

 Мариуполь — Москва,
арт-директор

Я теперь боюсь потерять работу. Процесс получения официального разрешения и раньше был небыстрым:   везде огромные очереди, всё очень сложно и коррумпированно. В прошлом году у меня на это ушло почти четыре месяца. Тогда, кстати, в очередях стояли в основном выходцы из Средней Азии, а в этом году из-за правила «90 дней за полгода» к ним прибавилось значительное количество украинцев.

Но самое главное: я и мои друзья боимся, как бы не случилось разрыва дипломатических отношений. Если это произойдёт, мне придётся вернуться на Украину. Вдруг всех украинцев депортируют, как грузин в своё время.

То, чем я занимаюсь, для меня очень важно. У меня есть возможность свободно придумывать и реализовывать собственные идеи. Я работаю в проекте уже давно, дело и люди вокруг сейчас для меня важнее патриотизма. Это нечто вроде родного дома. Тем более что и отсюда я могу делать что-то на благо своей родины. Так что я разрываюсь.

  

 

Фотография: Анастасия Млеко