После Славянска и Краматорска в центре внимания оказался Мариуполь — 9 мая в ходе антитеррористической операции в городе произошли серьёзные столкновения силовиков с местными ополченцами. Вскоре Нацгвардия отступила — как пояснили власти, из-за «широкой поддержки террористов местным населением». Через день в Мариуполе и других городах Донецкой и Луганской областей прошёл референдум, на котором, по заявлению его организаторов, большинство граждан проголосовали за создание независимой Донецкой Республики. The Village пообщался с местными жителями о том, что они думают о будущем ДНР и о возможных сценариях разрешения конфликта.

 

Анна

43 года, в декрете

Мариупольцы — о жизни в непризнанной республике. Изображение № 1.

Я за то, чтобы Донецкая Народная Республика была в составе Украины как субъект федерации. Я голосовала на референдуме 11 мая. Но если честно, не думаю, что у ДНР есть будущее: власть её не признаёт. Надеюсь, что в Киеве хотя бы прислушаются к тем миллионам жителей, которые на референдуме поддержали создание Донецкой Республики.

Киевские власти не беспокоит медицина, падение экономики. Для них сейчас главное — найти и наказать виновных в событиях в Одессе, Славянске, Мариуполе. Они берут кредит у Европейского союза и США, а ведь эти деньги придётся отдавать не только мне, но и моим детям.

После 9 мая в Мариуполе была практически анархия: мародёрство, погромы. Если сторонники ДНР решили менять власть, то нужно было это делать другим способом и избежать разграбления магазинов.

Больше всего я боюсь войны. У меня двое детей. Старшего сына и мужа могут призвать. Мне страшно остаться одной дома с ребёнком на руках. Но мы не хотим ни драться, ни вооружаться. Дайте нам работу, дайте нам нормальную жизнь и мы будем с кем угодно.

 

Илья

22 года, студент

Мариупольцы — о жизни в непризнанной республике. Изображение № 2.

Я поддерживаю единую Украину. Не могу назвать себя ярым патриотом, но это наша страна и мы должны бороться за её сохранение. Изначально, когда произошёл переворот и сбежал Янукович, у меня была большая надежда, что на Майдане родится новая Украина, цивилизованная. Как это происходило в Польше, Чехии, Венгрии. Но действия нынешней киевской власти меня не совсем устраивают, ожидал большего. Надежда ещё есть, хотя верится всё меньше.

Если бы я занимался наведением порядка в городе, то ввёл бы чрезвычайное положение: нужно расставить КПП по городу, проводить тотальный досмотр, разоружить всех боевиков. Необходим жёсткий военный ответ, а не показательные акции украинской армии — покатались, постреляли и уехали. Проблема в том, что по закону во время ЧП нельзя проводить выборы президента, поэтому власти не идут на этот шаг.

ДНР сама по себе недееспособна в зародыше, появление такой республики может служить лишь поводом для вторжения извне. У нас уже забрали Крым примерно по такому же сценарию. Но в последние дни со стороны России не было никаких шагов, что немного внушает оптимизм: рано или поздно разговоры про республику просто утихнут. А сейчас ДНР — это угроза образования нищей бандитской республики, не признанной ни одной страной, серой зоны в международном праве, закрытой для самолётов, кораблей и инвестиций. Реализация ДНР — это смерть для всего региона.

 

Анатолий

25 лет, работает в сфере культуры

Мариупольцы — о жизни в непризнанной республике. Изображение № 3.

Я поддерживаю ДНР и голосовал за неё на референдуме. Не вижу смысла в отчислении денег в Киев. Это одна из основных причин. Я думаю, что мы в Донецкой области — со своими заводами, со своими ресурсами — можем автономно решать вопросы, касающиеся региона.

Я опасаюсь за жизнь своих родных и близких. Хочется мира и порядка не только в городе, но и в области, в государстве. Было много провокаций. Например, сожжение «Приватбанка» — это, конечно, провокация. Свои же и сожгли, заранее вынесли аппаратуру.

И для наведения порядка в первую очередь нужно сменить власть, которая сидит в Киеве. Я к ней отношусь резко негативно: фашизм не приветствую. Так или иначе, Украина уже никогда не будет такой единой, какой она была ещё полгода назад.

 

Павел Васильевич

76 лет, пенсионер

Мариупольцы — о жизни в непризнанной республике. Изображение № 4.

Я за единую Украину. Мы уже привыкли здесь жить, и никто нас не обижает. Россия, Беларусь, Казахстан — все мы братские страны. Но не надо лезть, сами тут справимся.

Я не голосовал на референдуме и не буду. Сторонники ДНР — это же настоящая банда, грабители. Но к киевской власти тоже отношусь плохо. Во-первых, они нелегитимные, во-вторых, никаких мер не предпринимают. Прилипли к креслам и никуда не выезжают — ни Яценюк, ни председатель Верховной рады. Янукович вывез все богатства, и эти тоже себе уже наворовали.

 

Татьяна

37 лет, частный предприниматель

Мариупольцы — о жизни в непризнанной республике. Изображение № 5.

На мой взгляд, единственный правильный вариант — это сохранить целостность Украины. Когда мы вместе — мы сила. Поэтому на референдум я не ходила. А в России не так уж и хорошо, как все думают. У неё проблем ещё больше, чем у нас.

Донецкая Республика, возможно, будет существовать и дальше, если продолжат её финансирование. Думаю, что за всем этим стоят люди, которые привели к власти Януковича и которые сейчас его прикрывают. Думаю, людей в ДНР ожидает печальное будущее: не очень весело быть гражданином непризнанного государства.

Что касается нынешней власти, то она временная. И все это понимают. Надеюсь, что скоро будет новое правительство, которое мы сами выберем.

 

Анна Илларионовна
и Евгения Михайловна

70 и 74 года, пенсионерки

Мариупольцы — о жизни в непризнанной республике. Изображение № 6. 

Присоединяться ни к кому не хотим — ни к России, ни к Украине. Достали людей так, что мы хотим быть сами по себе. Хотим, чтобы был русский язык, чтобы деньги нам давали из местного бюджета, чтобы была донецкая маленькая страна. Хватит быть карманом, из которого можно постоянно вытягивать деньги. Мы сейчас даже не знаем, за кого нам голосовать на выборах. Политики выполняют волю Америки, Англии… тех, кто нас будет за горло брать. Им нужны только наши территории и наши ресурсы, а народ им не интересен. И они сталкивают людей лбами, чтобы мы друг друга тут поубивали.

День Победы не дали отпраздновать — что творили! Десять бэтээров из Днепропетровска приехали, МВД расстреляли, всё сожгли, в мирных людей стреляли. И ещё Одесса... вот этого никогда не простим.

На Россию наговаривают: то Путин виноват, то русские виноваты. Да нигде русских здесь нет! Мы здесь русские! Но мы ведь не из России приехали. Телевидение украинское нельзя смотреть — там одно враньё.

И ещё обидно: на Западной Украине каждую неделю фестивали — то вышиванки, то драники, то кофе. А у нас никаких праздников — все пашут, пашут и пашут. А там праздники и заграница. Восток зарабатывает — шахты, заводы, — а все деньги туда, на Западную Украину.

 

Анна

27 лет, переводчик

Мариупольцы — о жизни в непризнанной республике. Изображение № 7.

До трагических событий 9 мая, если бы проводился легитимный референдум, я бы проголосовала за единую Украину. Но после той карательной операции в нашем городе жить под руководством киевских властей невозможно.

На мой взгляд, если ДНР останется сама по себе, то её ожидает крах. Либо мы находим компромисс с Киевом, либо нас берёт Россия. Самостоятельно жить Донецкая Республика не сможет.

Я боюсь, что если не прекратятся эти военные действия, этот геноцид, то вполне возможно, что товарищ Путин за нас вступится и начнётся действительно настоящая война между Украиной и Россией.

Власть не умеет разговаривать с людьми. Со всеми людьми своего государства, а не только с теми, с кем хочется. Нужно было начинать с диалога. А сейчас точка невозврата уже пройдена. После того как начались военные действия, в которых страдают мирные жители, становится труднее делать выбор. Я бы хотела остаться в Украине, но не под этой властью.

 

Виталий

52 года, безработный

Мариупольцы — о жизни в непризнанной республике. Изображение № 8.

Я поддерживаю ДНР, потому что не поддерживаю то, что происходит в Украине. Я против вооружённого захвата власти. Сейчас говорят, что у нас всё происходит незаконно. А мы просто хотим, чтобы у нас была своя республика. Чтобы бюджет оставался у нас, а не так, как раньше, когда всё шло в Киев. ДНР должна быть самостоятельным государством. Если мы останемся в составе Украины, то рано или поздно вернёмся к тому, с чего начинали.

Страшно то, что творит власть. Что она устроила в городе 9 мая. Теперь они говорят о террористах. Я был тогда в центре событий, всё видел своими глазами. Я ни одного русского здесь не встречал. Все наши, мирные жители.

Плохо, что представители ДНР не информируют население о своих действиях. Много слухов. Было бы хорошо, если бы они создали свои телеканалы. Местные существующие СМИ практически не освещают деятельность республики.

Трудно сейчас сказать, что ожидает Донецкую Республику. Это ведь не конец. Киев не успокоится — это ясно. Всё только начинается.

 

ТЕКСТ, фотографии: Владимир Волощук, Юлия Сосновская