26 марта в городах России прошли антикоррупционные митинги. По данным организаторов и очевидцев, на улицы в Москве вышли более 20 тысяч человек, в Петербурге — около 10 тысяч. В протестной акции в Екатеринбурге приняли участие 3 тысячи горожан. Полицейские задержали 11 человек с плакатами, составили протоколы и сразу же отпустили. Еще одного участника застали за шуфити — он забросил пару кроссовок на провода в напоминание о коррупции.

На следующий день, в понедельник, правонарушителей вызвали в суд Ленинского района и в отделение полиции. Часть участников оштрафовали на 10 тысяч рублей. В среду, 29 марта, в Верх-Исетском суде пройдут еще три заседания. Протокол на несовершеннолетнюю девушку вернули в полицию, потому что он был неправильно оформлен.

The Village отыскал задержанных и между заседаниями узнал, почему молодые люди решились выйти на несогласованный митинг, что хотели сказать и какие плакаты были у них в руках, когда полицейские вели их в автозак.

Фотографии

Сергей потеряев

Борис Реченко, 22 года

менеджер по подключению к интернету

О задержании

Я пришел на площадь Труда за 15 минут до начала митинга и увидел шоу активистов Народного освободительного движения и казаков — они занимали постамент памятника с плакатами в поддержку президента и власти. Их митинг был согласован. Вокруг было довольно много людей, которых это шоу очевидно смущало. Они стояли и практически ничего не говорили. Я видел, что они боялись, стояли со свернутыми плакатами.

Первым на ступени со своим плакатом поднялся Леонид Винокуров. К нему быстро подошли участники соседнего митинга и начали отбирать плакат. В этот момент я решился встать рядом и морально поддержать незнакомого человека. Я понимал, что быть первым тяжело. И после этого рядом стали собираться люди.

Вскоре участник НОД сказал полицейскому, указывая на нас пальцем: «Требую их задержать, так как они мешают проведению митинга. Устраните этих провокаторов». Хотя объективно провокаторами были они. Полицейский рассказал, почему мы здесь незаконно, приказал покинуть площадку и подчеркнул, что в противном случае мы откажем в удовлетворении законного требования сотрудника полиции. Мы не стали сопротивляться, и вместе с Леонидом Винокуровым нас под руки увели в автозак. Я почувствовал разочарование, ведь на часах было 13:10, и на площади все только начиналось. Я почувствовал гордость, так как нас уводили под крики «Позор!», адресованные не нам. В автобусе я сидел с плакатом, выставив его в окно, популярное вышло фото.

О митинге

На митинге были люди из разных организаций, которых касается тема коррупции. На плакате, который я взял у другого участника, было написано: «Россия — да, Путин — нет». Странно, что так много людей пришли с камерами и мало с плакатами и лозунгами. Зрительный зал был заполнен, а людей на сцене было мало.

У меня нет претензий к сотрудникам полиции. Они выполняли свою работу и отданный им приказ. Они могут поддерживать или не поддерживать нас внутренне, но сейчас они обеспечивают свою семью таким образом.

О себе

Я поступал и три года учился на педагога-историка. Мне пришлось прервать свое обучение, так как я не согласен работать по профессии. Со временем заметил, что система образования мутировала и существует для того, чтобы выпускать из школ молодых людей, которые не готовы критически мыслить и рассуждать, не готовы формировать свое мнение. Это управляемые и ведомые люди.

Я много работаю, мне всего 22 года, и потому на митинге побывал впервые. На этот раз я просто не смог не пойти. Происходящее обсуждал со своей семьей, они согласны, что власть работает неэффективно. Если мне присудят штраф, буду его обжаловать.

Софья Мурзина, 17 лет

студентка-кондитер

Я смотрела фильм «Он вам не Димон» с ужасным ощущением. Омерзительно, что старики живут от пенсии до пенсии на копейки, а чиновники тратят миллиарды на собственные дачи. Меня удивило, насколько запутанно и одновременно просто их воровство. Больше всего возмутило, что власти даже не пытаются провести расследование и разобраться, правда это или нет.

На митинг я пришла в первый раз, до этого только в первомайских шествиях участвовала. И было на удивление приятно. Я ходила, улыбалась, всем показывала уточку и изредка крякала.

На прошлой неделе я позвонила маме и предупредила, что пойду на шествие. Она мне ответила, что все это глупости и ничего не изменить. Но если каждый будет так рассуждать, то все продолжат смотреть телевизор, по которому показывают, как в других странах плохо, а у нас хорошо. Я считаю, что выражать свое мнение надо.

Задержание меня не остановило, а даже замотивировало. Я буду и дальше протестовать против коррупции и всякой ерунды во власти.

Леонид Винокуров, 29 лет

мастер по ремонту компьютеров

Об акции я узнал на YouTube. Как и все, кто приходил на них по всей стране, я хотел получить ответ, почему происходит такой беспредел. Второго человека в стране публично обвиняют в коррупции, а власть молчит. Возможно, нет аргументов и доказательств, но должна быть реакция.

Раньше я в таких акциях не участвовал. Долго решался и сомневался, так как не привык высказывать свое мнение публично. Но не пожалел, что получил этот новый опыт. Никому из близких не говорил, потому что вокруг не так много людей, которые придерживаются моих взглядов.

Перед акцией купил картон формата А3, напечатал на принтере большие буквы, вырезал их и наклеил. Сделал два плаката: на одном написал о бедных, которых в России 23 миллиона, на втором — спросил, откуда деньги на Тоскану. Когда пришел на митинг, увидел активистов НОД с плакатами «Путин наше все» и почувствовал упадок сил. Казалось, меня обманули. Я ведь ехал с определенными ожиданиями, а стоял словно белая ворона. Потом понял, что терять нечего, встал рядом с нодовцами и расправил свой плакат. Тут нахлынули люди с фотоаппаратами, я расслабился и заулыбался.

После рядом появился Борис, и вместе нас задержали. Я не оказывал сопротивления, но попросил полицейских показать бумагу, что митинг по соседству разрешен. Меня попросили пройти в автозак. Вели спокойно и цивилизованно, я мило пообщался с сотрудницей полиции. Кстати, я был в полной уверенности, что акция согласована. Видел в новостях, что подавали заявку.

Когда составили протокол, я рассказал сестре. После того как нас оформили, взволнованная семья забрала меня. Всю ночь после читал статьи о митингах по всей России и смотрел видеоролики. Убедился, что федеральные СМИ ничего не написали. В дальнейшем я обязательно буду участвовать во всех митингах в Екатеринбурге и, возможно, в Москве.

Максим Торохтий, 21 год

таксист, курьер

Я пришел на митинг с плакатом, где медведь из-за кустов кричал: «Коррупция!». Когда стоял с ним в руках, люди реагировали хорошо, и страха не было. Одна женщина подошла и сказала, что главное — не бояться.

Камень с души упал, когда я узнал, что не будет административного ареста. Однажды я попадал в спецприемник, и мне не понравилось сидеть среди отбросов общества. Если будет штраф, то заплачу. Если работы назначат — еще лучше. Я, получается, и мнение свое высказал, и город облагородил.

Нисколько не жалею, что все так сложилось. Если будут митинги, пойду снова. Хочется, чтобы деньги не все решали, чтобы люди чувствовали себя в безопасности. Хочется, чтобы суды были объективными и не портили людям жизнь. Чтобы полиция работала нормально. Мы стояли у Ельцин Центра со свернутыми плакатами, к нам сзади подошли полицейские и взяли под руки. Только в пазике сказали, что митинг не согласован и плакаты запрещены. Я правда не знал, а в ответ услышал, что прикидываюсь.

Иван Железкин, 30 лет

специалист по IT

Я вычитал в интернете, что на площади Труда пройдет согласованный митинг. Распечатал плакат: «Медведев, где ответ на обвинения в коррупции?». Пришел на площадь и вижу, что-то не так, идут разные митинги. С одной стороны стоят какие-то казаки, а по соседству плакаты и лозунги против коррупции.

Люди стояли на постаменте памятника Татищеву и де Геннину. Думаю, встану рядом и покажу свой плакат. Буквально через полминуты подошел сотрудник полиции, представился. Сказал спуститься вниз, так как наверху проходит согласованный митинг. Я отказывался-отказывался, тут он и говорит: «Я вас задерживаю». Меня взяли под руки, я еще успел плакатом напоследок помахать.

В автозаке я провел часа два. Зашел в час, вышел около трех, после составления всех протоколов. Пообщался с журналистами и поехал домой. Ощущения от митинга скомканные, потому что весь митинг я просидел в пазике. Люди рассказывали, что было весело, они показывали плакаты. Забрали всего человек 10, а гуляла тысяча.

По протоколу мне вменяют статью 20.2 — это как раз про митинги. Часть 5 означает, что ты нарушил правила: пришел на несогласованный митинг или пользовался какой-то аппаратурой. За нарушение наказывают штрафом от 10 до 20 тысяч рублей либо исправительными работами до 40 часов. Скорее всего, я буду не согласен со штрафом, готов идти вплоть до Европейского суда. И надо признать, что при сумме средней зарплаты в России штрафы у нас внушительные.

Ринат Агаллютин, 34 года

проектировщик зданий

На моем плакате было написано: «Димон, ты же сказал, что денег нет» и наклеены фотографии яхт и дач. Я уже два года хожу на митинги, но до этого ни разу ничего не приносил. Сейчас решил сделать плакат, потому что не согласен с действиями Кремля. Мне не нравится война на Украине, внутренняя политика и коррупция. Конечно, у меня были опасения, что это задержание аукнется. У меня небольшой бизнес, семья и ребенок. Жена разделяет мои взгляды, а вот мама — не очень, она человек советской закалки.

Когда люди собрались на площади Труда, я достал плакат. Со мной начали фотографироваться. Спрашивали меня, что это за яхты, я объяснял. Чувствовал поддержку людей, многие говорили, что я смелый. Потом сзади подошли сотрудники полиции. Мне они ничего не сказали, только между собой обсуждали: «Вон у того плакат большой. Что, берем?». Взяли меня под руки и повели в автозак.

Я ни разу не видел столько народа на акциях протеста. Наверное, людей уже совсем все достало.

Братья Анатолий и Леонид Мильчаковы, 23 и 33 года

безработный и разработчик сайтов

Мы ждали протеста с 2013 года. Хотели заявить о проблемах в стране: пытках в тюрьмах, отсутствии свободы слова, высоких налогах и низких зарплатах. Мы нашли в соцсетях и распечатали плакаты: «Сами вы держитесь» и «Бесшумный режим — преступный режим».

Не думали, что нас задержат. Во время митинга просто подошли с плакатами к автозаку, где сидели первые задержанные. Молча стояли и ждали, когда их отпустят. Но тут полицейские сказали, что нас тоже забирают, мол, мы им надоели. Мы даже не поняли из-за чего, не были в курсе, что с плакатами нельзя приходить.

Дмитрий Порох, 22 года

программист

Мне не нравится, что государство замалчивает факты коррупции. И я готов с этим бороться. Все понимают: если бы обвинения были ложными, Навального давно бы посадили за клевету.

Мама и друзья понимают меня и поддерживают. Ночью перед митингом мы вместе рисовали плакаты. На моем был изображен лис из мультика «Даша-путешественница» и подпись: «Жулик, не воруй».

Я ни о чем не жалею. В следующий раз снова приду и снова возьму с собой плакат. Не будет так, что меня осудили, а я взял и успокоился. Нет, я буду продолжать свою борьбу.