Люди, пережившие травму, которая лишила их возможности передвигаться самостоятельно, часто говорят, что это не только разбило жизнь на две части — до и после, но и дало мощный стимул переосмыслить собственные ценности и начать делать то, на что действительно хочется отвести годы этой другой жизни. Дмитрий Матвеев, Виктор Пушкин и Евгений Чумаков рассказали The Village, чего стоит вести бизнес, заниматься общественной деятельностью и создать семью, не имея возможности ходить

Текст:

ирина хорошева

Фотографии:

дмитрий дмитриев

Виктор Пушкин, 33 года

председатель благотворительного фонда помощи инвалидам «Живи на Байкале»



Сейчас у меня есть миссия, и пока она невыполнима — сделать весь мир доступным для инвалидов. Это такое дело, что я умру, а оно будет развиваться

Мне было всего 16 лет, когда я упал с кедра, за шишками полез. Помню самые первые мгновения, когда очнулся в больнице — эмоций никаких. Думал, сейчас операцию сделают, и все пройдет. Но потом пришло осознание, что все, я буду в инвалидном кресле. Не хотелось жить, скажу честно. Пожалуй, это самое главное — принять, что ты на коляске. Я принял и с этим стал жить дальше. А когда принимаешь себя, начинаешь принимать и окружающих.

Моей главной целью стало заново начать ходить, доказать всем, что я смогу, я встану, что я молодец. Вы не представляете, желание двигаться — оно очень сильное, оно не дает покоя. Здоровые люди, у которых нет никаких физических травм, они могут сидеть в депрессии, пить-бухать, и все. И это потому, что у них нет внутренней цели. А я добился своего — стал ходить на ходунках.

Инвалиды в нашем обществе были всегда, только они, в основном, сидели по домам, так как мир вокруг был недоступен. Я стараюсь быть полезным обществу. Как говорится, сейчас у меня есть миссия, и пока она невыполнима — сделать весь мир доступным для инвалидов, для маломобильных групп. Это такое дело, что я умру, а оно будет развиваться. Потому что, конечно, есть продвижение в этом плане, но сказать: российские города стали доступными для передвижения инвалидов-колясочников — наверное, еще лет 100 понадобится.

Я уже не один год вплотную работаю с администрацией Иркутска, с комитетом по городскому обустройству. Вместе со специалистами проезжаем, смотрим, насколько город доступен для маломобильных групп горожан. Это же не только инвалиды, но и мамы с колясками, пожилые люди с ходунками. Я, можно сказать, отвечаю за пешеходные переходы, пандусы, насколько они приспособлены для нас. После моих проверок недочеты, по возможности, исправляют.

Последнее время большую работу веду по строительству спортивно-оздоровительной базы отдыха для инвалидов «Отдыхай на Байкале». В декабре 2016 года прошел Благотворительный аукцион, на котором собрали почти 560 тысяч рублей. Все они направлены на строительство этой базы отдыха. Кроме этого, чтобы привлечь внимание к проекту, организовал ледовый поход на Байкал для людей с ограниченными возможностями. Десять колясочников вместе с волонтерами преодолели 6 км по байкальскому льду через торосы, трещины и снежные заносы. Всего в ледовом походе приняли участие около 40 человек из разных городов.

Кроме глобальных проектов стараюсь вместе со своей командой помогать точечно. Например, нашли меценатов, которые установили пандус и подъемник в два подъезда, где живут колясочники. Также предоставляем безвозмездно коляски тем, кто временно потерял способность двигаться или, например, пока человек не получит личную коляску. В общем, работы хватает.

Как и у любого человека, у меня бывают депрессии. Когда бурно участвуешь в общественной деятельности, отдаешь энергию, в любом случае, в определенный момент наступает пустота, ничего не хочется, опускаются руки. Вы ж понимаете, нельзя всегда быть позитивным. Но в любом случае перебарываешь себя, выходишь из этого состояния, и продолжаешь двигаться вперед.


Организовал ледовый поход на Байкал для людей с ограниченными возможностями. Десять колясочников вместе с волонтерами преодолели 6 км по байкальскому льду через торосы, трещины и снежные заносы

Дмитрий Матвеев, 47 лет

президент туристической Ассоциации «Байкальская виза», председатель «Клуба "Губерния"»


Когда со мной произошел несчастный случай, мне было 33 года. К этому времени уже, конечно, семья, дети, высшее образование, набирал обороты бизнес, все было хорошо. А потом это. Многие, наверное, скажут, что я вот такой боец, борец и все такое. Но во всем, в первую очередь, должен быть здравый смысл, и вот этот здравый смысл подсказал мне, что жизнь продолжается, всегда были и люди здоровые, и люди-инвалиды, и что надо просто продолжать жить.

А еще чувство ответственности за своих близких. Есть мама, есть дети. Если не я, то кто о них позаботится? Если должен сделать вклад в их благополучие, то ты должен это делать, а не оправдываться, что у тебя есть сложности. Все это вместе, и еще характер, для меня стало и остается стимулом вести активный образ жизни и не опускать руки.

На тот момент у меня уже был бизнес. Как только появилась возможность, я стал уделять ему еще больше внимания. В результате сейчас «Байкальская виза» — это довольно крупная ассоциация, объединяющая несколько гостиниц и ресторанов. И я лично проверяю в них качество обслуживания, внешний вид, вкус блюд, работу всего персонала. Если раньше наша стратегия была — расширяться, открывать побольше новых объектов, то сейчас — стать лидерами в сервисе, чтобы жители Иркутска и гости города приходили в рестораны «Байкальской визы» и получали лучшую услугу.

Есть и новые проекты. Один из них — построить в Усольском районе лучший в регионе санаторий, грязе-водолечебницу. Сейчас там идет подготовительная работа, юридическое оформление документов, сертификация лечебных свойств источников и грязи. Конечно, изучаем передовые примеры в стране, в том числе и сочинские санатории, и в Белокуриху съездим. Предусмотрим в нашем санатории пандусы, все, что необходимо для свободного передвижения маломобильных групп.


Нужно сделать вклад в благополучие близких, и ты должен это делать, а не оправдываться, что у тебя есть сложности


Деятельность моя лично и клуба направлена на развитие благотворительности, восстановление и создание моральных критериев у бизнесменов, у общества. Мне хотелось бы остаток жизни, так как я человек уже взрослый, посвятить не бизнесу, а этой общественной работе.

Развитие бизнеса идет. И так как у меня в команде работают профессионалы, я лично хотел бы сейчас больше заниматься общественной деятельностью, которая направлена на улучшение не только собственной жизни, а в регионе в целом.

Четыре года назад я возглавил общественную организацию развития гражданского общества «Клуб "Губерния"». У нас много проектов, направленных на развитие патриотизма, спорта, меценатства в Иркутске и Прибайкалье. Кроме этого, мы изучаем опыт передовых регионов: были уже в Сочи, Татарстане, Перми — привозим наработки сюда и создаем информационное поле, разбираемся, почему же у нас так, а у других лучше. Одна из наших целей — вывести регион на более высокий уровень жизни. Потому что обидно: область с точки зрения потенциала на передовых позициях в стране, а по уровню жизни — почти внизу рейтинга.

Деятельность моя лично и «Клуба "Губерния"» направлена на развитие благотворительности, восстановление и создание моральных критериев у бизнесменов, у общества. Мне хотелось бы остаток жизни, так как я человек достаточно уже взрослый, посвятить в большей степени не бизнесу, а этой общественной работе.

Кстати, в течение этих лет я крайне редко сталкивался с каким-то негативом в свой адрес со стороны общества, людей. Намного большая проблема — недоступная среда. Один из последних случаев произошел со мной в суде. Заседание назначили на 4 этаже: лестница узкая — кресло не занести, лифта нет, и при этом суд отказывает в переносе заседания на первый этаж. А у тебя, может, судьба там решается.

В общем, есть люди с ограничениями в физическом плане, а есть в моральном. И вот второе, думаю, намного хуже, чем инвалидная коляска.

Евгений Чумаков, 27 лет

фрилансер


Скоро у нас будет свадьба. Близкий человек — это, конечно, сильный стимул для движения вперед, и у меня, он, слава Богу, есть


Сейчас много говорят: «Люди так не делятся: на инвалидов и нет». Я не считаю, что всех надо делать равными. И не пытаюсь доказать, что я такой же, как здоровый человек

В 17 лет, первокурсником, когда, можно сказать, жизнь только начиналась, я попал в аварию и сломал позвоночник. Сначала казалось, что обязательно поправлюсь, что пройдет месяц-два, и я встану. Но проходил год, другой, и ничего не менялось. И я понял, что надо учиться жить по-новому.

Где-то через 2 года после травмы получил водительские права, закончил два института, имею высшее экономическое и юридическое. Образование в любом случае надо получать — это и кругозор, и занятость.

И, понимаете, если ты на одном зациклен, что вот ты теперь инвалид, то ничего хорошего не выйдет. Надо поддерживать физическую форму, при этом развиваться разносторонне. Смотреть, что получается, что не очень, расставлять приоритеты и увидеть, что для тебя важнее.

Я так наблюдаю, что в обществе на человека с ограниченными возможностями чаще всего нормально реагируют. Конечно, бывает, что посмотрят не так, скажут что-то не то. Но все зависит от мироощущения. Если сам принял себя таким, какой есть, то на это уже не обращаешь особого внимания.

Сейчас много говорят: «Люди так не делятся: на инвалидов и нет». Я не считаю, что всех надо делать равными. И не пытаюсь доказать, что я такой же, как здоровый человек. Здесь должно быть понимание. Не жалость, а понимание, что все равно у нас есть определенные ограничения.

Я несколько лет довольно активен был в общественной жизни, стал одним из разработчиков сайта «Безбарьерный Иркутск». Вместе с Татьяной Кокиной собирали полезную информацию: законы, справочную информацию, новости, связанные с инвалидами-колясочниками. Например, что в Иркутске открылся частный детский сад для ребятишек с нарушениями речи и опорно-двигательного аппарата, или как узнать график движения автобуса с пандусом. Также сделал слой безбарьерной среды для «ДубльГИС», там отмечены зелеными флажками доступные зоны, желтыми — частично доступные, а красными — недоступные. Но на все, как известно, нужны деньги, у нас их не было, поэтому сейчас сайт «Безбарьерный Иркутск» практически не обновляется. В любом случае, эта работа мне дала новые знакомства, социальную адаптацию.

Сейчас у меня на первом месте семья, поэтому от общественной жизни я немного отошел. У меня есть девушка, я с ней познакомился уже после травмы, и она во всем меня поддерживает. Скоро у нас будет свадьба. Близкий человек — это, конечно, сильный стимул для движения вперед, и у меня, он, слава Богу, есть.


Я сделал слой безбарьерной среды для «ДубльГИС», там отмечены зелеными флажками доступные зоны, желтыми — частично доступные, а красными — недоступные