Сегодня мы поговорим о скромном вкладе, который успели внести молодые тренд-сеттеры в разговорный русский язык.

Вовсе не хочется энциклопедировать молодежный сленг середины нулевых, за этим всегда можно обратиться, например, к последней странице журнала-трендсеттера «Хулиган». Однако, есть пара терминов, рожденных и получивших распространение буквально на наших глазах, значение которых кажется весьма занимательным.

МОДА (Не склоняется)

Термин впервые появляется в одноимённой песне Георгия Рубчинского и Александры Фроловой. В печатном виде употребляется предпочтительно заглавными буквами. В разговорной речи заглавное написание по возможности передаются всеми доступными мимическими и интонационными средствами.

Например:

«У Василия на голове такая МОДА!» (о прическе).

«Пойдем завтра в Солянку, там будет МОДА!» (о событии).

«Какую музыку играет группа Иннокентия? — они играют МОДА!»

МОДА — это комбинация самых выигрышных, зрелищных и злободневных элементов для создания наиболее яркого образа. Этот термин относится, в первую очередь, к поп-культуре и является ее эссенцией. Вся поп-культура, по сути, стремится найти, вычленить и растиражировать эти ключевые элементы, заимствуя их отовсюду.

МОДА — это доведенные до крайности и абсурда шаблоны, из которых состоят поп-иконы.

Пьянство Пита Доерти — это МОДА! Блестящие шлемы группы Дафт Панк — это МОДА! Серебряный костюм Верки Сердючки на Евровидении — МОДА, однозначно.

Можно провести такую парралель с известной книгой П. Зюскинда «Парфюмер»: на полях мегаполисов и прочих так или иначе населенных пунктов растёт множество цветов, которые можно назвать субкультурами. Если собрать эти цветы, утопить в воске, а потом выпарить из него весь аромат в две капли концентрированной амброзии, то мы получим МОДА — одновременно и концентрат субкультуры, и карикатуру на нее. Выпотрошенный таким образом, к примеру, дум-металл, перестанет быть дум-металлом, от него останутся лишь самые узнаваемые нотки, издали заслышав которые из проезжающего школьного автобуса, мы распознаем данный музыкальный стиль.

Таким образом, МОДА можно рассматривать как подход к творчеству. Утопив в воске дум-металл, мы стремимся высосать его душу, разгадать секрет его привлекательности.

Думаем, любому, кому хоть раз приходилось, к примеру, садиться за ручки семплера и клавиши синтезатора, знакомо ощущение минного поля, где приходится протаптывать тропинку между общими местами, банальностью и плагиатом.

Дело в том, что в каждом отдельно взятом музыкальном стиле (работает так же для любого стиля в графике или моде) существует набор штампов, которые, по-большому счету, и определяют данный стиль. Стили хилые и неглубокие, например, да простит нас многотысячная аудитория 44100.ru, минимал-техно или, да простят нас многотысячные читатели журнала «Хулиган», ню-рейва, этим набором штампов быстро исчерпываются, дальше наступают повторение и коллапс.

И тут есть два принципиально разных подхода: первый — продолжить копаться, второй — выкинуть на помойку и взяться за новый. (Нам, например, никогда не была понятна фиксация на чистоте жанра, ибо, в общем, известно, что в семье без свежей крови дети немного глуповаты)

Будем честны: большинство из того, что цивилизация выбрасывает на вешалки магазинов, в наши айподы, на танцполы и страницы журналов, сложно рассматривать как серьёзные произведения искусства. Блядь, во времена, когда пару кроссовок с золотыми шнурками называют произведением искусства, к «произведениям искусства» вообще невозможно серьёзно относиться. Время подсказывает нам единственный выход — взять самое лучшее из нынешней коллекции и дождаться следующей.


МОДА-подход

как раз таков.

Ещё одна важная часть МОДА-подхода — отказ от всех сомнительных элементов. Сбриваем дреды, одеваем Диор. Из песни выкидываем скучные части, оставляем только «хуки». Из книжки убираем излишне высоколобые куски и нудные описания, оставляем интригу и экшен (Гарри Поттера покупают не ради философии). Берем последнюю тенденцию и выжимаем из неё всё, потом выкидываем и переходим к следующей.

Неразрывно с понятем МОДА следует понятие «Ебошить концентрат»

Например:

«В своей новой коллекции Тарас решил не углубляться в ориентальные мотивы, а стал ебошить концентрат».

Практическое применение МОДА-подхода в жизни. Применение только проверенных, хорошо работающих элементов с целью получить предсказуемо хороший результат.

Зелёный чай

Термин подслушан у стилиста Артура Ломакина

Например:

«на выставке Ульяны собрался один зеленый чай».

Городская псевдоинтеллигенция. Группа людей, обладающая инерционным сознанием, вследствие чего испытавающая систематическую дизориентацию в культурном пространстве, но при этом сохраняющая претензию на то, чтобы в этом культурном пространстве разбираться. В бардачке машины таких людей мы сможем обнаружить диски Сafe Del Mar или старые сборники Ninja Tune, на книжной полке — Ричарда Баха или Пелевина, а на шее — профессиональный фотоаппарат с большим обьективом.

Дело тут вовсе не в лейбле Ninja Tune или Пелевине. Дело в том, что они лежат в магазине на той полке, что ближе всего к кассе, и написано на этой полке что-нибудь вроде «бестселлеры» или «выбор читателя». И в этом году модно снимать на мыльницу. А в прошлом — на поляроид.

Постойте, чем же зеленый чай отличается от эшелонов МОДА, если и те и другие навсегда застряли в разделе популярной литературы?? Ответ — попаданем в фазу. Человечество вообще любит внедрять элемент соревнования в вещи, для этого с первого взгляда не предназначенные, навроде игры в йойо или личных вкусов индивидуума.

Мы живем в мире, где тот, кто не в теме — лох. Стоит понаблюдать, собравшись больше двух в хорошо проветриваемом помещении, за ходом беседы — рано или поздно обязательно начнется дуэль, кто больше синхронизирован с ходом времени. А ведь по большому счёту, любая статья в какой-нибуть «Афише», описывающая очередной тренд, ничем не отличается от заметки в Московском Комсомольце о министре культуры и спорта, разбившемся в своем кабриолете о зеленые насаждения. И тренд, и министр культуры и спорта к моменту выхода статьи уже в прошлом.

Игра в моду – игра на скорость. Тренды — как анекдоты, срок их действия не слишком долог, к моменту выхода следующей «Смехопанорамы» все, у кого есть интернет, будут смеяться над чем-нибудь другим. Например, над тобой.

Русски Бит (Не склоняется).

Пример:

«Раньше молодежь играла в ню-Рейв, теперь — в Русски-Бит. А в русской армии опять недобор».

Новое течение, для которого характерна попытка новой интерпретации русского культурного наследия через призму мировой культуры, знакомой нам гораздо лучше отечественной.

Здоровое цивилизованное общество делится на либералов и консерваторов, правых и левых, толпу и «неформалов». Энергия, которая возникает на разнице полюсов «культура» — «контркультура», двигает общество вперед и является топливом для новых свершений. Баланс межу мейнстримом и андерграундом выверен десятилетиями и является закрытой отлаженой экологической системой — любой контркультурный всплеск переваривается мейнстримом и выходит в, так сказать, адаптированном виде. Сей вид свято чтимых когда-то идеалов вызывает новый бунт в подземных слоях, и горячая лава народного протеста снова застывает причудливыми осколками на полках магазинов для туристов. Как только нарушается функция одного из этих органов — это признак того, что с обществом что-то не так.

В конце 80-х появление первых неформалов в Советском Союзе стимулировало культурный подъем. И все было бы замечательно, если бы понятие «неформал» не стало ассоциироваться с маргиналами и полностью девальвировалось в конце 90-х. Культурные лидеры 80-х углубились в свою борьбу, какова бы она ни была, но на смену им не пришло новых больших фигур.

Это можно обьяснить — в 80е страна всеми силами пыталась преодолеть барьер, стоявший между Россией и остальным миром, и главная заслуга героев тех времен была именно в разрушении этого барьера. Но как только стена рухнула, все взгляды устремились на столь вожделенную неизведанную заграницу, и уже мало кто глядел на тех, кто мгновение назад с молотом в руках помогал свергнуть ненавистный забор. Назревшее недовольство системой вырвалось на свободу, на много лет сделав слово «запад» синонимом «круто».

Результатом этого стал кризис самооденификации, что мы наблюдаем ещё с 90-х, когда набирающему мощь мэйнстриму мы не можем противопоставить ничего равного по силе. Противовесом русской массовой культуре стала культура западная, отняв эту функцию у русской контр-культуры. Результат этого стала комичная ситуация, когда под «инди» руководство Русского МТV подразумевает группу «Король и Шут» и «Ария». Выход из этой ситуации — появление нового МОДНОГО антагонизма.

Не имея точного определения, Ruski-Bit, как культурное явление уже повлияло на гипер-активных Московских новаторов. К началу следующего года ожидается целый десант модных коллекций, клубных вечеринок, графических дизайнеров, кричащих базовые компоненты новой суб-суб-суб-культуры. А Московские модники, падкие на одноразовые малопонятные течения, ради вселенской справедливости наконец-то вернут заюзанный и отполированный до блеска ню-рэйв обратно в Лондон, ради примерки собственного, безукоризненно Московского лука. Трудно назвать это всплеском патриотизма, скорее запоздалый отказ от комплекса неполноценности перед российской действительностью.

Дайджест Русски-Бита, Роман Мазуренко, формулирует расплывчатое понятие более чётко: «Это просто фаза трансформации общества во время отказа от старого быта (гламурное мещанство, беременное комфортом 2000-ых) в пользу нового быта (своевольность собственного вкуса, заигрывающая с новыми технологиями и будущим в целом). Слова «ретро» и «ирония» не применимы к Руски-Бит, за исключением ретро-сексуализма как новой для Московской гей-сцены формы мужественности… Ну или пары песен из раннего Российского панка. А так, это очень современное, техногенное явление».

Зачем использовать непонятное импортное понятие «инди» (которое так и не пошло среди российских журналистов) если можно начать с очень конкретного понятия Руски-Бит, которое получит мощный толчок благодаря большому интересу со стороны прессы (пока еще) и хайпа среди молодежи. ПОЭТОМУ — руски бит — это не про настольгию о 90-х, не про ретро.

Западная культура падает жертвой своего качества. Можно один раз идеально нарисовать портрет незнакомки.

Потом можно повторить это. Но потом приходится изобретать кубизм, потому что у тебя уже есть два идеальных портрета незнакомки, и на обоих она как живая. И в этом сезоне снова модно фотографировать на полароид.

Отполировав до совершенства умение штамповать хиты и культурные взрывы, заграница утомилась ими и с интересом начала поглядывать по сторонам в поисках новой крови. Этим обьясняется всплеск интереса к африканской музыке и к бразильскому дэнсхолу в Лондоне.

Русски Бит — это витрина достижений народного хозяйства, заботливо повернутая в сторону запада. Пока в ход идёт все. Если ты поторопишься, то успеешь попасть в историю.

Руски-бит VS OTHER
Майка-сетка
Полосатая майка (панки)
Горшок
Дима Билан или челка
Oversized (размеры одежды)
Super small
Шорты
Штаны
Skinny варенки
Любой другой деним
Обувь без рисунка (common project)
Яркие кроссовки
Пластиковый Пакет
Любая другая сумка через плечо
Очки
Итальянские очки на пол лица
Артикулированные плечи
Маленькие плечи