Стекло в пуантах, женоподобные танцовщики и полное отсутствие личной жизни — вокруг балета и его представителей всегда множились стереотипы, зачастую несправедливые. The Village встретился с балеринами Нижегородского театра оперы и балета и пообщался о надоевших клише, становлении в профессии, конкуренции и примах.

Фотографии

Илья Большаков

Регина Белоглазова

В балете 16 лет


Я танцую с четырех лет. На самом деле я всю жизнь мечтала танцевать хип-хоп, заниматься современной хореографией, а балет — это мечта моей мамы. С детства я занималась гимнастикой, спортивными бальными танцами, потом подумала, что это все несерьезно и пора бы искать себя в профессии. Тогда мама отвела меня в балетную школу, где я отучилась восемь лет. Это была хорошая школа в Саранске, не настолько профессиональная, например, как в Перми, Санкт-Петербурге или Москве, однако я получила там отличную хореографическую базу. В итоге я четыре года проработала в саранском театре, благодаря чему три года назад меня пригласили в Нижний Новгород. Меня нашли в интернете — увидели запись моего выступления в спектакле «Дон Кихот». И вот я уже три сезона выступаю в нижегородском оперном театре.

Наша труппа слабее московской и питерской, но в целом уровень нижегородского балета очень достойный среди регионов: выше, чем, например, в том же Саранске. Но, к сожалению, мы перестали ездить на гастроли в другие страны, потому что это перестало быть выгодным. Конечно, это интересно для артистов, ведь они бесплатно выезжают в другую страну, зарабатывая там нормальные деньги, но в это время театр пустеет и теряет прибыль, так как балет все же чаще собирает полный зал, чем опера. Мне кажется, на балетные постановки молодые люди в большинстве своем не ходят. Основную массу публики составляют люди старше тридцати пяти лет. Многие горожане даже не в курсе, что в городе есть балет — полагают, что оперном театре исполняют исключительно оперу.

Что касается конкуренции среди балерин, то, возможно, в Москве или Питере конкуренция среди артистов все так же жестока. К примеру, история о том, как худрука Большого театра Сергея Филина облили кислотой. У нас подобных случаев не было, и, я думаю, быть не может. У нас очень дружный коллектив, руководство никого не обижает, распределяя нагрузку между нами равномерно. Например, в этом месяце у нас десять спектаклей, а значит, каждый из нас станцует свое и получит свою минуту славы. Сегодня ты танцуешь Жизель, завтра — другая. Все честно.

Я не стремлюсь к тому, чтобы стать примой. В Нижнем, как мне кажется, прим нет. У нас существует такая категория, как мастер сцены. Я пока не могу получить данный «разряд», так как относительно мало танцую, но спустя какое-то время у меня будет возможность подать документы на получение этого статуса. Для этого нужно иметь определенное количество главных ролей, решение в итоге принимает главный балетмейстер и комиссия.

Я считаю, что балет жив, однозначно. Но хореография становится более современной. Например, балерины танцуют в Большом или Мариинском театрах, танцуют исключительно классику, а потом решают переехать за границу, а там их ждет современная хореография, модерн. Хореография стала более гимнастической. Сейчас важно то, насколько высоко ты можешь «задрать ногу».

Анна Иконникова

в балете восемь лет


Как-то в детстве моя бабушка сводила меня на «Лебединое озеро». Я настолько вдохновилась, что поняла: это мое, и я хочу стать частью этого. Запали в душу и сам танец артисток, и атмосфера в целом. Будучи вдохновленной и целеустремленной, я поступила в Нижегородское театральное училище, отучилась в нем восемь лет и в прошлом году успешно выпустилась. Обучение проходит в таком формате: пять классов и три курса. С первого курса начинается работа в театре на полставки в виде практики.

Когда была маленькой, я думала, что балет смотрят исключительно пенсионеры, которые приводят с собой внучек, как когда-то моя бабушка привела меня. Но на деле оказалось, что сейчас все больше молодежи тянется к прекрасному. Так что балет жив, определенно, это заметно особенно в последний год, когда появилась некая пропаганда балета как такового.

Самый бредовый стереотип о балете, что я слышала, — это то, что балерины ничего не едят. Если ты не будешь есть, у тебя просто не будет сил работать. Вспомнить ту же Волочкову, ничто не мешало ей танцевать, будучи немного вне стандарта.

Что касается прим в нашем городе, то на слуху две солистки: Юлия Ануфриева и Татьяна Кайнова. Я считаю, что они в топе. Что касается цели, то стать примой — не самоцель. Для меня важнее самореализация. Это касается не только балета, мне важно быть интересной. Не хочу с утра уходить на работу и возвращаться домой под ночь, хочу избежать рутинности. Хочу, чтобы жизнь кипела.

Тем, кто думает связать свою судьбу с балетом, могу дать один совет: никогда не сдаваться! Это самое важное. Даже на стадии учебы бывают такие моменты, когда хочется все бросить, опустить руки и свернуть назад. Даже тогда нужно помнить о том, что ты уже сделал для того, чтобы оказаться там, где ты есть. Мы работаем шесть дней в неделю, каждое утро в 10:30 у нас класс, очень много спектаклей, график плотный. Балет — это труд, а сдаться — самое простое решение. Однако своих детей я бы не отдала в балет. Это настолько сложно для ребенка, что я бы не хотела, чтобы он прошел через то, что прошла я. Адский темп и отсутствие детства.

Алина Матвеева

в балете 15 лет


Я долгое время занималась художественной гимнастикой, а потом моя бабушка привела меня в Новосибирский государственный хореографический колледж, который я позже окончила. До момента поступления я ничего не знала о том, что такое балет. Я имела лишь малейшее представление о том, как девушки танцуют «на пальчиках». Но спустя время, на первом курсе, я стала понимать, что это дело всей жизни. Это можно сравнить только с военной карьерой — будучи балериной, ты так же подписываешь контракт на всю жизнь.

При поступлении в колледж я думала, что меня ждут факультативные занятия пару раз в неделю по полтора часа. Однако на деле оказалось все совсем не так. Количество занятий было в разы больше, и они были сложнее того, на что я рассчитывала. Я была в шоке. Впрочем, тогда-то я и начала понимать, куда попала. Балет требует полной отдачи. Это не столько профессия, сколько стиль жизни.

На данный момент я танцую только в оперном театре. Была практика преподавания чирлидинга и художественной гимнастики для детей. Но как-то не получилось, может, мне некомфортно с детьми или же условия были неподходящими. Сейчас я бы хотела заниматься чем-то еще помимо балета, однако график не позволяет совмещать.

У меня были стереотипы, что, когда я выйду замуж и рожу детей, то никогда больше не выйду на сцену, моя карьера на этом будет закончена. Сейчас я наблюдаю за тем, как мои коллеги рожают — и не по одному разу, и спокойно восстанавливаются за полгода или год, продолжая танцевать. Есть, конечно, случаи, когда артистка полностью посвящает себя семье, но это частности. Большинство танцовщиц возвращаются на сцену. В противовес хочется отметить то, что встречаются и такие проявления фанатизма, когда балерины настолько озабочены своей карьерой, настолько больны сценой, что даже ни с кем не встречаются и уж точно не планируют создание семьи, полностью посвящая себя своему делу.

Самый нелепый стереотип, с которым я сталкивалась, — это то, что большинство мужчин, исполняющих балет, нетрадиционной сексуальной ориентации. Нарциссизм, конечно, присутствует, но с ориентацией у наших парней все в порядке. Они играют в футбол, например, недавно заняли первое место среди нижегородских театров. Мой молодой человек, как и я, танцует в оперном театре. Вне стен театра он нормальный парень с обычными мужскими интересами. Грубо говоря, футбол и пиво.

Татьяна Кайнова

в балете 15 лет


Когда мне было пять лет, мы переехали в Нижний Новгород из Борского района. С раннего возраста я увлекалась танцами, родители обратили на это внимание и записали меня в секции художественной гимнастики и русских народных танцев. Когда мне исполнилось десять лет, пришло время поступления в училище. Было очень волнительно: на экзамене комиссия, помимо самого выступления, смотрит еще и на фигуру, общие данные, прыжок, вытянутые ноги и мышцы, утонченные руки, тонкие щиколотки, длинную шею, маленькую голову, приятные внешние данные и так далее. В итоге я прошла отбор и поступила в первый балетный класс.

Я считаю, что мое детство в десять лет закончилось, потому что дальше начался титанический труд. Мы с одноклассниками были заняты на протяжении всего дня: с утра — школа, после — репетиция в театре, урок по классической хореографии, потом появились предметы — характерный танец, дуэтный танец, историко-бытовой танец, модерн. А вечером — предстоящее домашнее задание на завтра. Времени на гулянки и прочие развлечения просто не оставалось. Отдам ли я своего ребенка в балет? Все, конечно же, зависит от ребенка. Я не жалею о том, что пришла когда-то в профессию. Это точно мое искусство и моя жизнь. Если у моего ребенка будет желание и все данные для балета, то я с радостью помогу ему встать на этот путь.

Балет смотрит совершенно разный контингент людей. Классику любят и помнят все. Конечно, хотелось бы, чтобы больше молодежи, для этого необходимо большее количество современных постановок, с яркими костюмами, взрывной музыкой и актуальной хореографией. Молодежь ждет сноса головы и незабываемых впечатлений. А пока аншлаги собирает классический балет: «Щелкунчик», «Лебединое озеро». «Щелкунчик» особенно популярен, так как его смотрят и взрослые, и дети.

Балет — это больше, чем танец, это работа. Ты не можешь сегодня прийти, а завтра не прийти. Балет — это ежедневная работа над собой и борьба со своими страхами.