Американская плюс-сайз-модель Эшли Грэм в начале июля выпустила новую коллекцию нижнего белья Purple Rain. Не вторую, и не третью — 14-ю. В Штатах нестандартные модели появляются на обложках журналов, становятся лицами масштабных рекламных кампаний масс-маркет-брендов, активно эксплуатирующих образ естественной красоты без шаблонов, чтобы повысить лояльность и расширить аудиторию. Эту рекламу адаптируют и под российский рынок, но найти красивую одежду больше 52 размера до сих пор проблематично даже в Москве. Здесь покупательниц большой одежды все еще представляют как женщин за 40, а модели плюс-сайз начинают свою карьеру со съемок в «магазинах на диване», позируя в тетушкиных балахонах. The Village поговорил с моделями агентства PLUS SIZE Moscow о плюс-сайз-моделинге в России, уверенности в себе, зарплатах и личных предпочтениях в одежде.

Фотографии

Люба Козорезова

Флора

О приходе в модельный бизнес

Основная моя работа — свадебный декоратор. В модельный бизнес я пришла четыре года назад, когда училась в университете на дизайнера-конструктора одежды. Тогда мне во «ВКонтакте» просто написал агент: «Ты классно выглядишь, давай в модели». Так как на тот момент я ничего не слышала про плюс-сайз и никогда не была худенькой, я подумала, что это просто шутка, фейк и какой-то мужик сейчас будет просить у меня голые фотки. За перепиской последовал звонок, в ходе которого мне разжевали, что такое плюс-сайз-моделинг, и пригласили на обучение в школу. Длилось оно три месяца и стоило примерно 15 тысяч рублей за весь курс. Занятия проходили утром в выходные: нас учили дефилировать, актерскому мастерству, фотопозированию. Рассказывали, как выглядит каждая ученица, что ей идет, у кого какой типаж. Именно там мне дали понять, что быть не такой, как большинство моделей из глянцевых журналов, — это неплохо. Конечно, до прихода в модельный бизнес я не была менее красивой и даже получала столько же внимания, но как будто не замечала его.

О трудностях и российской индустрии

Самым трудным в работе моделью оказалось преодоление закомплексованности: расслабиться перед объективом и кайфовать от себя. Когда ты зажата перед камерой, все время думаешь: если я сейчас сяду вот так, у меня вот тут будет складка, втягиваешь живот, не дышишь, при этом у тебя куда-то уходит шея, и всю твою напряженность отлично видно в кадре. Поэтому самое важное — работа со своим внутренним ощущением комфорта. И уже потом ты смотришь на себя и понимаешь: «Да я как ни повернусь — везде красивая». Но и камера должна быть в руках профессионала. Всякий раз, когда мне нужно обновить портфолио, я сталкиваюсь с дефицитом фотографов, которые умеют снимать больших моделей: чтобы делать это хорошо, нужно любить плюс-сайз, нужно понять особенности фигуры и показать ее достоинства.

О большой одежде в России и своем гардеробе

Большинство компаний, нанимающих моделей плюс-сайз в России, ориентируется на старшее поколение. 70–80 % заказов — одежда на тетушек. Есть пара марок, вещи которых действительно нравятся, например, La Redoute, с ними мы участвовали в неделе моды. Но почти все остальное — немодные футболки и балахоны. Сейчас большая одежда появляется и в масс-маркет-брендах — их вещи составляют большую часть моего гардероба, за исключением редких случаев, когда я что-то беру у своих заказчиков со скидкой.

У меня нет табу в отношении кроя или цвета. Я люблю простые вещи: джинсы, футболки, обтягивающую одежду, спокойно могу ходить и в сетке, и в коротких платьях. Но я понимаю, что решаются на такое в основном плюс-сайз-модели. Мои стройные подруги дико загоняются, считают себя полными при своем 46 размере, а уж 52-го — жутко комплексуют и суперкороткие шорты с обтягивающим топом, которые предлагают зарубежные масс-маркет-бренды в линейках плюс-сайз, никогда себе не позволят. Да, за последние три-четыре года такие марки решили проблему с размерами. Но ведь они просто берут модели, придуманные в XS, и увеличивают их до XXL — шьют вещь на стройную девушку в огромном размере, без учета особенности фигуры. Эта одежда не продумана на большую грудь, на полные формы. Как будто никто не думает, что, надев ее, большая девушка будет выглядеть просто смешно.

Милена

О приходе в модельный бизнес

Я научный сотрудник в транспортном институте и стараюсь разграничивать свою модельную деятельность с преподавательской, поэтому работаю под псевдонимом. Но имя Милена уже вошло в обиход, так меня называет даже кое-кто из близких. Мне давно говорили, что я фотогенична, и советовали сходить на какой-нибудь кастинг. А два с половиной года назад я попала на некоммерческий проект Soft Beauty, пропагандирующий красоту женского тела, и после него моя модельная карьера стремительно взлетела. Отсутствие материнского контракта с агентством дает мне возможность работать с разными заказчиками, в том числе за границей. Недавно я снималась для американского журнала COQ, и меня приглашали работать в Штаты. Но в визе мне отказали: не хватило гарантий, что я вернусь в Россию, так как я не замужем и у меня нет детей. Я также сотрудничаю с одним международным женским клубом, куда меня приглашают обучать моделей.

О российской индустрии

Американская плюс-сайз-индустрия от нашей очень отличается. У меня размер одежды 52–54, и там я не плюс-сайз, а стандартная модель, которая ходит по подиуму. Есть и существенная разница в фотопозировании: у нас это такая непонятная, неотесанная статика, а в Европе и Америке все съемки идут в таком лайфстайл-режиме и все совсем на другом уровне. Еще в России на первый план выносится «плюс», а то, что ты должна быть моделью — ухоженной, с маникюром и отбеленными зубами, почему-то остается на втором. Российские заказчики часто не понимают, что для съемки нужен макияж, и визажиста оплачивать не хотят. И снимать «плюсов» обязательно должен человек, который имеет о них представление — на мой взгляд, у нас таких всего двое: Алиса Зеркалова и Виктория Касиян.

О большой одежде в России и своем гардеробе

В Америке шире стандартная размерная линейка, поэтому и в магазинах выбор больше. У нас же почему-то думают, что плюс-сайз — это женщины старше 35, и одежду шьют соответствующую. Марок, которые поставляют модные, классные вещи, в России очень мало. Я недавно общалась с голливудским дизайнером Мартой Ефремовой, у нее линейка Curve очень сексуальная и откровенная, и в Америке это распространено (хотя я лично не увлекаюсь обтягивающими вещами, сетками, легинсами). Предпочитаю подчеркивать свои достоинства и скрывать недостатки. У меня очень много вещей, правда, от моих заказчиков всего позиций пять. Но у меня не такой уж большой размер, чтобы сталкиваться с трудностями покупок в магазинах вроде Mango или Zara.

Маша

О приходе в модельный бизнес

Всю свою юность я постоянно худела и сидела на анорексичных диетах, голодала по восемь дней. И только с приходом в модельный бизнес я окончательно поняла, что красивая в своем весе. Случилось это два года назад абсолютно случайно: во «ВКонтакте» наткнулась на кастинг в агентстве плюс-сайз, куда меня сразу же взяли.

Теперь я не худею, но работаю над качеством тела (провожу в зале по три часа дважды в неделю), потому что модель плюс-сайз должна быть подтянутой. Сегодня у меня за плечами четыре Московские недели моды. Но, конечно, в основном вся работа моделей плюс-сайз — это каталоги.

В позапрошлом году я окончила педагогический колледж по специальности «педагог дополнительного образования в области студенческой деятельности», а весь этот год занималась только моделингом. Сейчас я поступаю в вуз: выбираю между социально-культурной деятельностью и художественным образованием в области театрального искусства. Вообще, я бы хотела открыть детскую модельную школу, где могла бы преподавать и актерское мастерство, и модельные дисциплины.

О российской индустрии

Модельный бизнес плюс-сайз, хотя и остается недостаточно развитым в России, эволюционировал даже с тех пор, как я в нем оказалась. С моделями работают все больше дизайнеров. Но, чтобы догнать западный, европейский уровень, прежде всего должно измениться мышление женщин. Полные девушки, которых в России много, стесняются искать необычную и яркую одежду, они не понимают, что не нужно надевать балахон, если ты больше 48 размера или 70 килограмм. Можно одеваться красиво, это же прекрасно, когда есть формы. А все вокруг хотят быть худыми, как анорексички.

О большой одежде в России и своем гардеробе

Хорошие вещи больших размеров очень дорогие. Если в H&M можно купить платье 52 размера за 1 200 рублей, то аналогичное 56 размера обойдется в районе 10 тысяч. Большая проблема и в том, что дизайнеры редко обращают внимание на особенности фигуры: у меня, например, не песочные часы, и платье, которое я захочу купить, должно уравновешивать форму. У многих большая грудь, и часто вещи нужного размера на них не сходятся.

Большая часть одежды, в которой мне приходится сниматься, особенно в каталоге, мне не нравится. Редкое исключение — бренд Svesta: у них очень крутые длинные рубашки.

Евгения

О приходе в модельный бизнес

Я детский тренер по плаванию, а в прошлом — синхронистка, четырехкратная чемпионка мира, трехкратная чемпионка Европы среди юниоров. С окончанием спортивной карьеры я набрала вес и стала сильно комплексовать, очень переживала, что поправилась. Моя знакомая визажистка писала в онлайн-издание, которым занимается владелица агенства Plus Size Moscow. Два года назад она нас познакомила — так я попала в агентство. И со временем работа моделью не только открыла мне глаза на саму себя. Я по другому смотрю на полных людей, вижу их красоту. Мне теперь больше импонируют полные люди, чем обычные спички на лабутенах.

О российской индустрии

В России модельный бизнес плюс-сайз хотя и хуже развит, чем за границей, даже за последние два года сделал колоссальный шаг вперед. Я вообще первопроходец: в прошлом году я была на обложке июльского номера Maxim. До этого ни одна российская плюс-сайз-модель не появлялась на обложке вообще никакого, не то что мужского журнала. Сначала это был стресс — я очень стеснялась. Представьте: куча народу, много мужчин, и я нетронутый ребенок, которому при всех надо раздеваться. Но мне попался замечательный фотограф — Юрий Кольцов, который умеет работать и с обычными моделями, и с моделями плюс-сайз. Он быстро нашел ко мне подход, и буквально после 10–15 минут смущения работа стала в кайф.

Моделей плюс-сайз и меня в частности как эксперта стали часто звать на телевидение. Они снимают про то, как я живу, как питаюсь, как работаю. Я успела поработать с русским дизайнером Игорем Гуляевым, ходила по подиуму на Неделях моды, участвовала в показах Надежды Бабкиной.

О большой одежде в России и своем гардеробе

Сегодня дефицита предложения со стороны брендов, на мой взгляд, уже нет. Сама я постоянный клиент московского магазина Crazy Beach, где представлено много американских и английских брендов. Я большая фанатка нижнего белья, и мне очень нравятся коллекции Эшли Грэм, которые уже доехали до России. Я обожаю одежду голубого и черного цветов. Черный — это классика, к тому же он подчеркивает фигуру. Я люблю вечерние платья в пол, но могу надеть мужской смокинг или приехать на работу на «бомж-стайле» — в необъятной мужской толстовке. Иногда я захожу в H&M и покупаю себе мужские вещи на три размера больше, а могу спокойно надеть платье по фигуре с глубоким вырезом. Могу вообще голая выйти, после съемки для Maxim я ко всему готова.

Юля

О приходе в модельный бизнес

Моделинг очень раскрепощает. Люди больше верят тому, как я себя преподношу, чем тому, как я выгляжу. Раньше на пляже я была более стеснительной, но сейчас я знаю, что моя нестандартная фигура — это мой плюс. Теперь я легко могу раздеться до нижнего белья при дизайнерах.

Я товаровед, эксперт в мехах — провожу экспертизу изделий, работаю с полуфабрикатами, а еще снимаюсь в наших шубах в качестве модели и сама фотографирую. Я не могу сказать, что до того, как стала моделью, была очень скованной, разве что в переходном возрасте. Несмотря на свой вес, я очень спортивная — спасибо родителям. В 14 лет я занималась бейсболом и даже за два года тренировок получила разряд кандидата в мастера спорта. Бросила из-за плохого зрения, но и сейчас люблю активный отдых — велосипед, бег, горные лыжи.

Года три назад моя хорошая знакомая, дизайнер Александра Шубина, решила отшить коллекцию для плюс-сайз-девушек и не могла найти подходящую модель для съемки. Я приняла участие в фотосете, но тогда на студии работали сразу два фотографа, я не знала, куда смотреть, как правильно встать — меня это жутко нервировало, и я зареклась, что больше никогда не буду сниматься. Но когда я получила готовые снимки, я увидела: да, я полная, нестандартная, но выгляжу на них очень живо и искренне. Спустя месяцев восемь в соцсетях мне стали написывать с приглашениями прийти в новую модельную плюс-сайз-школу. За 25 тысяч рублей меня научили позировать, дефилировать и общаться с заказчиками, еще 5 тысяч я отдала за портфолио. Выучившись и начав сниматься, я поняла, что фотографироваться мне нравится и что этим можно зарабатывать деньги. Зимой я даже хотела бросить основную работу и уйти в моделинг, потому что она приносит мне больше удовольствия, чем работа в офисе — мне нравится нести красоту в массы. Но на данный момент в России плюс-сайз-моделинг развит так же плохо, как и любой другой. Моя лучшая подруга — стандартная модель, и в Москве у нее тоже не очень много заказов.

О российской индустрии

В плюс-сайз-моделинге, как и в любом другом в России, оплата зависит от бренда и от занятости, но в среднем по Москве стоит от 500 до 1,5 тысячи рублей в час — независимо от того, примерка это, показ или каталожная съемка. Иногда я, конечно, участвую и в TFP-съемках на некоммерческой основе, когда мне интересны идея и концепция. Работа сезонная: каталожная съемка верхней одежды проходит в основном с сентября и до конца декабря, платья снимают после Нового года. Подиумные показы (Недели моды в Москве или регионах) проходят раз в полгода. Какое-то время я работала в «телемагазинах на диване». Иногда бренды приглашают на примерку, чтобы посмотреть, как сэмплы смотрятся на живом человеке и, если это необходимо, скорректировать лекала — это работа на час или два. То есть заказы возникают нечасто, но регулярно.

О большой одежде в России и своем гардеробе

Большая одежда у нас разная: на телеканалах продают одежду для женщин за 40, но на Неделях моды бывают действительно шикарные луки. Несмотря на то что я работаю в фэшн-индустрии, шопинг я не люблю, мне всегда сложно выделить на него время. Я люблю футболки поло, спортивные вещи из-за активного образа жизни, но у меня нет дефицита и женственных платьев. У меня есть бренды-фавориты, и первый в этом списке — H&M, в интернет-магазинах вещи не покупаю, мне необходима примерка. На самом деле я абсолютно без комплексов и могу носить и обтягивающие вещи, и короткие. Я знаю, что у меня нестандартная фигура — я высокая, и у меня 52 размер одежды — но я знаю, что я красивая. Если бы я сама шила одежду, то в первую очередь обращала бы внимание на комфорт и эстетичность.