В пятницу, 4 августа, в екатеринбургском аэропорту Кольцово прошел очередной споттинг: рано утром фотографы снимали утренний разлет самолетов, днем наблюдали за дневным трафиком, а после снимали «боинги» и «яки» на закате. Ради этой возможности авиационные блогеры и фанаты прилетают из других городов, готовят новую технику и следят за бортовыми номерами в приложении Flightradar. The Village поговорил с авиагиками о нелегальных съемках, самолете президента, любимых авиакомпаниях и аэрофобии.

Вообще споттингом называют наблюдение за самолетами и их учет, съемка — это одна из частностей увлечения. Первый российский споттинг для фотографов провели 10 лет назад в московском Внукове, сейчас аэропорты Москвы, Новосибирска, Екатеринбурга и других городов проводят их практически каждый сезон. После досмотра автобус со споттерами в оранжевых сигнальных жилетах отправляется на взлетный перрон, где на протяжении четырех часов посадки и взлеты сопровождаются щелчками затворов. Опытные споттеры вооружаются складными стульями и термосами, отчего происходящее напоминает рыбалку или утиную охоту.

Фотографии

Сергей Потеряев


Роман Топычканов, руководитель в сфере IT

снимает на Canon

К съемке самолетов я пришел случайно: познакомился со споттерами на городских форумах, и меня затянуло. Споттингом занимаюсь без фанатизма, но на прошлой работе очень часто летал — совершил около 80 перелетов за год. Я был в крайних точках страны — в Калининграде, Южно-Сахалинске, Биробиджане, ездил туда, куда человек в здравом уме вряд ли поедет. Пока летал, снимал самолеты и архитектуру.

В европейских аэропортах — Берлине, Мюнхене, Амстердаме — трафик очень большой. Самолеты садятся и взлетают каждые 3–5 минут. Есть специально оборудованные площадки со свободным доступом: можно прийти в любой момент, сесть на лавочку и наблюдать. Точки расположены удобно, чтобы видеть и взлет, и посадку. При этом в Европе развит классический споттинг — наблюдение за самолетами и их учет. В аэропорту Мюнхена дедушки с блокнотиками наблюдают в окуляры и записывают номера самолетов. Кольцово тоже развивается — сейчас здесь реконструируют вторую полосу. Может, когда-нибудь и мы дойдем до отдельных площадок для споттинга.


Я настолько часто летал, что не раз видел, как самолеты выходят из строя, как горят двигатели, как в салоне появляется серый дым


Из-за количества перелетов к самолетам я отношусь как к общественному транспорту, поэтому любимой марки у меня нет. В свое время мне удалось полетать и на «Ту», и на «Ил», и на «Як». Но зарубежная авиация, конечно, комфортнее. Если говорить про авиаперевозчиков, удобнее всего летать «Аэрофлотом». В салоне я стараюсь занимать место в носу: пусть по статистике выживаемость при катастрофах в хвосте салона гораздо выше, спереди более свежий воздух, и циркуляция идет к хвосту. А еще там ближе до стюардов и выхода.

Летать я не боюсь, но 28 ноября 2013 года считаю вторым днем рождения. Тогда борт «Уральских авиалиний» при посадке в Домодедове выкатился за пределы полосы — то ли из-за обледенения, то ли из-за ошибки экипажа. Первое время после мне было страшно, я переживал и не летал почти три месяца. Каждый раз хотелось высунуться из окна иллюминатора и смотреть, аккуратно ли мы садимся. В такой ситуации ощущаешь бессилие: происходит неконтролируемый занос самолета, и он выезжает за пределы полосы. А вообще, я настолько часто летал, что не раз видел, как самолеты выходят из строя, как горят двигатели, как в салоне появляется серый дым. Теперь отношусь ко всему этому спокойно.


Дмитрий Овсюков, инструктор по вождению

снимает на Canon 7D

Я начал снимать в 2005 году и пришел к самолетам спустя восемь лет, когда в Кольцово объявили первый официальный споттинг. Сначала два раза в год ходил на официальные, потом двух раз хватать перестало. Сейчас по всему периметру аэропорта у меня есть свои подготовленные точки: навалены кучи грунта, поставлены конструкции из поддонов. Я даже нашел специальную железнодорожную вышку: шикарнейшая точка. На официальных споттингах все фотографируют сбоку, у всех все одинаково, а подзаборинг дает свободу. Снимать лучше всего на рассвете или летом после 18 часов. Съемку из-за забора закон не запрещает, но до 2015 года нас гоняли. Со временем успокоились — аэропорту это даже выгодно.

Последний раз на подзаборинге я был месяц назад, когда к нам прилетал Владимир Владимирович. Мы бегали по лесам от сотрудников ФСБ, прятались от ментов. Одного из нас забрали и отвезли в Арамиль, так как он внаглую полез на рожон. Запрет на съемку ничем не аргументировали, просто подошли и вежливо попросили уехать — надо понимать, какой человек прилетает. Споттеров интересует не столько личность президента, сколько самолет, на котором он летает: это «Ил-96», одна из последних российских разработок, основной состав летного отряда, который возит первых лиц государства. Такие самолеты в Екатеринбург прилетают редко. Мы не знали времени прилета и отслеживали все по радарам на Flightradar. Было ясно, что в шесть часов он вылетал из Санкт-Петербурга: взлетели два самолета, а они всегда летают на двух, первым резервный борт, через полчаса — основной. Мы бегали, прятались, нашли точку, где нас никто не видит, и три часа ждали в кустах в полях за железной дорогой.


Последний раз на подзаборинге я был месяц назад, когда к нам прилетал Владимир Владимирович. Мы бегали по лесам от сотрудников ФСБ


Обычно я снимаю в Кольцово, так как добираться в другие аэропорты нет времени. Но как-то бывал в Казани, где трафик меньше, а споттинги чаще —снимать собирают по любому поводу. Там больше свободы. Я очень удивился, когда вечером нас вывели на взлетку и разрешили снимать до полной темноты. В первую очередь мне интересно снимать редкие модели самолетов, которые еще не успели приесться, или какие-нибудь неординарные ракурсы на фоне зданий и сооружений.

В жизни я летал всего три раза. Когда уже наверху — осознаешь всю безысходность своего положения. Любой здоровый человек, который редко летает, все равно боится. У нас два месяца назад было скользко, и борт «Уральских авиалиний» выкатился за пределы полосы.


Татьяна Иванова, начальник планово-экономического отдела

снимает на Canon 600D

Я больна фотографией, и споттинг — одна из разновидностей этой болезни. В самолетах разбираюсь не очень хорошо: знаю «аэробусы» и «боинги», а модели поменьше — нет. Мне нравятся российские самолеты «Ил».

Летать я люблю и не боюсь, в самолетах всегда сплю. Когда я впервые села в самолет в возрасте пяти лет, задала вопрос: а что вообще делают в самолетах? Мама сказала: в самолетах спят. Я заснула и запомнила это на всю жизнь. Когда самолет отрывается от земли и набирает высоту — я автоматически ухожу в сон. Поэтому дальние перелеты по 9–12 часов для меня вообще не проблема.

Мне нравится летать «Турецкими авиалиниями». На международных линиях они дарят всем милые презенты — маленькие, но очень приятные для каждого гостя: например, коробочку с маленьким тюбиком зубной пасты или очки и так далее. В свое время эту авиакомпанию признавали лучшей авиакомпанией в мире за ее радушие. А еще там очень красивые стюардессы. Меня поразили «Кенийские авиалинии», где все бортпроводники — мужчины. Кенийцы вообще очень красивый народ, а стюарды — визитная карточка страны. Садишься в самолет и понимаешь, что летишь в Африку. Из дальних поездок я очень люблю возвращаться «Аэрофлотом». Когда после странствий попадаю к ним, возникает ощущение дома — сотрудники авиакомпании даже улыбаются как-то по другому.


Мне нравится летать «Турецкими авиалиниями». На международных линиях они дарят всем милые презенты — например, коробочку с маленьким тюбиком зубной пасты или очки


Увлечение фотографией у меня началось в 2013 году в Индонезии. В Денпасаре удивительный аэропорт: посадка со стороны моря, взлет в сторону моря, до аэропорта можно дойти по пляжу пешком и никто не прогонит, множество самолетов в разных ливреях. Очень хороший вид из аэропорта во вьетнамском Ханое, интересный аэропорт в Дубае: огромный и современный терминал уходит за горизонт.

Близкие завидуют моему увлечению. Я не хочу делать из фотографии бизнес и зарабатываю другим: по профессии я экономист и занимаю руководящую позицию. Это обеспечивает мне возможность покупать себе технику и ездить в дальние страны. Летать не боюсь: статистика говорит, что в авиакатастрофах люди гибнут реже, чем в автокатастрофах. Это просто судьба: можно подавиться конфеткой дома и умереть.

Прошлый споттинг я посвятила людям, фотографировала людей, влюбленных в небо и авиацию. Фотографировать по-хорошему сумасшедших споттеров в процессе — это особое удовольствие. Нет никаких особых требований к хорошему снимку самолета. Они общие для любой хорошей фотографии: хороший свет, объем. Дальше можно фотографировать что угодно и как угодно — эмблему, кусок крыла, шасси. Каждый раз пытаешься сделать что-то интересное за счет ракурса, света и теней.


Глеб Махнев, фотограф

снимает на Canon1DX

Я снимаю самолеты уже пять лет: увидел объявление о проведении споттинга и начал снимать. Занимаюсь этим полупрофессионально: мои фотографии покупают рекламные агентства, «Уральские авиалинии», аэропорт Кольцово — находят меня через «Фейсбук» и пишут. Я снимаю разные аэропорты: в Челябинске, Перми, Москве, в Петербурге. Аэропорты всюду одинаковые, вопрос лишь в том, насколько просто в них попасть. Очень хорошие споттинги проводят в Домодедово, на них всегда много людей, каждый раз до 70 человек. Из самолетов мне больше всего нравится Boeing 747 — хорошая интересная машина, которая существует как минимум лет 30, один из лучших самолетов для грузоперевозок и пассажирских рейсов на дальние расстояния.


Самолеты компании S7 Airlines называют огурцами благодаря зеленому цвету, а все семейство Airbus — арбузами из-за названия


Я часто летаю и летать не боюсь, но больше мне нравится самолеты именно снимать. Иногда снимаю нелегально: на сленге споттеров это называется «подзаборинг». Мы с друзьями собираемся по ту сторону аэропорта, за забором, и снимаем. Это не запрещено. В авиационном сленге есть еще много интересных вещей: например, самолеты компании S7 Airlines называют огурцами благодаря зеленому цвету, а все семейство Airbus — арбузами из-за названия.


Иван Руденко, системный администратор

снимает на Nikon D800

Я пришел к фотографии через самолеты. С авиацией я связан давно: с детства ходил в радиомодельные кружки, сам собираю радиоуправляемые модели. Однажды мы со знакомым поехали фотографировать взлеты и посадки, и я загорелся. Тогда у меня не было ни фотоаппарата, ни камеры, я считал зеркальные камеры ерундой. Теперь снимаю уже четыре года.

Я живу в Уфе, и с точки зрения доступности подзаборинг у нас самый простой. Друзья из других городов приезжают и говорят, что можно и не устраивать споттинги: самолет проезжает очень близко к забору. Похожая ситуация в аэропорту Сочи. В последнее время гонять споттеров в Уфе перестали, а раньше как только ни аргументировали: «Вы — пособники террористов, по фотографиям они узнают, где самолеты садятся, а те после взрываются». Пару раз приезжала полиция: проверяли документы, смотрели фотографии, ничего криминального не находили. Некоторые полицейские даже признавались, что интересуются авиацией и ездили бы вместе с нами, если бы не работа.


Иностранцы часто интересуются у меня, какой нужно купить билет, чтобы полетать на самолете, фото которого я выкладываю


Моя любимая модель самолета — «Ту-154», летал на нем практически с самого рождения. Этот самолет не оставляет равнодушным никого: дух захватывает от того, как он взлетает, от звука двигателя. У «тушки» есть душа, чего нельзя сказать про «боинги» и «аэробусы». Иностранцы часто интересуются у меня, какой нужно купить билет, чтобы полетать на самолете, фото которого я выкладываю. Некоторые специально тратят деньги и приезжают в Москву ради того, чтобы полетать на «Ту-154». А иногда энтузиасты договариваются с авиакомпаниями и выкупают все билеты практически без наценки, и получается, что весь самолет забит споттерами. Недавно такой рейс летал из Москвы в Гомель.

Мне нравится авиакомпания «Сибирь» — летаю ей практически всегда. Импонирует обслуживание, доброжелательность, только цены бы пониже. За катастрофами я слежу, но летать не боюсь, а вот съемку происшествий не одобряю. Мне больше нравятся пейзажные кадры: закаты, красивое небо, самолеты на посадке. Чтобы отслеживать интересные рейсы, пользуюсь приложением Flightradar. К нам летают чехи из Праги, у которых есть самолет со специальной ливреей: прилетает в пять часов утра, улетает в шесть. Я охотился за ним практически все лето.