На улицах все больше девушек с синими, розовыми, зелеными и красными волосами. И если для кого-то насыщенный изумрудный или пастельный розовый — это странно, то для других — мечта и верх мастерства. К мастерам, способным сотворить такое, очередь выстраивается каждый день с утра и до полуночи, на недели вперед. Девушки, однажды решившиеся на цветное окрашивание, рассказали The Village, как яркий цвет волос меняет настрой в жизни и помогает в деловых переговорах.

Фотографии

дмитрий дмитриев

Людмила Рабинович

стилист


Мужчины обычно спрашивают с надеждой: «Это же смоется, да?»

Сейчас я уже даже не знаю, какой у меня родной цвет. Темно-русый был, кажется. Цветное окрашивание я делаю около полутора лет. Пришла к своему мастеру с совершенно больными волосами и спросила, можно ли это как-то спасти. Пришлось подстричь короткий боб-каре, а снизу пустили фиолетовые прядки. Так и пошло: сначала был целиком фиолетовый, потом синий, затем сине-зеленый. На этот цвет мы вышли случайно: однажды на отдыхе волосы выцвели и в море вымылись вот в такой оттенок. Мне он понравился, и теперь мы его поддерживаем.

Раньше я пробовала и рыжий, и черный, и красный цвет, и все время понимала, что не мое. Свои волосы у меня седые уже, родной цвет не отрастишь. Подумала, что какой-то ядовитый цвет – это, возможно, то, что мне нужно. С этим оттенком я себя чувствую как с родным цветом, словно волосы такие и растут, а цвет натуральный и совсем не ядовитый. В плане ухода мне стало проще, потому что краска ухаживающая, и волосы после окрашивания нисколько не пострадали, наоборот – стали блестящими, гладкими, плотными. Сейчас я с ними не делаю практически ничего.

Друзья и близкие нормально к этому относятся. Мой четырехлетний сын меня тоже спокойно воспринимает. Ему непонятно, почему незнакомые люди подходят ко мне и что-то спрашивают. Мама с зелеными волосами – это нормально. У кого-то рыжие, у кого-то зеленые мамы, все в порядке. Любят у нас ведь некоторые люди посочувствовать. Мужчины обычно спрашивают с надеждой: «Это же смоется, да?».

По профессии я стилист, занимаюсь прическами и макияжем. Мой внешний вид немного сбивает людей с толку, потому что я предпочитаю делать нюдовые макияжи, естественные прически, а не «корабли» на голове. Когда клиенты видят меня, у них возникает диссонанс, потому что они не понимают, что я им буду сейчас предлагать совсем не то, что на мне. В целом, это нисколько не мешает, я ведь не в банке работаю.

Обновлять цвет я хожу раз в два месяца. Пока ничего менять не хочу и буду поддерживать этот оттенок. Уже не представляю, чтобы я вернулась из цветного в свой родной или какой-то другой более натуральный цвет.

Евгения Пелипань

медик



С новым цветом я чувствую себя ярче и легче. Даже в пасмурную погоду хочется улыбаться

Мой родной цвет — светло-русый, и такой яркий оттенок у меня впервые. Раньше я немного осветляла волосы, красила в тона типа вишневого, но на такой цвет впервые решилась. Из-за предыдущих окрашиваний пришлось два раза осветлять волосы, чтобы цвет лег. Это был долгий процесс — около семи часов, но он того стоил.

В первое время мне было очень непривычно. Даже после обычного окрашивания ты немного не узнаешь себя в зеркале, а тут тем более. Долгое время я не могла в себе ничего менять, потому что занималась танцами. Ещё год назад у меня были волосы ниже талии, так что сначала коротко подстричься, а потом так изменить цвет для меня было большим шагом. Сейчас мне комфортно. С новым цветом я чувствую себя ярче и легче. Даже в пасмурную погоду хочется улыбаться, нет настроения закутаться в плед, сидеть в уголочке, смотреть какой-то фильм и что-то поедать. Нет, с удовольствием выйду, пройдусь по улице, пусть ветер гуляет в волосах.

Непривычно ощущать на себе взгляды окружающих, но понимаю, что это никуда не денется. Все реагируют по-разному: кто-то негативно, а кто-то наоборот восторженно, особенно дети. Даже родители не сразу приняли этот эксперимент. Но сейчас привыкли, все понимают, что это мои волосы и все последствия — тоже мое дело. Осветление — довольно болезненная процедура, а я тот человек, который очень переживает за состояние волос. После окрашивания волосы почти не пострадали, разве что стали немного жестче. Уход изменился значительно: использую профессиональную линейку для окрашенных волос — шампунь, кондиционеры, бальзамы, маски, масла, пью витамины. Плойку купила с минимальным нагревом. Раньше вообще волосы не выпрямляла, а теперь приходится, потому что малейший недостаток на ярких волосах уже видно.

Перед окрашиванием мастер спросила, как на моей работе отнесутся к такому цвету волос. Это важно, потому что не все работодатели могут воспринять это адекватно. Я начинала учиться в медицинском вузе, брала академический отпуск и потом работала в разных медучреждениях. На работе некоторые меня отговаривали, но многие, особенно молодые коллеги, восприняли перемены позитивно. Вообще я считаю, что нужно уметь преподнести себя, чтобы окружающие не зацикливались на цвете волос, татуировках, пирсинге или на чем-то ещё, ведь, по сути, это не влияет на профессиональные навыки и умственные способности.

Скоро я планирую обновлять цвет волос, а может быть, даже и поменяю, если получится. Когда ещё меняться, если не сейчас, пока мы молодые? Уже есть идеи вернуться к натуральному цвету и сделать зеленые или синие вставки. В дальнейшем, возможно, полностью вернусь в родной оттенок, особенно если буду продолжать работать в медицине.

Маргарита Толмачева

транспортный логист/мастер по прическам


В цветном окрашивании я прошла, кажется, через всю палитру. Все началось с того, что однажды я пришла исправлять работу другого мастера. Попала на самую позднюю консультацию, в 23:45. Снимаю шапку и говорю, что мне с этим никак не ходить — вместо седого омбре у меня было нечто серо-зеленое. Через десять дней восстановили цвет и сделали легкие светлые переходы. Спустя полгода я все-таки вернулась к идее такого окрашивания. Уже лежа в мойке узнаю, что у меня срывается важная сделка на 200 тысяч. Расплакалась прямо там. Обычно я так не делаю, но в тот момент мне было очень плохо. В общем, в тот день я вышла из салона с красными от корня волосами. Мастеру тогда пришел новый временный красный краситель, и мы решили попробовать, в тот момент по-другому было не взбодриться.

Это было год назад, а после этого стало интересно попробовать и другие варианты. Был розово-красный с фиолетовыми концами, затем я полностью покрасилась в винный цвет, после этого — в фиолетовый, потом был синий с фиолетовым. Все эти цвета очень красивые, ни разу не фриковые. Когда последнее окрашивание смылось, я захотела вернуться в родной цвет и снова стать брюнеткой. Вообще это довольно дорогое удовольствие, потому что цвет нужно постоянно поддерживать, если хочешь выглядеть ухоженно. Из-за кризиса в основной работе я уже хотела заканчивать с цветными окрашиваниями, но не смогла. В итоге теперь я брюнетка с кучей синего в волосах. И этот вариант мне пока больше всего по душе.


Лежа в мойке узнаю, что у меня срывается сделка на 200 тысяч. Расплакалась прямо там. В тот день я вышла из салона с красными волосами


Переживала, как меня будут воспринимать в высоких кабинетах. А потом поняла, что это даже играет на руку

Уход поменялся кардинально: стало больше масел, бессульфатных шампуней, различных масок, которые держат цвет. Лишний раз подумаю, укладываться или нет. После выпрямителя такие волосы очень красиво блестят, а если делаю локоны, то все играет несколькими цветами, — больше на голове ничего и выдумывать не нужно. Не могу сказать, что волосы очень испортились после окрашиваний. Мастер использует ламинирующий краситель, поэтому каждое окрашивание дает волосам как будто новую жизнь.

Друзья и близкие к моим экспериментам относятся нормально. Больше всего переживала за реакцию мужа, потому что он довольно консервативный человек. В первые два дня странновато реагировал, но потом привык, и никогда не смеялся над этим и не видел ничего глупого. Главная проблема была в основной работе, связанной со строительным бизнесом. Переживала, как меня с такой разноцветной головой будут воспринимать в высоких кабинетах. На серьезные встречи сначала убирала волосы назад, а потом поняла, что это даже играет на руку. Люди начинают задавать вопросы, выходить на личный контакт, и если есть какая-то напряженность, то это очень разряжает. Думаю, что о человеке складывается все-таки общий образ.

У меня почти никогда такого не было, чтобы я повторяла уже сделанное окрашивание, но сейчас мне максимально комфортно, и этот вариант, думаю, надолго останется. Наверное, я уже не смогу без цветных окрашиваний — мне это нравится, я привыкла к вниманию, к тому же я творческий человек, работаю ещё в сфере красоты — делаю прически, и это работает и на мой имидж.

Оксана Алетина

стилист-колорист


Эксперименты с цветом волос я начала около года назад. Сначала захотелось добавить каких-то ярких акцентов, и я сделала фиолетовую челку. Через месяц покрасилась в хороший платиновый блонд. Потом ещё делала себе розовую челку, но скоро снова полностью стала платиновой блондинкой. Недавно я лежала в больнице, и, когда выписалась, у меня был не самый здоровый вид. И мы подумали, что быть платиновой блондинкой с серым цветом лица как-то не очень, и покрасили меня полностью в розовый, чтобы сделать образ более свежим. Было как раз лето, это смотрелось красиво и сочно.

Походила так немного и вернулась к блонду. Этот цвет я уже считаю своим родным, при том, что от природы я брюнетка. В том цвете себя уже не представляю. Блондинкой я себя чувствую более уверенно, а окружающие говорят, что и выгляжу моложе. Все, кто меня не знают и смотрят мой инстаграм, где есть мои старые фотографии в родном цвете, говорят, что там не я. С длинными волосами я себя тоже давно не вижу — такая стрижка у меня уже лет 13, это моя комфортная длина. На коротких волосах многочисленные осветления не так сказываются, как на длинных, и ухода требуется меньше. Главное — это бессульфатный шампунь, чтобы подольше сохранять цвет, и специальный фиолетовый шампунь, который нейтрализует эффект желтизны, — за этим я особенно слежу. Мою им голову пару раз в неделю. Когда у меня были розовые волосы, также использовала этот шампунь.

Замечаю, что девочки, один раз покрасившись ярко, уже не возвращаются к привычному оттенку, а наоборот, начинают менять цвета. Была бордовая, стала синяя, потом ещё что-нибудь придумала. Сейчас это модно — краситься в разные яркие цвета, делать красивые градуировки. Это большой тренд сейчас у азиатов и американцев. К нам это просто очень поздно пришло, даже по сравнению с Питером и Москвой. Ярко окрашенных людей сейчас становится все больше, и такого, чтобы прохожие высказывали какое-то мнение, сейчас нет, мне кажется. Скорее просто смотрят с интересом.

Каждое цветное окрашивание экстремально. Если нужна совсем белая база, и мы видим, что волосы клиента могут не выдержать такого радикального осветления, то можем и не взять. Всегда предупреждаем всех, но вообще используем щадящие красители, которые все-таки оставляют волос живым. Клиенты обычно знают, что хотят получить, некоторые приходят с картинками, а мы уже смотрим, как это можно воплотить. Когда берешься за такое окрашивание, приходится работать как художник — смешивать несколько цветов, чтобы получить что-то определенное. При этом один и тот же цвет на разных волосах ведет себя по-своему, поэтому каждое окрашивание немного отличается от запланированного, но получается не менее прекрасным.


После больницы быть платиновой блондинкой с серым цветом лица как-то не очень, и меня покрасили полностью в розовый