Ворон обыкновенный — самый крупный из семейства врановых. Размах крыльев достигает полутора метров, длина тела 60–70 сантиметров, а вес около двух килограммов — это примерно раза в два больше обычной, городской серой вороны.

У взрослого здорового ворона красивое оперение с синим отливом. Зачастую их покупают в подарок ребенку, для «имиджа» или в качестве украшения интерьера. На птичьем рынке каждую весну браконьеры продают около 60–80 птенцов воронов, которых забрали из гнезд родителей. Многие птенцы продаются по два-три раза — разочарованные в приобретении, люди приносят их обратно продавцам. Но чаще таких воронов просто отпускают на «волю» — выращенные в домашних условиях, на улице такие птицы долго не живут. Надолго с хозяевами только единицы. Настоящих приютов для диких птиц в Москве нет — так же, как и нет в черте города центров реабилитации и реинтродукции для пернатых. Существует несколько форумов и клубов любителей врановых, которые подбирают умирающих птиц, лечат и ухаживают за ними. The Village поговорил с людьми, у которых дома живут дикие вороны, и узнал, как меняется жизнь с их появлением.

Фотографии и видео

Иван Анисимов

Анастасия и ворон Клара

Как в доме появился ворон

Клара стала нашей первой большой птицей. До нее у меня были максимум попугайчики. Еще собака, всякие крысы, мыши, грызуны. А теперь у нас две вороны. Ворон — достаточно сложная птица в плане содержания и общения с ней. Клара не задерживалась у прежних владельцев долго, потому что была молодая, а маленькие вороны ведут себя разрушительно из-за любопытства. Мы с мужем забрали ее к себе, хотя это было спонтанное решение. Просто тогда не знали, на что шли. В июне исполнилось десять лет, как она у нас появилась. В неволе вороны живут около 40 лет, рекорд — 70 вроде бы, в московском зоопарке.

О жизни с вороном

Когда дикая птица, не приспособленная для домашнего содержания, появляется в квартире, меняется все. Сначала она разрушает все что может, а потом уже создается пригодная для нее среда и место, где она больше всего тусуется, ест, спит. В этом месте лучше закрыть обои и убрать паркет, потому что обои и паркет вороны очень любят. Раньше у нас была однокомнатная квартира, и мы жили с Кларой в одной комнате, теперь живем в двухкомнатной — она живет отдельно, и ей посвободнее.

Вороны, как и все птицы, везде какают. Нужно постоянно делать уборку или терпеть вонь и грязь повсюду. Она может пройтись и разнести кал по всей квартире, сама испачкать перья. Поэтому надо ее купать периодически. Это несложно: ставишь тазик с водой, и она в нем плещется, моется сама.

Ест она, в принципе, все, рацион как у собаки — мясо, всякие крупы, каши. Клара любит овощи, фрукты, но выборочно. У воронов есть целый ряд запретов в еде — сладкое, цитрусовые, шоколад ни в коем случае нельзя, кофе нельзя, нельзя очень жирное и соленое. Сейчас я работаю полный день, раньше сидела дома — это было для нее лучше. Поэтому она вредничает, с ней мало времени проводят. Она не так зависит от общества человека в плане поиграться или чтобы погладили, но ей просто приятно, когда человек рядом. Ей нужно на кого-то смотреть. Иногда она выходит в коридор из своей комнаты, садится на тумбочку и просто смотрит. Чистится, своими делами занимается, но при этом ей нужно понимать, что человек здесь, рядом.

Об интеллектуальных способностях Клары

Вороны очень своенравны и порой агрессивны. Знаю случаи, когда ворон начинал ревновать своего хозяина, нападал на других людей. Клюют они очень больно, могут и до крови прокусить. Могут подрать когтями. Птица крупная, и спастись от нее непросто, тут сразу вспоминается фильм Хичкока «Птицы». Всегда есть опасения, что ворон может выклевать глаз. Это зависит от характера птицы.

Вороны себе на уме. Сложно сказать, злые они или добрые. У нас Клара все-таки добрая. Каких-то невероятных особенных историй за десять лет почему-то не было. Она очень спокойная и домоседка, не очень любит гулять, какие-то выезды. Иногда шкодит, что-то утаскивает. Она очень любит воровать столовые приборы: они интересные, блестящие, их можно куда-то спрятать, с ними поиграть.

Она узнает людей, и она знает, что можно, что нельзя. Если что-то нельзя, то можно сделать это незаметно. Периодически проверяет людей на то, боятся они ее или нет. Приходит новый человек, она сразу на него «быкует»: распушается, в два раза больше становится и начинает на него грозно идти. Если человек напугался, Клара так все время будет за ним ходить и пугать — за тапочки пытаться клевать, за штанину, издеваться. А если человек показал, что не очень ее боится, она будет к нему осторожна. По сути, она больше трусиха.

Вороны — пересмешники, они очень любят подражать, причем и вороны, и вороны любят подражать звуку. Но наша пока не говорит. Я, если честно, не знаю, как научить. Вот с попугаями часто занимаются специально. Слышала рассказы про ворону, которая научилась хохотать, имитировать звук будильника, какие-то слова повторять; на YouTube есть несколько каналов, где говорящие вороны всякое выделывают. И это очень смешно: камеру подносят к ворону, он большой там, сразу распушается и женским голосом говорит: «Кушать». У него спрашивают: «Ты хочешь кушать?» — и он такой: «Кушать».

Марианна и ворон Камра

Как в доме появился ворон

Ее зовут Камра, и она живет у меня всего три месяца. Я совсем недавно забрала ее. Это черный ворон, и ей чуть больше года. У нее очень непростая история, нашли ее в состоянии тряпочки: она не сидела, просто лежала и абсолютно не двигалась. Ею занимался центр по реабилитации птиц, потом уже она попала в руки к нашему волонтеру и ко мне.

У нас есть форум, где общаются те, у кого дома живут необычные птицы. В основном это врановые, то есть вороны, сороки, галки и вороны. Воронов очень мало, потому что ворон — не городская птица, и найти ее очень сложно, в основном их покупают у браконьеров. Я давно на форуме, потому что у меня еще живет серая ворона, и многих пользователей знаю хорошо, с некоторыми дружу. Я дружила с девочкой, которая забрала Камру к себе на восстановление. Она очень много рассказывала про нее, выкладывала фотографии, и я буквально с первого взгляда влюбилась в эту птицу и сказала, что, как только она начнет ее пристраивать, я сразу же ее заберу. Мне было неважно, что у нее какие-то проблемы со здоровьем, что могут возникнуть какие-то трудности, потому что ворон — птица с характером, с ней сложно общаться.

Предыстория, почему она оказалась на грани смерти, мне неизвестна. Но с помощью центра и волонтеров ее смогли вытянуть — из проблем со здоровьем у Камры остались только слепота и тремор. А так она нормально сидит, абсолютно ручная и замечательная общительная птица. Вторая птица, которая живет у меня, серая ворона, у нее тоже проблемы — и с крыльями, и с лапами. Так что проблемы с Камрой меня, в принципе, не пугали. Тем более Камре никаких лекарств не нужно, нужна только любовь и внимание.

О жизни с птицами

Содержать этих птиц сложно, поэтому, наверное, часто люди их выкидывают. Во-первых, это грязь. Это не канарейка и даже не большой попугай, от них гораздо больше грязи. А еще в принципе вороны любят устраивать хаос: продалбливают стены, обрывают обои, грызут напольное покрытие и мебель. Они прячут в продолбленные отверстия свою еду — к этому нужно быть готовым.

У нас дома просторный двухэтажный вольер, на первом этаже — Камра, а на втором — ворона Фрося. Серая ворона дикая, взрослая. Она боится меня, не говоря уже о других птицах, поэтому вместе им жить опасно. А Камра слепая, она в принципе не понимает, кто находится рядом с ней, и может Фросю обидеть, может по неосторожности клюнуть, все-таки ворон — птица немаленькая: Фрося меньше Камры в два раза. Камра все изучает клювом, и мы редко держим ее на руке без перчаток, потому что она щупает все вокруг себя, а щупает больно — клюв у нее мощный, может прокусить кожу запросто.

С Камрой я спокойно выхожу гулять на руке. Она сидит очень хорошо. Пару раз пощипает, но если перчатка, то вообще неважно. Люди, конечно, реагируют неоднозначно. Кто-то радуется, кто-то удивляется, кто-то просит погладить, сфотографировать. Есть такие, которые начинают сразу высказывать свое мнение и говорят, мол, какой я плохой человек, что мучаю животных.

У всех врановых должна быть особая диета, и у Камры на каждый день есть контейнеры с едой. Казалось бы, птица живет в городе, и проблем с питанием быть не должно, потому что они питаются на помойках и едят все что угодно, но это не так. Они едят все что угодно, но не все им полезно. Как раз слабое их место — пищеварительная система. Зачастую вороны и вороны погибают именно из-за неправильной пищи.

Об отношениях с воронами и дрессуре

Ворон принимает в доме только одного человека, к остальным членам семьи, хорошо, если у него будет снисходительное отношение. Они очень умные, обладают невероятным интеллектом. Между человеком и вороном может быть не просто дружба, даже любовь. У Камры есть привязанность ко мне, потому что я больше всех с ней общаюсь, кормлю ее, глажу, с ней гуляю, разговариваю. На мой голос, на мои шаги даже у нее реакция такая: когда она слышит меня, она как птенчик начинает расправлять крылья и кричать. Даже если просто подойду к клетке, она по шагам поймет, что это я, а не кто-то другой.

Если к ней подходят незнакомые люди, то у нее начнется тремор — Камру начнет крутить и трясти. Потому что она не знает, кто это, не видит человека. Камра у меня всего три месяца и пока не разговаривает, но, думаю, у нее получится — она очень болтлива. Пока в коллекции ее звуков есть мурчание, как у кошки, я ее поэтому подзываю «кис-кис» иногда. Я учу ее мяукать — и у нее уже почти получается. Так же она гавкает, у нее очень похоже получается собачий лай. И еще она умеет издавать такой звук... когда камень в речку бросаете, раздается такое бульканье — «бульк», вот она копирует этот звук очень хорошо. Не знаю даже, где она могла его услышать.

О реабилитационных центрах для диких птиц

За здоровьем Камры наблюдает специалист; у нас на всю Москву достаточно много таких, по сравнению с другими городами. Человек пять-шесть есть, и это непосредственно люди, которые специализируются на диких птицах: городские дикие, певчие дикие, соколы и так далее. Специальных государственных центров у нас, конечно, нет. Есть энтузиасты: был человек, который очень любил диких птиц, и у него было помещение. И вот он решил, что будет спасать диких птиц. Все «Центры» в Москве держатся исключительно на таких людях, существуют на пожертвования.

Григорий и Федора

Как в доме появился ворон

Это самочка, но так пошло, что я называю ее Федя. Я давно мечтал о вороне, именно вороне, из-за нестандартного интеллекта и подхода — птица очень интересная. Долго раздумывал и сомневался, смогу ли правильно ухаживать. Внезапно подвернулся случай — и Федя у меня появилась. Я купил ее из не очень хороших рук — и буквально сразу же пришлось ее спасать: еще пару-тройку недель, и Федора померла бы от инфекции. Буквально на второй-третий день я обратил внимание, что на шее у птенца что-то не то, в горле что-то. Поехал к врачу, оказалось, бактериальная инфекция на слизистой. Она задыхалась, но через две недели более-менее вытянул ее. Повезло, реально повезло. Сейчас ей уже два с половиной года.

Об одиночестве

Я живу один. Когда мама узнала, что у меня появится такая птица, она съехала к отцу. И я стал жить один. Одному с такой птицей жить проще, да и сложно найти такую вторую половинку, которая не испугается огромного ворона. Поверьте, не каждый человек может просто подойти близко, даже осознавая, что это всего лишь птица и не надо ее бояться. Кого-то пугает вид, кого-то пугает клюв, кто-то просто пугается размаха крыльев. Как только ворон чувствует страх — он нападает. Может под одеяло загнать, сесть на одеяло и долбить. Федя очень ревнивая. Это особенно проявляется в отношении к женщинам: когда она видит, что у меня появился особенный человек, вот здесь уже начинаются проблемы. Ревность выражается сильными криками по утрам и попытками укусить человека.

Я оператор почтовой связи, график работы у меня два через два. Это очень удобно, и я провожу с питомицей больше времени. Последний год я уже спокойно встаю в пять, в шесть утра. Проснусь, покормлю Федю, ну поиграю максимум — и дальше спать ложусь. Кто-то вообще не может спать под крики ворона. А мне уже нормально. Настоящая проблема — запах в квартире. Меня спасают только благовония. Палочки покупаю горящие, и только они перебивают запах тухлого мяса. Потому что, как ни убирай за Федей (она у меня живет на балконе), где-то все равно остается мясо. А на солнце в плюс 30 оно начинает жутко вонять. Сопутствуют мухи и прочая летающая живность.

О том, как научить ворону трюкам

После дневной прогулки я провожу с Федей вечерние занятия по 20–30 минут. Учу разные трюки. Федя знает команду «прыжок». На улице, когда показываю команду, подкидываю ее метра на полтора, и она возвращается на руку. Потому что без этой команды, когда подбрасываешь, птица просто отлетает немного. Не возвращается на руку зачастую. Знает команду «рука-плечо». Порой даже без голосового оповещения — просто подносишь, и она понимает, что нужно пересесть на плечо (или обратно). Правую-левую лапу дает — научил. Сначала вообще учил с ней команду «дай лапу», но она все время давала левую. А теперь хорошо знает, что есть право, есть лево. Я как раз кликер приобрел, и это первая выученная команда именно на кликере. Потому что до этого были только голосовые тренировки.

Еще она команды знает: «брось», «нельзя». Первая команда на улице выручала меня не раз. Первый год, например, была проблема с любовью к окуркам на улице — Федя их собирала. С собачьими какашками попроще. Она их как-то раз на зуб попробовала и успокоилась, а вот с окурками я долго воевал.

Говорить я пытался научить, но, насколько знаю, самцы чаще говорят, чем самки. Я ей говорю: «Федя, скажи „а“» — она выгибается в позицию, с которой по идее вороны должны говорить, клюв даже открывает, но звука не произносит. То ли не хочет, то ли не может.

О любви к врановым

Один раз вран — всегда вран. С этими птицами сложно, подстраиваешься долго, да. Но когда умное, независимое и довольно агрессивное животное любит тебя, узнает… Вот тот момент, как она к тебе на руку прилетает… Причем не за еду прилетает, а просто. Ощущения непередаваемые. Дикая птица принимает тебя, как будто. Как-то так.