17 сентября во Владивостоке завершились четвертые международные соревнования по дрифту Asia Pacific D1 PrimRing GP 2017. В заездах участвовали более 40 гонщиков из России, Японии, Китая и Таиланда. Первое и третье место в гонке заняли Хидеюки Фудзино и Масато Кавабата из Японии, а «серебро» взял красноярец Дамир Идиятулин.

«The Village Владивосток» поговорил с пятью российскими пилотами об уровне гонщиков из разных стран, зимнем дрифте и отечественных машинах.

Фотографии

Артем Ганжа

На D1 я в первый раз. В этом сезоне полностью отъездил «RDS-Восток», а до этого — стритовые соревнования, DSL. На подготовку бюджет уже перевалил за 150 тысяч рублей.

У иностранных спортсменов больше опыта, они достаточно сильные ребята. Конкурировать можно, потому что трасса наша, мы здесь провели уже не один день. Российский спортсмен вполне может стать чемпионом по дрифту. Нужно просто ехать, контролить автомобиль и выигрывать.

Японцы — родоначальники дрифта. Есть топовые пилоты, которые занимаются этим уже больше десяти лет, — Дайго Сайто, Масато Кавабата. Полное спокойствие и контроль, причем как эмоциональный, так и технический — это залог их успеха.

Если честно, я немного не ожидал, что дойду так далеко. Сейчас поеду с Масато Кавабата в ТОП-8. Главное — не отстать на разгоне, а дальше пытаться подстроиться под ведущего. Я посмотрел на него на тренировке: есть ряд моментов, которые можно предугадать.


Алексей Передерей
(34 года, Владивосток)

Машина: Toyota Mark II

Поддержка болельщиков очень важна, но во время гонки нужно уметь сосредоточиться и вообще о них не думать. Надо смотреть только вперед, попадать по траектории. Если отвлечешься, ты проиграешь.

В этом году я в очередной раз убеждаюсь, что ради хорошего хайпа можно и на «Жигулях» проехать. Отечественная машина с русскими запчастями и двигателем вряд ли победит. Если ее полностью перестроить, тогда она, может быть, куда-нибудь и приедет. Вот, на западе есть Федя Воробьев, который действительно ездит на «Жигулях» и доезжает до ТОП-8 и ТОП-4.

Владивосток — российская столица дрифта. Он здесь зародился. На нашей «Змеинке» в далеких 2006 и 2008 году Дима Семенюк организовывал дрифт-заезды даже на переднем приводе, оттуда это и пошло.

По итогам соревнований D1 во Владивостоке Алексей Передерей вошел в ТОП-8.

Я участвовал в соревнованиях на Урале, в местном чемпионате «Уральская лига дрифта», ездил в Красноярск. В RDS еще ни разу не участвовал, во Владивостоке — в первый раз.

В своей массе российские спортсмены немного слабее иностранных, но есть несколько пилотов, которые точно едут не хуже. Если по десятибалльной шкале у японцев «десятка», то наши берут «семь». Благодаря «Гоче» (Георгий Чивчян из Красноярска — прим. ред.), Цареградцеву и другим пацанам, у нас нормальный такой уровень. Чтобы стать чемпионом, нужны хорошо настроенная машина, побольше тренировок и боевой настрой. Главное — не бояться.

В заездах мне нравится честная борьба с обеих сторон. Сам подлянок не допускаю и очень не люблю, когда другие так делают. Нужно просто ехать близко, агрессивно и четко. В Челябинске нет трассы и площадки для тренировок. Практикуемся только на соревнованиях или выезжаем на заброшенные места.

Во Владивостоке я бы с удовольствием остался жить. Это точно колыбель российского дрифта. Побывать на «Змеинке» — одна из моих целей. Если бы не погонял там, то половину бы дел не сделал.

У японцев есть врожденное спокойствие и щепетильный подход ко всем мелочам. Нам пацаны рассказывали, как они настраивают машины: там на полградуса подкрутили, здесь на полградуса. Скрупулезнейший подход. Этому реально надо учиться.


Денис Домнин
(34 года, Челябинск)

Машина: ВАЗ-2106

Насчет отечественных машин я всегда так рассуждал: у нас еще никто не пробовал засунуть в «Жигуль» бюджет «Гочи». В свою я еще даже его процента не засунул, всего на машину потратил 250 тысяч рублей. Так-то нас народу дофига, а сюда приехали четыре человека и менеджер из Москвы.

Вообще, начинать готовиться нужно в начале сезона. К концу ты уже настроишь машину так, чтобы всё было «чики-пуки», сам натренируешься. А у нас еще месяц назад был голый кузов без мотора и коробки, потом появился спонсор. В иномарках тоже ничего стандартного нет, всё корчуется, переделывается. На русской машине, если уж не побеждать, то вполне можно попасть в тройку призеров.

Безумно приятно, когда на трибунах все машут руками. Это бодрит и мотивирует, не хочется разочаровывать людей. Когда мы приехали во Владивосток, нам начали писать: «Если будут проблемы с запчастями, пиши. У меня своя “Жига”, разберем». На автосалоне еще стоит промомашина. Ее представители сразу подошли и сказали, что, если у нас что-то сломается, разберут ее и соберут нашу. Это очень приятно. Я думаю, что нам помогают, потому то мы простые ребята, которые приехали осуществлять свою мечту. Одно дело — именитые пилоты, большие бюджеты. А тут — «Жигуль», крайне необычно.

Во Владивостоке Денис Домнин выбыл из гонки на одиночных заездах ТАНСО, машина сломалась.

Я трехкратный чемпион «RDS-Сибирь», принимал участие в D1 GP в Японии в 2015 году, взял бронзу на «RDS-Запад» в этом году. На D1 во Владивостоке приезжаю каждый год и очень доволен этими поездками.

У иностранных спортсменов лучше настроена техника, это видно. Моторы и у нас есть мощные, но их шасси более сбалансированы. Мы к этому стремимся, нужно больше тестов, и тогда будем гоняться с ними на равных.

Японцы лучше только потому, что дольше ездят, у них больше опыта. Мы не хотим учиться этому 20 лет, нам нужно всё понять за год или два. Российский спортсмен может стать чемпионом по дрифту: скилла достаточно, нужно просто донастроить машину, и всё будет в порядке.

Зимой я к русским машинам отношусь прекрасно. Летом на них ездить сложно, автомобили некачественные. Построить из них конкурентоспособную машину, думаю, невозможно. Но зимой «Жиги» идеальны и для тренировок, и во время соревнований.


Аркадий Цареградцев
(34 года, Красноярск)

Машина: Nissan Skyline R34

Стратегия у меня была, но я ее почему-то не придерживался. Была цель победить. Не получилось, потому что заезды случаются разные. Они длятся всего 15 секунд, и каждый раз на трассе происходит что-то невероятное. Не всегда получается справиться.

Моя машина стоит шесть миллионов, с нуля построена. Выехать один этап стоит тысяч триста — по рамкам автоспорта, очень недорого. Правда, это если не ломаться. А если сломался, денег уйдет намного больше.

Поддержка болельщиков сильно помогает. Во время заезда я их, конечно, не слышу. Сосредоточен только на трассе, но знаю, что где-то за меня болеют. Моя семья постоянно на меня смотрит — очень рад, что они со мной.

В последнее время у меня вообще не получается тренироваться. У всех тренировок очень сложная логистика. Машина постоянно находится в работе, у меня самого много работы и семейных дел. К сожалению, тренируюсь только перед самими соревнованиями. Я работаю в Красноярске на «Красном кольце», трасса всегда под боком, но даже это не помогает мне выделять время.

По итогам соревнований D1 во Владивостоке Аркадий Цареградцев вошел в ТОП-8.

Это мой первый сезон, в гонках я стал выезжать в мае 2017 года. И в первый раз приехал на D1 Primring. Весной выступал на «RDS-Запад», была гонка в Риге, две гонки в Беларуси, планировалась гонка в Венгрии, но мы не успели.

В мире японская школа «номер один», у них вся страна дрифтит. Они придумали библию дрифта — алфавит, который нужно учить. Все топовые пилоты ездили туда учиться, я тоже, немного. Понял, что нужно еще, сейчас у меня колоссальные планы на Японию.

Я могу выделить пятерку пилотов, которые занимаются дрифтом в России лет десять, и они конкурируют с японцами почти на одном уровне. Есть небольшие детали, в которых людям не хватает лишь наката и опыта. На примере простой классической трассы во Владивостоке мы видим, что наши сегодня вынесли половину японцев, и не простых.

Стиль вождения у японцев сам по себе специфичный. Но мы можем с ними конкурировать, всё дело у пилотов в головах. Победи себя и будь непобедим. Если не думать о том, что ты едешь с чемпионом мира, то всё возможно.

Проблема этого этапа — отсутствие тренировок. У тебя есть два прогревочных заезда, и ты сразу идешь в гонку. Во всех чемпионатах всегда по-другому. Правда, в Японии вообще нет тестов: садишься и едешь.

Я не очень хорошо знаком с Дальним Востоком. Знаю ребят с «Красного кольца» в Красноярске, с Иркутска, Сибири, но никого из Владивостока. Для меня столица дрифта все-таки Красноярск, потому что топовые российские пилоты выросли оттуда, но на японской школе.

Россия имеет колоссальное преимущество — у нас девять месяцев идет зима. Многие пилоты тренируются в это время года и отрабатывают те вещи, которые были бы дороги в сухую погоду. Тренироваться зимой — это дешево, неважно на какой машине. Русские берут, потому что они стоят меньше других. Но при всём этом, у нас есть потрясающий пример: человек, который въезжает в российском чемпионате на западе в «тройку», мой товарищ Федя Воробьев. У него боевые «Жигули», машина абсолютно доработана: в ней под 800 лошадиных сил, она длиннее на 15 сантиметров и шире на 20 сантиметров, чем обычный «Жигуль».

На самом деле, с точки зрения профессионального подхода к этому виду спорта, не важно, какой автомобиль. Это гоночный прототип — клетка, на которую насаживается мотор, коробка передач, а сверху — пластик. И вот его можно брать, какой захочешь: хоть с Lada Vesta, хоть Ford Mondeo, хоть автобус.

Я знаю совершенно сумасшедших олигархов, которые делают интересные проекты российских автомобилей и потом выигрывают мировые серии. То есть такие стебы тоже есть, но это связано с характером.


Александр Дмитренко
(25 лет, Москва)

Машина: BMW M3

Моя цель — стать номер один в мире. Сначала поеду на российский чемпионат, в следующем году — в Японию, на несколько этапов на арендованных машинах для гоночного опыта и мандража. Потом — несколько чемпионатов в Европе, там высокий уровень, и люди «валят» немного с другим подходом, не как японцы. В Европе и на западе трассы в десять раз длиннее, другие задания.

Бюджеты нашей команды Alex D Pro Drift колоссальные, потому что у нас очень профессиональный подход. На «Примринг» во Владивосток мы выехали минимальным составом. Была гонка в Сочи, по времени бы не успели. Сейчас в команде 35 человек и один пилот. Мы во многом лучшие в своем роде, с точки зрения контента и других направлений. Кто-то может проехать сезон условно на пять «рублей», кто-то — на сто. Это вопрос отношения, амбиций и результата, который ты хочешь достичь. Наш подход: либо делать, либо не делать. А если делать, то качественно.

Поддержка болельщиков мне вообще не важна. Я не ощущаю себя медийной личностью и не ставлю цель ей быть. Приятно, когда люди за тебя болеют, но мне больше важна внутренняя умиротворенность и настрой. Нужно побеждать себя, быть на полном релаксе — чем ты спокойнее, тем быстрее.

По итогам соревнований D1 во Владивостоке Александр Дмитренко вошел в ТОП-32.

Я участвую в D1 на «Примринге» с 2014 года, с самого начала. И всё никак не могу выиграть, даже пройти в ТОП-4. Первые два года занимал пятое место. Третий год был самым непродуктивным, совсем рано отпал. Спустя эти годы я, конечно, увереннее еду. Мы хорошо подготовили технику, но опыта всё равно не хватает, чтобы составить достойную конкуренцию.

Разница между российскими и иностранными спортсменами есть, но мы с каждым годом подтягиваемся. Четче понимаем, как готовить автомобиль — в плане редукции, увеличиваем мощность. Сейчас я ощущаю, что моя машина конкурентоспособна, на ней можно ехать. Самый важный момент — это резина. Иностранцы ездят на более подходящей, а у нас с ней постоянные проблемы, отстаем. Сейчас уже используем, грубо говоря, такую же резину. Не получается выигрывать только из-за мелочей, плюс многое решают качество вождения и опыт.

Сила японцев в опыте, они ездят без малого 20 лет и делают всё круто. Мы можем упускать какие-то моменты, и потом это сказывается на заезде. Чем больше накатываем, тем лучше пониманием, как настраивать машину, какую технику вождения использовать. Всё приходит, просто нужно время.

Обычно у нас нет тренировок. Мы приезжаем на этап, там на них выделяют день или два часа, уже в процессе соревнований. Есть пилоты, которые тренируются вне этапов, но это редкость.

Правила в дрифте настолько жесткие, что сложно выстраивать стратегию. Делаешь всё по максимуму и по регламенту. Вывозить пытаешься только опытом и техникой. Бюджет зависит от соревнований. Конкретно на эти у меня ушло около полумиллиона рублей.


Дамир Идиятулин
(26 лет, Красноярск)

Машина: Toyota Altezza

Российский спортсмен может стать чемпионом по дрифту, но над этим нужно много работать. Это действительно сложно: готовить машину, организовывать выезды и тренировки. Эмоционально и жестко это вывозить. Спишь плохо, с утра уже погружен во всё, к вечеру голова начинает болеть.

К отечественным автомобилям я отношусь достаточно хорошо, потому что сам начинал с русской машины — дрифтил на льду на ВАЗ-2102. Я научился на ней ездить и сразу же начал везде побеждать, а потом уже поехал в лето. Это дало мне много опыта. До сих пор я езжу каждую зиму, участвую в соревнованиях. Мне это нужно, чтобы круглый год постоянно находиться в дрифте, получать новые навыки. Зимой езжу на русской машине, и она лучше всех иномарок именно в это время года.

На заезде очень многое зависит от настроения пилота. Если он чем-то загружен и обеспокоен, это не хорошо. Часто бывает, что на нервяке начинаешь ошибаться. Но если публика тебя поддерживает, и всё складывается, — это очень помогает. Когда видишь, что зрители за тебя болеют и верят, взбадриваешься. В дрифте на эмоциях можно выше головы прыгать, поэтому поддержка очень помогает.

Российский дрифт пошел из Владивостока, потому что сюда всё тянется из Японии. Первые соревнования начали проводить здесь, но Сибирь по силе пилотов всё равно впереди. Сибирские пилоты выигрывают и на западе, и на востоке. Сейчас самые сильные — «Гоча», Аркадий Цареградцев, Дима Ермохин и я, грубо говоря. Нам сложно составить конкуренцию, обычно проходим дальше, чем другие российские пилоты.

По итогам соревнований во Владивостоке Дамир Идиятулин завоевал «серебро» и стал первым за четыре года российским гонщиком, который поднялся на пьедестал Asia Pacific D1 PrimRing GP.