Студии — квартиры с минимумом стен и перегородок, придуманные почти 100 лет назад в США, — в России начали строить лишь на рубеже веков. В течение двадцати лет спрос на компактное жилье то падал, то вновь рос (последний бум в Петербурге и Москве эксперты констатировали после кризиса 2014 года). Студии в новостройках эконом- и бизнес-класса — самое недорогое предложение на рынке недвижимости — покупают и арендуют в основном молодые люди. Для большинства это первое самостоятельное жилье, которое они предпочли альтернативе — приобретению комнаты в коммуналке.

The Village нашел жильцов небольших (до 30 квадратных метров) квартир-студий в новостройках двух самых быстрорастущих районов Петербурга и области — Приморском и Всеволожском. Мы поговорили о том, как они организуют быт и справляются с ненужными вещами, приглашают гостей и готовят на кухне, совмещенной с комнатой, устраивают спортзал в лоджии и художественную мастерскую в коридоре.

Фотографии

Виктор Юльев

Ольга, 31 год, региональный мерчендайзер

Живет в Мурино (Всеволожский район Ленобласти, станция метро «Девяткино»)

Год постройки дома: 2017-й

Площадь квартиры-студии: 22 квадратных метра; планировка

До переезда в Девяткино я снимала комнату в огромной трехкомнатной квартире на «Парке Победы» — все мое личное пространство было ограничено этой комнатой. В какой-то момент я задумалась о собственной жилплощади.

Я всю жизнь мечтала жить на Фонтанке или на Петроградке — с двором-колодцем, красивой парадной, в квартире с высоченными потолками. Когда я занималась покупкой недвижимости, рассматривала вариант приобретения комнаты в коммуналке. Но потом нагуглила много разных пугающих статей о жизни в них. Я знаю, что в некоторых коммуналках большие комнаты переделывают в студии. И все же поняла, что не хочу делить туалет и душ с чужими людьми, встречаться с посторонними в коридоре, думать о том, что могу им чем-то помешать. Решила, что как бы я ни любила дворы-колодцы и центр города, комфорт люблю больше.

В Девяткино на сегодня самое доступное по стоимости жилье. Я была ограничена в средствах, так что претендовать на покупку недвижимости в центральных районах не могла, поэтому, придя в агентство, сразу обозначила этот факт. Мне подсчитали ипотечные выплаты: исходя из этих цифр, начали подбирать варианты.

За полтора года ожидания сдачи дома я от и до продумала дизайн квартиры. В силу своей профессии много знаю об организации и зонировании пространства, поэтому планировать расстановку мебели было легко. В квартире была относительно качественная отделка от застройщика. Я перекрасила стены в комнате и коридоре, под потолком наклеила молдинги, сделала уголки на дверных проемах. Конечно, мне бы очень хотелось сделать ремонт в ванной: снять ужасный кафель и поменять сантехнику. Но, к сожалению, это дорогостоящее удовольствие, поэтому данный вопрос я пока отложила на неопределенный срок. На ремонт ушло около 300 тысяч рублей. Я въехала в студию в июле этого года.

Когда покупала квартиру, на плане было 24 квадратных метра, но в итоге площадь уменьшилась почти на два метра. Из-за этого не все получилось воплотить: например, не вошло кресло, о котором я мечтала.

Я въезжала в новую квартиру «с чистого листа»: поскольку до этого снимала жилье, у меня не было ни вилок, ни стаканов, ни сковородки, ни минимального набора мебели. Просто завезла шмотки в больших китайских сумках. Сейчас в квартире есть большой шкаф-гардероб, кровать-диван, два комода и кухонный гарнитур.

Вся мебель в квартире из «Икеи». Я не понимаю людей, который говорят, что в «Икее» некачественная мебель — просто нужно грамотно выбирать. Кухню я тоже хотела купить там, но она была довольно дорогой. В итоге обратилась в компанию, которая делает кухни под заказ, — это вышло на 20-30 тысяч рублей дешевле. Но потом сильно пожалела. В «Икее» все делают быстро, а с этой компанией процесс постройки кухни затянулся на полтора месяца. То есть полтора месяца я жила без кухни, было тяжело.

Всю кухню спланировала сама. Основная идея — встроенный холодильник: я считаю, что в таком маленьком помещении не должен стоять большой белый «гроб». Правда, из-за встроенного холодильника пространство нижних шкафов резко сократилось и не осталось места на духовку. Часть кухонных шкафов я использую для хранения разных вещей — книжек, документов по работе и прочего.

Комната отделена от кухни прозрачной занавеской, по поводу которой в одном паблике во «ВКонтакте» было много вопросов: не пачкается ли она? Честно говоря, не знаю, что же такое нужно готовить на кухне, чтобы брызги летели за спину. Занавеска висит с августа, с ней все нормально.

В квартире довольно большой балкон — это плюс. Я пока ничего с ним не делала. Хочу превратить его в зону отдыха, но сначала нужно утеплить, а это стоит от 200 тысяч рублей. Когда утеплю, поменяю пол, поставлю большой шкаф. И, возможно, то самое кресло мечты.


Решила, что как бы я ни любила дворы-колодцы и центр города, комфорт люблю больше


Высота потолков — 2,7 метра, немаленькая для новостройки. Я думала о том, чтобы сделать ярус, но это не очень правильно с точки зрения вентиляции: там было бы нечем дышать плюс толком не присесть. Если бы потолок был три или три с половиной метра, как в старом фонде, тогда да.

На новоселье вместе со мной в квартире было шесть человек, все абсолютно нормально поместились. У меня был сложен диван, занавеска на кухне сдвинута в сторону — люди могли сидеть на диване и что-то брать со стола.

В студии меня абсолютно ничего не напрягает. Площадь меньше, зато она моя, я здесь сама себе хозяйка: что хочу, то и делаю, поэтому чувствую себя вполне комфортно. У меня нет никакого ощущения тесноты. Когда сюда переехала, наоборот, была рада, что теперь живу в маленькой студии. Квартира, в которой я жила до этого, была 80 квадратных метров — огромный коридор, большая кухня. Помыть, привести в порядок — это занимало половину выходного дня, если не больше. А здесь уборка раз в неделю занимает от силы пару часов. При активном ритме жизни, когда 80 % времени я провожу вне дома и у меня нет семьи, не вижу необходимости в большой площади.

Я планирую съезжаться с молодым человеком. Честно говоря, пока не знаю, как все будет: я люблю уединиться, чтобы меня никто не трогал. Посмотрим. Он и так приезжает ко мне, и пока проблем не было. К тому же мы работаем примерно в одном графике.

Сейчас веду инстаграм на тему декора, интерьера и обустройства маленькой квартиры, так как думаю, что мой опыт будет полезен тем, кто впервые сталкивается с этим.

Юрий, 29 лет, руководитель проектов в строительной организации

Катя, 28 лет, пиар-менеджер

Живут в Лыжном переулке (Приморский район Петербурга)

Год постройки дома: 2014-й

Площадь квартиры-студии: 27 квадратных метров; планировка, похожая на студию героев

Юрий: Эту квартиру я приобрел с помощью родственников. У нас был небольшой бюджет, смотрели однокомнатные квартиры. Знакомый из строительной компании предложил отличный вариант: высокий этаж, вид на строящийся «Лахта-центр», район с хорошей инфраструктурой, рядом — парк 300-летия Санкт-Петербурга. Раньше мы жили с родственниками в трехкомнатной квартире: решили — лучше поменьше, но свое.

На момент покупки здесь были просто голые стены. Мы полгода раскачивались с ремонтом, а потом поняли, что надо ускориться: жить вместе с родственниками было не очень удобно. Сначала я пытался заниматься ремонтом самостоятельно, потом надоело — нанял ребят, и они все быстро сделали. Въехали мы в конце сентября прошлого года.

Важный момент: мы очень хотели, чтобы у нас была светлая квартира. Эффекта добились за счет большого количества светильников и цвета: мебель, стены, ламинат — в основном белые, светло-серые и серые тона. Подбирали все в скандинавском стиле.

Катя: Мы сломали перегородку, которая отделяла кухню от основного помещения. Я, правда, сначала сомневалась, но Юра сразу решил — будем сносить. Сейчас считаю, что кухня, совмещенная с залом, — замечательный вариант. Никаких запахов с кухни нет: мы пользуемся вытяжкой, да и вообще у нас нет в рационе жареной пищи — это почти всегда очень простая еда.

Мы тщательно измерили всю квартиру и исходя из этих замеров выбирали мебель. Так поняли, что не можем себе позволить диван больше 2,3 метра. Причем хотели угловой диван и искали его очень долго. Нашли — сейчас он яркое пятно в бело-сером интерьере. У нас раздвижной стол: когда мы вдвоем, используем его как есть, а когда приходят гости, раздвигаем. А вот рабочее место, где стоит компьютер, как мы позже поняли, можно было организовать удачнее: сейчас это что-то вроде парты, долго сидеть за ней не очень удобно.

Юрий: Честно говоря, в квартире немного не хватает шкафов (и вообще мест для хранения). Сейчас у нас довольно загружен балкон: например, там хранится часть обуви. Площадь балкона — около пяти-шести квадратных метров. Там что-то вроде мини-спортзала. Я катаюсь на шоссейном велосипеде: поставил на балконе велостанок, чтобы зимой крутить педали. Плюс там хранится инвентарь: гири, спортивные сумки, сноуборды, два велосипеда и прочее. У нас в планах утеплить балкон, потому что там холодное остекление и из-за разности температур возникает конденсат.

Катя: Я считаю, огромный плюс студии в том, что ты избавляешься от всего ненужного. Правда, есть вещи, которые лежат у родственников, и мы их потихоньку забираем. Но дома все проходит жесткую сортировку. Когда мы въезжали, были коробки, огромные тюки с вещами, все это мы перебирали. У меня раньше было намного больше вещей — одежды, обуви и прочего. Сейчас осталось только то, что действительно нужно.

Юрий: Ненужные вещи стараешься быстрее отдать или продать на «Авито». В итоге я продал кучу старого инвентаря — в большой квартире все это так бы и лежало.

Катя: У нас достаточно много свободного места в центре комнаты. То есть я могу спокойно расстелить коврик и делать растяжку. А Юра будет в это время час-полтора крутить педали на балконе и слушать музыку. Я опускаю шторы, и он не видит, чем я занимаюсь. Этого времени достаточно, чтобы побыть наедине с самим собой.


Я считаю, огромный плюс студии в том, что ты избавляешься от всего ненужного.


Юрий: Что касается распорядка дня, в будние дни все отлично: мы практически одновременно просыпаемся, завтракаем, собираемся и уходим на работу. А в выходные я просыпаюсь раньше. Летом проблем нет: сажусь на велосипед и уезжаю из дома — где-нибудь позавтракаю, кофе попью.

Катя: Проблема в том, что Юра — жаворонок, а я сова. Один просыпается рано, ему хочется начать завтракать — шипеть яичницей на кухне. А другой хочет спать и видеть сладкие сны. Но это, наверное, самая большая проблема жизни в студии. Поначалу было сложно, а сейчас, думаю, компромисс найден. Иногда жаворонок подстраивается под сову, иногда наоборот.

Мы очень переживали насчет гостей: думали, что будет тесно. Но к нам приходят парами, и все в порядке. А максимальное число гостей, которое здесь может с комфортом разместиться, — шесть человек. У нас есть двуспальный матрас, который мы покупали на время ремонта, пока не было дивана, — его можно использовать как дополнительное спальное место. Конечно, два-три дня так ночевать некомфортно, а один — вполне.

Плюс этой квартиры — хороший вид из окна. Мне очень нравится «Лахта-центр», особенно когда по вечерам башню подсвечивают. Восьмого марта на башне изобразили восьмерку, было так мило. Мы оба позитивно относимся к башне, ждем, когда ее достроят.

Варвара, 27 лет, графический дизайнер

Ира, четыре года

Антон Аркадьевич, 36 лет, инженер IT

Живут на проспекте Королёва (Приморский район Петербурга)

Год постройки дома: 2005-й

Площадь квартиры-студии: 25 квадратных метров; планировка, похожая на студию героев

Варвара: Это квартира мужа. Больше 10 лет назад, еще до нашего знакомства, семья Антона купила ему студию. Я не знаю точно, почему они выбрали именно этот вариант. Мне кажется, его родители просто подстраховались, чтобы он вел не очень разгульную жизнь: на маленькую площадь не приведешь много друзей.

Сама я первые 18 лет жизни провела с мамой в Лисьем Носу на дачах Ленфильма. Потом переехала в город и чувствовала небольшой стресс: моей душе не хватает простора и природы.

В эту квартиру въехала пять лет назад. Я неприхотливый в быту человек и терпеть не могу, когда вещи становятся более важными, чем люди и события. Поэтому переезд на меньшую площадь не стал проблемой. Ведь здесь, например, хороший вид из окна: я могу видеть небо и озеро — это важнее. Да, здесь экстремально мало места. Но муж и дочка испытывают в связи с этим больший дискомфорт, чем я. Я как улитка: приспосабливаюсь к обстоятельствам.

Ремонт в квартире делал муж: все решения — цветовые пространственные — его. Заселяясь, он построил кухонную стойку из гипсокартона: сам нарисовал в AutoCAD, рассчитал, купил материалы, сделал. Он инженер, так что для него это несложно. Недавно мы с дочкой около двух недель лежали в больнице, и муж за это время еще раз сделал ремонт: кое-что перекрасил, освежил, добавил панельки в комнате. Он иногда со мной советуется, а я говорю: «Знаю, что ты все равно все сделаешь хорошо». Вот так и живу. Видимо, его большая любовь к тому, чтобы все было основательно, является причиной отсутствия моего дискомфорта на маленькой площади.

Кухонная стойка задает пропорции пространства, так что мебель мы распределяли опытным путем: посмотрели, что как встает. Стремились, чтобы ребенок был поближе к маме. Детскую кровать не переставляли с тех пор, как приехали из роддома. Вообще, в течение последнего месяца собираемся справить ей новую кровать, но пока не хватило денег, сил и времени. Скорее всего, купим доски и — как временное решение — сколотим более крепкую кровать, может быть, сантиметров на 10 длиннее этой. Но перспектива такая, что Ира уже через год будет плохо здесь помещаться, а мы, надеюсь, как раз накопим на ипотеку. У нас все впритык.

На балконе Антон сделал рабочую зону. Изначально это была холодная лоджия с тонкими стеклами, которая покрывалась льдом: он ее утеплил, поставил нормальные окна. Пропорции лоджии задали логику расстановки мебели — стола и полок. У нас вообще с этим все просто, не надо гадать, куда же поставить резной стол — посередине зала или в углу? Тут пространство само подсказывает. Рабочей зоной пользуюсь в основном я, потому что там стоит компьютер: мне нужны графические программы, чтобы обрабатывать свои рисунки, делать всякие фишки. Графические программы на лэптопах плохо работают — нужен нормальный стационарный компьютер.

Площадь кухни — два с половиной метра, здесь есть плита с двумя конфорками, мне этого хватает. Я не настолько одержимый кулинар, чтобы параллельно два соуса варились и отбивная жарилась. В квартире-студии мы пытаемся использовать каждые пять сантиметров пространства. Я так планирую свою жизнь, чтобы все помещалось. Например, мой папа любит покупать продукты впрок. Он часто звонит и говорит: «У меня есть две пачки пельменей, три килограмма моркови, пять буханок хлеба», — перечисляет минут 10, а потом спрашивает, что из этого мне привезти. Я говорю: «Пап, из того, что ты перечислил, у меня поместится одна пачка пельменей и одна свекла. Если тебе нетрудно, привози». Все это не страшно, мне кажется. Тем более сейчас не то время, когда нужно стоять в очередях, — все можно купить, причем недорого.

От кухонных запахов спасают вытяжка и окно. Плюс я поклонник всевозможных естественных ароматизаторов. Кроме того, запахи прекрасно впитывает пищевая сода. Это народная мудрость: насыпаете в блюдце соду, ставите, например, в холодильник — и не надо покупать впитыватели за 200 рублей. К тому же планирую свои дела: продукты с сильным запахом не готовлю на ночь, чтобы успеть проветрить помещение.

Лично у меня не было такого, чтобы в квартиру не поместилось что-то нужное. Но я просто такой человек. Вот нет у меня, например, пианино. А балалайка мужа — маленькая, так что везде помещается. Или маленький баянчик на шкафу в коридоре лежит. Больших предметов у меня нет и никогда не было. Две полки заняты художественными принадлежностями — это все. Хотя постойте, вспомнила. Моя подруга хранит у себя дома, в шикарной квартире на Невском проспекте, в алькове около десяти моих больших работ — живописных и графических. Потому что у меня их просто некуда положить. Если бы хотела писать большие полотна, то надо было бы придумывать, куда их ставить. А так у меня тоненькая папочка, там все в виде фотографий и сканов.

В такой компактной площади можно найти свои плюсы. Допустим, общение с ребенком: с одной стороны, оно вынужденное, а с другой — она всегда в курсе моих дел и, может быть, в каком-то смысле чему-то учится, глядя на меня.

Могу рассказать, как у меня решается вопрос с уединением. В коридоре много источников света; у меня есть кресло-мешок — беру его, книгу (я большой книголюб) или блокнот с карандашом, задвигаю дверь и счастливо провожу время. Лучше всего ночью, когда все спят.


В такой компактной площади можно найти свои плюсы. Допустим, общение с ребенком: с одной стороны, оно вынужденное, а с другой — она всегда в курсе моих дел


Под диваном находится разборный стол — он самодельный и очень дурацкий (надо будет завести такой же, но более совершенной конструкции). В принципе, когда мне нужно писать красками, я его раскладываю. Приношу складной стул. На сборку стола уходит какое-то время, так что обычно надо озаботиться этим вопросом за полчаса до того, как все легли спать, — и тогда можно работать ночью в коридорчике.

Примерно раз в месяц мы устраиваем разборку шкафа, углов и выбрасываем все лишнее. Если я покупаю какую-то новую вещь, должна выбросить что-то надоевшее. Никакой проблемы нет, потому что это часть жизни: фильтровать, чтобы не было лишних вещей. Уверена, даже сейчас здесь есть что-то ненужное. Например, на полу лежат гантели. Их поднимают раз в месяц, не чаще. Может быть, они не очень оправданно здесь лежат. С другой стороны, это атрибут человеческой жизни — значит, все же нужны.

Больше трех гостей мы не принимаем. А самое большое число гостей, которое тут было, — пять человек. У нас даже иногда ночуют — за шкафом есть матрасик. Но на нем неудобно, так что гости сами решают, хотят ли они у нас ночевать. В постель мы никого не пускаем.

Ира очень настойчиво говорит, что хочет брата или сестру. Естественно, если бы у нас была еще одна комната, мы бы этот вопрос решили. Сейчас никак. Сами понимаете, процесс зачатия сокращается и усложняется, потому что ребенку в Ирином возрасте не положено знать такие подробности взрослой жизни. Конечно, дочке и родителям рано или поздно надо будет находиться отдельно. Но пока ее гибкое психологическое развитие и наши юмор и жизнелюбие помогают справляться.

Антон мечтает о загородном жилье, и я его в этом поддерживаю. Правда, все родственники отговаривают. Ну ладно, это мы сами решим, когда будут заветные 500 тысяч на первый взнос. Конкретные сроки мы не ставили. Нельзя загадывать. Ну что поделать. Не умрем же мы. Раньше были коммуналки, сейчас студии — и то и другое не особо хорошо.


Катерина Соболева

управляющий директор департамента инвестиций в жилую недвижимость Becar Asset Management Group

Активное внедрение в квартирографии жилых проектов квартир-студий стало заметно на российском рынке недвижимости в 2005 году. Основной причиной для этого стало, как ни банально, желание застройщика получить дополнительную прибыль. Дело в том, что студии, по сути, — самые дорогие квартиры из расчета стоимости квадратного метра. Чем меньше метраж жилья, тем выше стоимость «квадрата» в нем. Однако необходимо понимать, что для большого сегмента покупателей, способных оперировать строго ограниченным бюджетом, важнее не стоимость квадратного метра, а общая стоимость отдельной квартиры.

За последние годы портрет покупателя студий не изменился: в большинстве своем такие квартиры приобретаются для последующей сдачи в аренду или спекулятивной перепродажи на более позднем этапе строительства. Часто квартиру-студию приобретают в качестве временного жилья для студентов, приехавших в Петербург на учебу, или для пожилых родителей по мере роста семьи и необходимости улучшения жилищных условий.

Безусловно, наличие студий в жилом комплексе создает дополнительную нагрузку для инфраструктуры комплекса и микрорайона, ведь квартир скромного метража в готовом доме оказывается больше. Но исходя из социального портрета новоселов такого комплекса несложно проследить, что необходимая для них инфраструктура находится в основном в области торговых точек, мест общепита и сервисных центров (почта, банк и так далее), достаточного количества парковочных мест. Меньшая необходимость существует в социальной инфраструктуре, ведь квартира-студия чаще всего становится временным жильем и редко приобретается семьями с детьми.

Не думаю, что в ближайшее время мы увидим какие-то существенные колебания спроса и предложения на студии. Можно отметить, что в последнее время среди застройщиков растет положительная тенденция создания эргономичных планировок, позволяющих оптимально использовать даже пространство небольшого метража.