Мария Байбакова, директор и главный куратор BAIBAKOV art projects, рассказывает о профессиональной терминологии в современном искусстве

     
У меня «вянут уши» от русского лексикона связанного с современным искусством. Такая неразбериха с языком, что я иногда вообще не понимаю, что у меня спрашивают и о чем идёт речь. Мне регулярно задают вопросы примерно следующего содержания:

  • Как твоя галерея поживает?
  • А скажи, ведь сейчас модно делать провокационные инсталляции, потому что современное искусство — это разводка для лохов и чем меньше понятно, тем дороже, не правда ли?
  • А-а-а-а, ты современным искусством занимаешься? Класс! А какие картины ты выставляешь? У меня сестра пишет очень красивые закаты…
  • Какая же это хрень концептуальная! Ничего не понятно! Это что, искусство называется?
  • Вот это современное искусство? Мой сын мог это намалевать!

Я больше не могу это слушать. Поэтому предлагаю вашему вниманию мой словарь с пояснениями базовых терминов, которые позволят нам общаться на одном языке и начать дискуссию более серьёзного уровня.

      

      

О главном

     
Современное искусство (contemporary art) — начнем с того, что в каждом периоде времени есть современное ему искусство: Рембрандт был современным художником 1650-х.

С точки зрения профессионального языка индустрии, «современным» называется то искусство, которое было сделано либо после Второй Мировой Войны, либо начиная с 60-х годов. Я придерживаюсь разделения по принципу окончания Второй Мировой Войны. Всё, что создано до неё в ХХ веке — это modern art. Термины modern и contemporary понадобились и появились в обиходе, в первую очередь, когда в Америке сформировался рынок искусства в лице таких галерей, как Leo Castelli (открылась в 1957-м) в Нью-Йорке и Ferus Gallery (1957–1966) в Лос-Анджелесе, а также с развитием вторичного рынка — аукционных домов, например, Parke-Bernet, Sotheby’s (который купил Parke-Bernet в 1964-м) и Christie’s.

Описания разницы между модернистским и современным искусством взялись из критической теории искусства: начиная с теоретиков франкфуртской школы (20-30-е; кстати, для дальнейшего развития, очень рекомендую почитать Теодора Адорно (Theodor Adorno) и Вальтера Беньямина (Walter Benjamin) и начали появляться в статьях американских арт-критиков, как например Клемент Гринберг (Clement Greenberg), который написал «Авангард и китч» (Avant-Garde and Kitsch) в 1939-м. Когда стало понятно, что такое modern, modernism и modernity, нужно было создать какой-то другой термин, чтобы как-то обозначить то искусство, которое создавалось после или даже против модернизма. Логично было бы, в таком случае, говорить пост-модерн (post-modern) — то есть после модерна/модернистского искусства. Но так сложилось, что мы не используем термин «пост-модерн/пост-модернистское» по отношению к искусству. По сути «пост-модернистское искусство» — это вообще ничего не значит; вместо этого термина появилось название современное (contemporary). В первый раз термин «современное искусство» использовала Розалинд Краусс (Rosalind Krauss) — ученица Гринберга, и по совместительству одна из моих профессоров в Колумбийском Университете в Нью-Йорке — в своей диссертации про Дэвида Смита (David Smith) в Гарварде в1969-м.

Словосочетание «пост-модерн» относится к теории и уже стало таким широким обозначением, что в школах истории искусств оно практически запрещено. Когда я писала доклады в колледже Барнард при Колумбийском Университете и в Courtauld Institute в Лондоне, использование слова «пост-модерн» гарантировало мне тройку, как бы гениально ни был написан доклад, a Розалинд Краусс за него могла просто-напросто отчислить из своего класса.

      

         

Приведу яркий пример на уровне художников: Пит Мондриан — модернистский художник, а Энди Уорхол — современный. Чтобы понять эту разницу между искусством модерн и современным искусством в глазах историков, вам надо будет почитать немного базовой теории: начните с «Авангард и китч» Клемента Гринберга и «Art and Objecthood» Майкла Фрида (Michael Fried) 1967 года. Чтение займёт у вас не более трех часов, и многое станет понятно про разницу между современным искусством и искусством модерн. Кстати, оба теоретика выступали против современного искусства (хотя этот термин они ещё не использовали). Так часто бывает — кто-то выступает против, и своей энергией оппозиции создаёт контекст для появления чего-то нового. Но вернёмся всё же практической стороне вопроса.

    

       

О содержании/контенте


Современное искусство — это искусство, которое создаётся в контексте сегодняшнего дня и, как правило, реагирует на свой контекст, либо комментирует его. Таким образом, морской пейзаж а-ля Айвазовский, написанный двадцатилетним студентом или пастель, нарисованная дворовым художником Монмартра в 2010-м не являются «современным искусством», хоть они и создаются здесь и сейчас. Они вам могут нравиться, не вопрос, о вкусах не спорят. Но не стоит называть эти творения «современным искусством», потому что эти картины никак не отражают современный контекст и ничего нового для нас не создают. Туда же можно приписать фотографии заката, сделанные профессиональным фотоаппаратом вашей подруги, или фэшн-съёмку вашего любимого фотографа для журнала V. Может быть, это действительно выглядит интересно, но это не искусство (конечно, есть исключения, например, Юрген Теллер (Juergen Teller), но их крайне мало). Розалинд Краусс писала диссертацию о только что умершим художнике Дэвиде Смите (David Smith) не потому, что он виртуозно владел красками и кистью и мог фотографически изобразить то, что он видел. Краусс писала о Смите, потому что он был симптомом её современности, и его работы помогали и помогают нам понять контекст времени больше и глубже.

Кстати, «концептуальное» искусство вышло из идеи о том, что искусство отражает контекст и несёт какой-то посыл, но пошло дальше. Я часто слышу от русских зрителей восклицания из серии «Это очень концептуально!» в виде комплимента или «Это слишком концептуально…» в виде возмущения тому, что ничего не понятно. Conceptual art — искусство, которое, прежде всего, обращает внимание на суть вопроса, и только потом на форму и технику реализации. То есть, в принципе, писсуар Марселя Дюшана был «концептуальным» — но сам Марсель тогда ещё об этом не знал. Писсуар был теоретическим жестом против помпезности салонного искусства, проявленным через форму самого писсуара, как ready-made. Термин «концептуальное искусство» появился в трактате художника Джозефа Кошута «Искусство после философии» (Joseph Kosuth «Art after Philosophy»), написанного в 1969-м году.

       

   

Дальше поговорим про форму. На мой взгляд, современное искусство грубо делится на два подвида: после Пабло Пикассо и после Марселя Дюшана. Оба художника были фигурами огромной значимости для искусства ХХ века, но они преследовали кардинально разные пути. Все поп-художники мира — последователи Дюшана, потому что их творчество основывается на «found object и ready-made» — на так называемом «найденном объекте». Банка супа компании Campbell являлась «найденным объектом» для Уорхола в создании этой знаменитой серии работ в 1960-х.

В самом современном искусстве я могу привести пример двух американцев по имени Аарон 1972-го года рождения: Аарон Курри (Aaron Curry) и Аарон Янг (Aaron Young). Курри родился в Сан-Антонио, в Техасе, а Янг в Сан-Франциско, в Калифорнии. Они одного возраста и выросли в одном и том же контексте. Тем не менее, Курри явно следует по дороге, проложенной Пикассо, а Янг — по пути, пробитым Дюшаном. Посмотрите сами и оцените разницу.

       

        

В общих чертах, для выражения концепции в искусстве может использоваться неограниченное количество различных материалов — от стандартных холста и масла (Люк Тюйманс (Luc Tuymans) до кухонной утвари (Субодх Гупта (Subodh Gupta) или чучел животных (Маурицио Каттелан (Maurizio Cattelan). Например, подвешенная к стене лошадь апеллирует к биографии советского политического деятеля («Баллада о Троцком», Маурицио Каттелан).

       

           

Добавлю про наш родной русский язык. Вы наверное слышали, что современное искусство иногда называют «актуальным». Когда я услышала это в первый раз, то не поняла, о чем речь. Оказалось, что «актуальное искусство» — это просто русский перевод contemporary art, который, как пишет Wikipedia, появился в 1990-х. Я может что-то пропустила, но, по-моему, ещё раз придумывать колесо — бессмысленно. Давайте вместе откажемся от такого странного словосочетания, как бы дорого оно не было арт-критикам 90-х. В противном случае, получается, что если «актуальное искусство» начинается после Второй Мировой Войны или после 60-х, то вся история искусства до этого момента потеряла для нас актуальность.

  

  

Заключение

  
В завершение расскажу вам маленькую историю про язык современного искусства в 90-х, которая была мне рассказана моим другом Федей. Может быть, эта история — легенда, но сам факт существования этой легенды уже о чем-то говорит.

Когда-то давно (когда я была маленькой и жила в Америке) в 90-х Стелла Кесаева привезла несколько работ Уорхола в Россию и выставила их для публики. Говорят, вокруг работы Уорхола со знаком $ стояло 2 охранника с автоматами. Мне эта версия тоже так сильно нравится, что я не буду звонить Стелле или другим людям, причастным к этой выставке и выяснять детали. Уж больно не хочется разоблачать столь красивую картину, пускай это останется мифом с вопиющим количеством неточностей. Но вернёмся к языку. Так вот Федя рассказывает, что он в то время работал в газете «Коммерсант» и что «Коммерсанту» надо было написать рецензию выставки этого художника — Andy Warhol. A как его имя написать по-русски никто не знал. Говорят, обратились к Свибловой (простите меня, Ольга Львовна, ничего личного, я просто пересказываю легенду), а Свиблова сказала, что это читается, как Анди Уароль. Ведь Свиблова — специалист по французскому языку, не английскому, так вот она сказала то, что знала. Ну «Коммерсант» так и написал — привезли Анди Уароля.

Во избежание таких оплошностей в 2010-х, в следующем выпуске я представлю вашему вниманию более короткие обозначения важных терминов, а также предложу вам мой стоп-лист слов, которые предлагаю исключить из использования в разговорах о «современном» (а не «актуальном») искусстве.