Квартиру в видном «генеральском» доме из красного кирпича на улице Грузинской купили специально под мастерскую в 2012 году.

Весь интерьер — дело рук хозяйки. Все, что можно видеть в мастерской, Женя придумала сама. Только электрику и водопроводные системы проектировал помощник. Евгения хотела сохранить грубую фактуру кирпича, но красный цвет не подходил для съемок, поэтому стены перекрасили. Использовали фасадную лессировочную краску молочного оттенка, для желаемого эффекта хватило двух слоев.

Фотографии

Илья большаков

хозяйка

Евгения Шливко

этаж

третий

Площадь

70 м2

Потолок

3,5 м


Изначально было две комнаты с длинным коридором: очень маленькая — с двумя окнами и гостиная плюс кухня и раздельный санузел. Во время ремонта снесли все стены, обнаружили несущую конструкцию и открыли старинные балки. По задумке тут должен был быть натяжной потолок, но хозяйка случайно в ночь перед запланированными работами обнаружила эти балки и решила их оставить, почистить и утеплить. Мастерская находится на последнем этаже с выходом на чердак засыпной постройки. Когда там лазали, наткнулись на надпись «Люся, 1945», видимо, здесь играли дети, когда город был в обороне.

«Я всегда мечтала о мастерской с открытыми балками, кирпичными стенами и большими окнами, чтобы снимать с естественным светом. В этой квартире все случилось, как по волшебству».

Второй уровень появился неслучайно. Евгения решила, что в проявочной почти четыре метра потолков ни к чему, поэтому сделали антресоль. Сейчас там располагается спальное место.

Вещами и мебелью пространство обрастало постепенно. Почти про любую можно вспомнить историю. Все друзья хозяйки знают: если кто-то готовит снести на помойку что-то старинное, нужно звонить Жене.

Кушетку из массива дуба обнаружили в Ленинском районе. Женя самостоятельно перетянула ее и теперь использует для съемок. Комод достался от арт-группы «Провмыза». Обеденный стол тоже чей-то подарок. Стулья — наследство от старых хозяев квартиры, оказались трофейными. При их реставрации на пружинах мастер обнаружил немецкие печати. «Люстру-жестяночку» сделал папа хозяйки. За шкафом в прихожей пришлось ехать в Чкаловский район; зеркало, которое сейчас тоже стоит в прихожей, где-то нашла фотограф Аня Липман. Ширма появилась по наводке фотографа Милы Артемьевой. Ее перекрашивать не стали, только перетянули.

Арт-объект в виде собаки на комоде — со своей историей. «Мы снимали с арт-группой “Провмыза” фильм, там должна была быть сцена с собакой в огне. Художник Александр Лавров сделал манекен настоящей овчарки. После “пожара” остался один остов, ребята из съемочной группы хотели ее зарыть, но у меня рука не поднялась. Это же произведение искусства, поэтому я ее почистила и поставила здесь, на самое видное место».

Картины на морскую тему — кисти художницы Ирины Былинкиной, на противоположной стене — работа Рустама Адюкова под названием «Скромность».

Диван-кровать — «Икея». Его Женя тоже перекрасила. Колонна здесь — не предмет интерьера, а фотореквизит. Досталась хозяйке, когда расформировывали какой-то мебельный магазин.

Большой круглый объект на стене — засушенный куст адаптированной версии перекати-поле, растет на холмах в районах ТЦ «Фантастика».

В мастерской почти нет фотографий самой Евгении, зато на кухне висят несколько картин ее руки. На полочках, в шкафах — огромное количество мелких вещиц, привезенных из путешествий: антикварная корова 40-х годов, гасильник, подсвечники, блюдца.

Портрет мужчины на стеллажах также нашла фотограф Аня Липман на чердаке педагогического университета. «Всех он пугает, а мне кажется, это какой-то добродушный профессор».

На стене над комодом, кстати, по свежему кирпичу можно обнаружить бывшее место буржуйки.

Сам дом — постройка XIX века. Здесь находились Бугровские казармы для военнослужащих. По оставшимся кольцам, которые расположены по периметру дома, можно догадаться, что раньше тут была конюшня. Квартирных делений, естественно, не было, только казарменные длинные площади. Если обратить внимание на стены, можно увидеть следы заложенных арок.

Мастерская собрала в себе миллион историй. Здесь царит удивительная тишина. Окна выходят во двор, и свет, который проникает внутрь, получается по-настоящему волшебным: нерезкий, мягкий — то, что нужно для съемок.