На прошлой неделе в Госдуму был внесён законопроект о запрете мелких шрифтов в юридических договорах. Впрочем, я уверена в том, что проблему это не решит: небрежное отношение к документам в России наводит на мысль, что люди будут готовы обманываться независимо от размера шрифта.

Как и любой журналист, я получаю письма читателей. Далеко не всегда эти письма посвящены скорому разрушению банковской системы или жидомасонским заговорам. Бывает, что психически здоровые люди жалуются на реальные проблемы и просят их осветить. Иногда я за такие темы берусь.

Так получилось, что по просьбам читателей я уже месяц занимаюсь темами, связанными с недвижимостью. Сначала в наш журнал поступила жалоба от жителя подмосковного коттеджного посёлка, который рассказывал, как застройщик вымогает у жителей дополнительные деньги на разнообразные нужды, не даёт пользоваться инфраструктурой посёлка и создаёт невыносимые условия жизни для тех, кто не хочет платить, — в итоге несогласные жители вынуждены освещать свои дворцы с помощью генераторов. Я подумала: это Россия, от беспредела не спрячешься за забором элитного анклава.

 

  

Я подумала: это Россия, от беспредела не спрячешься в пентхаусе за 2 миллиона долларов

  

 

Потом я взялась за жалобу на беспредел ремонтно-эксплуатирующего управления в многоквартирном доме бизнес-класса в центре Москвы. Всё в этом доме не слава богу: охрана работает небрежно, квартиры регулярно грабят. Подземный паркинг не закрывается и не отапливается, лифты ломаются, ремонт в подъезде скверный, уборка плохая, газоны во дворе некрасивые, а платить за услуги управляющих приходится в три раза больше, чем положено по тарифам столичного правительства. С неплательщиками РЭУ судится. Поменять его с помощью ТСЖ не получается, потому что в пику независимому ТСЖ сразу же начал создаваться ТСЖ, лояльный к РЭУ. Я подумала: это Россия, от беспредела не спрячешься в пентхаусе за 2 миллиона долларов.

Сейчас я работаю с темой аренды жилья. У одного моего читателя съёмщик при отъезде вынес из квартиры всю мебель. Думаю, какую-нибудь историю о беспределе арендодателей или, наоборот, съёмщиков может рассказать каждый второй читатель The Village. Арендодатели поднимают плату, не продляют аренду беременным женщинам, отказываются делать временную регистрацию; съёмщики портят или крадут домашнюю утварь владельцев квартир, заводят без предупреждения котиков и пёсиков, которые дерут обои.

После прочтения перечитать: Анастасия Каримова о договорах на недвижимость. Изображение № 1.

А ещё недавно пришло письмо от читателя, который жалуется на то, что взял кредит на ремонт квартиры под 25 % годовых, а платить приходится в итоге
50 %. Судиться не получилось, потому что договор подписывал он сам и не заметил в нём скрытых процентов.

Тут уж не выдержала я. Вообще-то во всех случаях, которые я описывала выше, проблем можно было избежать хотя бы частично, если бы пострадавшие изначально внимательно относились к заключению договоров.

В многоквартирном доме бизнес-класса жители при покупке квартир сами же подписывали договор с ремонтно-эксплуатирующим управлением, владелец которого является братом застройщика; при этом в договоре были признаки кабальной сделки.

При покупке домов в коттеджном посёлке никто не обратил внимания на порядок финансирования строительства в договоре: там не было ни слова о переходе права собственности на коммуникации, в итоге пришлось их выкупать отдельно уже после покупки домов.

 

  

российский беспредел
имеет две стороны.

  

 

При сдаче квартиры можно было сделать опись имущества, которое находится в квартире, приложив фотографии, заверить её подписями двух сторон и приложить к договору найма, чтобы в случае кражи любимого кресла-качалки была хоть какая-то возможность пригрозить нерадивому судебными последствиями. При взятии кредита можно было опять же внимательно прочитать договор, самостоятельно рассчитать платежи по кредиту.

Можно бесконечно сетовать на несовершенство системы, на ужасы русской действительности, в которой все пытаются друг друга обмануть. Но российский беспредел имеет две стороны. Одна из них — наивность, юридическая неграмотность или даже банальная лень.

И ладно бы речь шла о полуслепых бабушках, которым мошенники навязывают бессмысленные БАДы в кредит. Но нет. Многие помнят недавнюю анекдотическую историю, когда воронежец обхитрил банк «Тинькофф кредитные системы» на 24 миллиона рублей, вписав в договор мелким шрифтом свои условия — фактически, он прописал себе безлимитный и беспроцентный кредит. В банке не заметили подмену. Так-то.

 

Иллюстрации: Настя Яровая