В спецпроекте «Дом-музей» архитекторы и дизайнеры рассказывают об эволюции интерьерного дизайна на примере отдельных предметов мебели — стульев, столов, светильников. Материалы подготовлены при поддержке международной выставки i Saloni WorldWide, которая традиционно собирает желающих познакомиться с основными трендами в мире дизайна интерьеров.
В этом году юбилейная, десятая московская выставка i Saloni WorldWide Moscow пройдёт с 15 по 18 октября в павильоне «Крокус Экспо 2».

 

5 лучших столов столетия, по мнению промдизайнера. Изображение № 1.

 

Стол — пожалуй, самый исторически значимый предмет мебели. Вспомнить хотя бы Тайную вечерю. Это в буквальном смысле платформа взаимодействия людей, связующее звено любой встречи: деловой, дружеской, интимной. Изобретателями обеденного и рабочего стола считаются древние египтяне — столы фараонов имели круглую столешницу и единственную массивную ножку. Греки первыми вырезали прямоугольную столешницу, поставили её на три ноги и начали делать столы из мрамора или бронзы. Средневековье отметилось деревом — простой грубой работы, в пику античной утончённости. Эпоха Возрождения вернула столу изящество и обогатила традицию новыми формами и приёмами отделки. В XVIII веке ассортимент столов расширился — помимо функциональных столов появились чисто декоративные: туалетные, сервировочные столики и жардиньерки, высокие подставки под цветы. На Руси стол вошёл в обиход в X веке, и делали его в то время из глины — дерево стали использовать куда позднее. С течением времени и прогрессом технологий появлялись не только новые материалы, но и новые области применения: сегодня известны ломберные, бильярдные, шахматные, кофейные, журнальные, барные столы. В XX веке стол окончательно утвердился в статусе объекта социальной активности, а не просто предмета мебели.

 

 

   


5 лучших столов столетия, по мнению промдизайнера. Изображение № 2.

Ярослав Рассадин

промышленный дизайнер 


Занимается разработкой новых решений в дизайне транспорта, электроники, освещения, мебели и аксессуаров. Обладатель награды Red Dot: Design Concept. Среди клиентов: Marussia Motors, Glenfiddich, Kaleva, Roche Bobois. Недавно в сотрудничестве с мастерской Denis Milovanov презентовал коллекцию мебели Oak & Copper.

 

   

 

511 Ventaglio

Шарлотта Перьен (Charlotte Perriand) для Cassina, 1972 год.. Изображение № 3.Шарлотта Перьен (Charlotte Perriand) для Cassina, 1972 год.

 

Шарлотта Перьен сделала этот стол в 1972 году. С 2004 года его выпускает итальянская фабрика Cassina. Перьен какое-то время работала в Японии, и стол, как мне кажется, во многом отражает влияние места. Очень динамичный, из 14 планок, он в одном движении формирует сложный контур — сродни самурайскому канону, согласно которому воин должен победить противника одним ударом меча. Это наводит на мысль о простом совершенстве.

 

Шарлотта Перьен — французский архитектор и одна из знаковых дизайнеров эпохи модернизма. В 1927 году, когда ей было всего 24 года, её выставочный проект Bar Under the Roof с мебелью из листовой меди и алюминия привлёк внимание Ле Корбюзье. Результатом десятилетнего сотрудничества Перьен с Корбюзье и его двоюродным братом Пьером Жаннере, тоже дизайнером мебели, стала, например, знаменитая серия круглых стульев LC7 и LC8, которую по сей день выпускает фабрика Cassina. Cassina — один из крупнейших мебельных концернов в Италии, с которым в разное время сотрудничали Джанфранко Фраттини, Карло де Карли, Вико Маджистретти, Джо Понти, Марио Беллини, Филипп Старк и другие маститые дизайнеры. 1940-е годы Перьен провела в Японии, где овладела традиционными национальными приёмами оформления интерьера, которые умело увязала с современным подходом к дизайну. По возвращении во Францию художница работала над крупными проектами для государственных органов и таких французских корпораций, как Air France. Стол 511 Ventaglio, несмотря на итальянское название, отсылает своей формой к традиционному азиатскому вееру. Конструкция стола такова, что позволяет более рационально использовать место, а следовательно, усадить за стол больше людей по сравнению с общепринятой конфигурацией.

 

 

 

Loop Desk

Эдвард Барбер (Edward Barber) и Джей Осгерби (Jay Osgerby) для Cappellini, 1998 год.. Изображение № 4.Эдвард Барбер (Edward Barber) и Джей Осгерби (Jay Osgerby) для Cappellini, 1998 год.

 

ЯРОСЛАВ: Loop Desk стал одной из отправных точек в карьере Эдварда Барбера и Джея Осгерби. В этом изделии прослеживаются прообразы их будущего механистично-модернистского стиля. Первые шаги в этом направлении они сделали двумя годами ранее, в процессе работы для культовой компании Isokon Plus, после чего были замечены Джулио Капеллини, и уже в Loop Desk вывели идею на новый уровень. Стол двухуровневый, но создан из цельного куска согнутой окрашенной фанеры. Этот приём позволил, не разрушая единства структуры, эффективно использовать разницу плоскостей и создать несколько контрпрофилей. При взгляде на стол сверху заметна очень интересная игра кривых линий. Ножки очень тонкие, почти незаметные, они здесь всего лишь подчёркивают выразительную замкнутую петлю.

 

Эдвард Барбер и Джей Осгерби — выпускники Королевского колледжа искусств в Лондоне и основатели студии Barber & Osgerby. Первой работой студии стал Loop Desk — к моменту его создания студия существовала всего один год. Стол мгновенно получил признание — вплоть до того, что был включён в коллекцию Музея Виктории и Альберта. На первых порах авторы использовали изогнутые листы и детали из белого материала, что придавало им сходство с архитектурными макетами. Также в их ранних работах встречались фанера и оргстекло — как, например, в моделях Pilot Table и Stencil Screen. Успех цветового решения в дизайне столов Iris подтолкнул партнёров к новому творческому методу — при создании объекта они стали отталкиваться от цвета. Так появились уникальные лимитированные работы для фирмы Venini, известной своим венецианским стеклом. Барбер и Осгерби разрабатывали интерьер магазинов Stella McCartney и бара Pharmacy Дэмиена Хёрста. В сфере промышленного дизайна партнёры выполнили серии работ для FLOS, Vitra, Cappellini, Swarovski. Совместно с Coca-Cola дизайнеры спроектировали бутылку Ipsei, а с Sony — экспериментальные инсталляции, показанные на выставке i Saloni в Милане. Их же дуэту принадлежал дизайн факела для Олимпиады 2012 года в Лондоне. Сейчас Барбер и Осгерби занимаются делами архитектурной компании Universal Design Studio.

 

 

 

ORG

Фaбио Новембре (Fabio Novembre) для Cappellini, 2001 год.. Изображение № 5.Фaбио Новембре (Fabio Novembre) для Cappellini, 2001 год.

 

ЯРОСЛАВ: Знаменитый стол, проложивший путь Фабио Новембре в большой дизайн. Гораздо важнее внешней красоты игра дизайнера на ощущениях, заслуживающая самой высокой оценки. Этот стол за последние десять лет нисколько не утратил своей привлекательности и так же эффектно смотрится в лобби, барах, клубах — где только его не увидишь.

Фабио Новембре открыл студию дизайна в 1994 году, но мебелью начал заниматься только в конце 1990-х. В 1988 году Фабио выиграл конкурс молодых дизайнеров со студенческой работой — стулом Honlywood. Окрылённый успехом, он пришёл к Джулио Каппеллини и тут же получил от ворот поворот: «Милый стул, Фабио. Но мне не нужны милые стулья, мне нужно твоё видение мира». Много лет ушло у итальянца, чтобы поднять профессиональную самооценку и найти свой собственный стиль. Только в 2001 году он вернулся к мастеру со столом-медузой ORG, который и принёс Новембре мировую славу. Яркая работа породила вереницу клонов разных размеров, цветов и форм. Стиль Новембре антропоморфичен — все его работы повторяют очертания фигуры человека либо контуры его среды обитания. Всё перетекает, колышется, пульсирует, движется: столы-осьминоги, кресла-черепа, полки-ленты Мёбиуса. Многие объекты не лишены откровенного эротизма: взять, к примеру, стулья, повторяющие фигуры обнажённых тел Him & Her для Casamania. Или же интерьер лондонского бутика Blumarine, построенного Новембре в 1994 году, — внутрь покупатель входит через раздвинутые женские ноги, облицованные зеркальной мозаикой.

 

 

 

Copenhague

Ронан и Эрван Буруллеки (Ronan and Erwan Bouroullec) для Hay, 2012 год.. Изображение № 6.Ронан и Эрван Буруллеки (Ronan and Erwan Bouroullec) для Hay, 2012 год.

 

ЯРОСЛАВ: Стол входит в большую Copenhague Collection братьев Ронана и Эрвана Буруллеков 2012 года. Эта мебель увидела свет благодаря старинной традиции гуманитарного факультета Университета Копенгагена заказывать мебель у дизайнеров. В своей работе для университета братья Буруллек изобрели очень интересную конструкцию, в которой ножки зажимают плоскости тисками в верхней части. Это позволило значительно сэкономить на материалах, то есть удешевить продукт и одновременно получить очень выразительный образ, сообразный традициям учебного заведения — академический, строгий, утончённый. Идея настолько же проста, насколько умна. Она позволила красиво решить задачу и сразу создать более десяти новых дизайнерских объектов.

 

Ронан и Эрван Буруллеки — бретонский семейный дуэт дизайнеров. С 1999 года братья работают вместе в фамильной студии Ronan & Erwan Bouroullec. Специализируются на мебельном и предметном дизайне и оформлении интерьеров. Их фирменный стиль — модульность и многосоставность: все объекты состоят из «атомов», которые можно бесконечно надстраивать и получать новые формы. Мотив повторяющихся паттернов проходит и через обивку мебели. К слову, текстиль — один из излюбленных рабочих материалов дизайнеров: с ним они работали для Kvadrat и Issey Miyake. Первые заказы на промышленный дизайн братья получили от итальянской легенды Джулио Каппеллини. В 2002 году произошло их знакомство с компанией Vitra, ставшее переломным моментом в творческом пути братьев Буруллек. После этого заказы посыпались один за другим: Magis, Ligne Roset, Kartell, Established & Sons. В парижской галерее Kreo четырежды проводились их выставки. В 2002 году на Мебельном салоне в Париже братья получили титул «Создателей года».

 

 

 

 The (RED) Desk

Джонатан Айв и Марк Ньюсон (Jonathan Ive и Marc Newson) для (RED), 2013 год.. Изображение № 7.Джонатан Айв и Марк Ньюсон (Jonathan Ive и Marc Newson) для (RED), 2013 год.

 

ЯРОСЛАВ: Этот стол Марк Ньюсон сделал в рамках кампании благотворительного фонда (RED) вместе с Джони Айвом. В основе объекта — силуэт Micarta Desk 2007 года, здесь сильно упрощённый и рафинированно скруглённый. Стол вырезан фрезой из цельного куска алюминия и имеет такую форму ножек, что кажется, будто они вытекают из-под столешницы. Благодаря этому он воспринимается как единое целое. Сверху нанесена раздельная шлифовка на 185 многогранников по алгоритму Вороного — приём, который стал для Ньюсона фирменным.

 

Промышленный дизайнер Марк Ньюсон известен своими работами в области авиастроения, дизайна мебели и товаров потребления, ювелирных украшений и одежды. В 2005 году Ньюсон был включён журналом Time в список 100 наиболее влиятельных людей Америки. Совсем недавно он присоединился к команде дизайнеров Apple, которую возглавляет его друг Джонатан (Джони) Айв. Им и до этого случалось работать вместе — общими усилиями дизайнеров были созданы камера Leica, золотые наушники EarPods и компьютер Mac Pro, средства от продажи которых поступили в фонд (RED), занимающийся борьбой со СПИДом. В рамках этого же эксперимента появился и алюминиевый стол The Desk. Излюбленный стиль Ньюсона — биоморфизм, основанный на плавных текучих линиях, сглаженных углах и использовании высокотехнологичных материалов, которые помогают добиться особой эстетики и эргономичности объектов. Один из частых приёмов автора — использование диаграммы или мозаики Вороного, похожей на сеть многоугольников. Она была названа в честь российского математика Георгия Феодосьевича Вороного и имеет множество проявлений в физическом мире — к примеру, пчелиные соты и пятна на шкуре жирафа. В 2006 году Ньюсон даже создал одноимённую систему хранения Voronoi из белого каррарского мрамора (находится в фонде Gagosian Gallery в Нью-Йорке).

 

 

5 лучших столов столетия, по мнению промдизайнера. Изображение № 8.