26 октября закончилась Mercedes-Benz Fashion Week Russia, 29 октября — Неделя моды в Москве. Для кого-то это период максимальной социальной активности, который грех пропускать, для кого-то — часть работы, а кто-то при упоминании Манежа или Гостиного двора без стеснения крестится. В числе последних и профильная пресса, и сами российские дизайнеры, которые обеих площадок сознательно сторонятся, а вот на региональные недели ездят с удовольствием. Главная претензия большей части профессионального сообщества — «это не Недели моды». Вместе с участниками рынка The Village разобрался, почему и MBFWR, и Московская неделя вместо того, чтобы стать главными отраслевыми событиями, не первый год превращаются в объекты критики и даже насмешек.

Текст

Юлия Ли

Две Недели

У Манежа ажиотаж. Молодые ребята в колготках в сетку и латексных плащах пляшут танго перед фотографами. Погода диктует пуховик, но мода к градусам беспощадна. Для всех москвичей это уже стало маркером — началась Неделя моды.

В России есть два бренда, ассоциирующихся с этим словосочетанием: Неделя моды в Москве — Гостиный двор, Mercedes-Benz Fashion Week Russia — Манеж. Нельзя сказать, что они существенно отличаются по своей сути: и там, и там свои мэтры, бренды — представители того, что мы привыкли называть уличной модой, старожилы и новички. Разве что у Недели моды в Москве есть зона продажи изделий отечественных дизайнеров, а у MBFWR — засилье спонсоров, от косметики до чайников. Разница есть и в публике: Манеж — молод (порой чересчур), Гостиный двор же наоборот. Конечно, MBFWR гораздо популярнее.

Но все же Неделя моды в Москве продолжает выдерживать конкуренцию, проводя косметические улучшения. Связанные одной цепью стулья в залах (а такое действительно было) пару сезонов назад заменили на тумбы. Рядов стало меньше, но за счет этого возможность разглядеть коллекцию есть и на последнем из них. Декорации стали привлекательнее, а подиумы — шире. И все же остается у этого мероприятия негласный статус «народного» со своими минусами: Неделя моды будто и не слышала о SMM, редкие известные в определенных кругах бренды подаются как настоящая сенсация, а показы их задерживаются очень надолго.

На MBFWR главным новшеством сезона стало использование площадки Музея Москвы. В остальном — стабильность. С декорациями все относительно хорошо, задержки показов есть, но незначительные, народ снует туда-сюда с такой интенсивностью, что порой создается атмосфера вагона метро. И конечно, гостей встречает красавец «мерседес».

История отношений двух Недель насчитывает не один год, не один скандал. «Война велась нешуточная, — рассказывает бывшая сотрудница „Артефакта“, — вплоть до срыва показов, борьбы за площадки». При этом она отметила, что ситуация на Russian Fashion Week (сегодняшняя MBFWR) была гораздо хуже нынешней. «Раньше не было столько волонтеров. Однако сейчас это и плюс, и минус: многие молодые ребята попросту не знают приглашенных лиц, а значит, грамотно рассадить их, если этим не занялся сам бренд, вряд ли смогут, — рассказывает она. — Вот и начинается борьба за выгодные места, а важные дизайнеру персоны смотрят показ стоя. Но если раньше были адские задержки показов, сейчас все более-менее стабилизировалось. Есть отдельные входы для VIP, нет огромных очередей на входе, как это было десять лет назад».

Ольга Михайловская

Vogue Russia

 Разница между Московской неделей и MBFW была всегда. Московская изначально была более советская, MBFW, безусловно, всегда стремилась вписаться в международный контекст, у нее просто не было другого выхода. Это международный бренд по сути, там есть строгие рамки и правила, хотя бы в отношении технических характеристик. Впрочем, после того, как много лет назад меня с охраной вывели из Гостиного двора и лишили аккредитации, я на Московской неделе не была. Причиной таких репрессий стала рецензия на коллекцию одного из ведущих российских дизайнеров.

Отдельного внимания заслуживает разношерстная публика. Обе Недели моды устраивают всевозможные розыгрыши пригласительных. Это также делают сами бренды. В Facebook и на Avito появляются объявление о продаже проходок, журналистам и дизайнерам пишут сообщения в духе «У вас нет лишнего пригласительного?», в блогах и изданиях появляются посты на тему «Как попасть на Неделю моды». Стоит вспомнить комментарий Александра Шумского, президента MBFWR, по поводу массовости мероприятия «Медузе»: «Недели моды по всему миру — это события, куда можно попасть строго по приглашению. Но мы делаем очень многое для того, чтобы распространить контент для тех, кто не смог сюда попасть». Здесь самое время взглянуть на опыт мировых модных недель.

Зарубежный опыт

О какой бы загадочности и недоступности не твердили поклонники Недели моды, все-таки в первую очередь обе отечественные Недели придерживаются принципа «мода — для народа»: на мероприятие в основном приходят друзья дизайнера, селебрити, инстаграм-фанаты бренда. Таким образом, событие из профессионального превращается в светское.

Безусловно, звездные гости присутствуют и на каждом показе мировых Недель — вряд ли СМИ пропустят визит Ким Кардашьян на любое шоу. Однако в основном зал наполняют люди, имеющие непосредственное отношение либо к бренду, либо к индустрии в целом.

Реплика «вам там нечего делать» для гостей наших Недель звучит, возможно, довольно жестко. Но изначально, в 1943 году, это событие называлось именно «Неделя для прессы». Первая современная Неделя моды, прошедшая в 1973 году в Париже, также сохранила серьезный настрой в отношении гостей шоу. До сих пор список приглашенных лиц на самых важных мировых fashion week ограничивается журналистами, байерами, почетными клиентами бренда и знаменитостями, а на «обычных гостей» остается очень маленький процент, если он есть.

Сегодня даже не каждый журналист может получить аккредитацию, например, на Paris Fashion Week (история Vice, когда журналист издания проник на показ с фейковыми визитками, представившись вымышленным дизайнером, хороша, но это скорее исключение). Поэтому существует практика просить приглашения на показу у конкретных домов моды. И даже в этом случае представитель СМИ порой может рассчитывать на место standing, на что он, к слову, не обижается, потому что понимает, что вокруг — коллеги, а не блогеры или победители конкурса в Instagram.

Во многом по причине строгого отбора гостей ситуация случайного попадания персоны в первый ряд встречается, но не вызывает неадекватного ажиотажа. «Отличие от зарубежных Недель в том же, в чем отличие нашей моды от зарубежной, — уточняет Михайловская. — Организация больше всего похожа на Нью-Йоркскую (я сейчас о MBFW) тем, что основные показы проходят на одной площадке, правда, американцы сейчас стараются уйти от этой модели. Хотя это удобно для журналистов. В остальном главное отличие в публике. Там — профессионалы в зале, здесь — в первую очередь друзья, родные, тусовка у каждого своя».

Дизайнер-участник MBFWR, добровольно ушедший с площадки

 На нашей MBFWR делать показ вечером — престижно. Потому что публика — это не профессиональное сообщество, которое могло бы относиться к таким мероприятиям как к работе, а друзья и селебрити. Отчасти из-за этого важные для бренда лица игнорируют мероприятие, приходит 10–15 человек. Остальные — блогеры, люди выигравшие конкурс и так далее.

Уход дизайнеров

Безусловно, участие в Неделе моды стоит определенных денег. Сумма эта, со слов дизайнеров, составляет несколько сотен тысяч рублей (точные цифры — строгая корпоративная тайна). Однако некоторым брендам все же позволено участвовать либо со скидкой, либо вовсе бесплатно (что организаторами тоже тщательно скрывается). Здесь встает вопрос целесообразности вложения, ведь примерно за те же деньги можно организовать свой отдельный показ, что многие и делают. Но все же желающие получить долю светского внимания есть, а бренд MBFWR и Недели моды в Москве обладает отличной узнаваемостью.

Отдельного внимания заслуживают региональные Mercedes-Benz Fashion Week. Например, грузинская или алма-атинская Недели моды приглашают российских дизайнеров довольно часто. Они в свою очередь относятся к этому благосклонно, притом что в отношении наших Недель настроены зачастую довольно скептически.

По словам участников разных лет, организаторы московских недель категорически не приглашают зарубежных байеров, причина — «мы в этом не заинтересованы». Один из дизайнеров, не участвующих в Неделе моды в этом году, отметил, что это сильно повлияло на решение уйти с площадки: «Например, к грузинской Неделе моды у журналистов и дизайнеров такое хорошее отношение именно потому, что они работают с байерами из Luisa Via Roma, Matches Fashion, Net-a-Porter и прочих важных магазинов».

Елизавета Сухинина

дизайнер бренда KURAGA (специальный гость MBFW в Алма-Ате):

 На MBFWA прекрасная организация, которая действительно заинтересована в развитии индустрии и мотивации к творчеству. Там можно рассчитывать на профессиональный диалог, а не на светскую беседу. Места разделены в соотношении 30 % — клиенты и друзья бренда, 70 % — журналисты и байеры (причем из разных стран). Наши Недели моды скорее нацелены на коммерческое развитие. Это видно по подбору дизайнеров, по тому, какой олимпийский стадион собирают на шоу (в Алма-Ате, например, было буквально два-три ряда на каждом показе). Всем людям в индустрии это абсолютно очевидно. Меня каждый год приглашают на Неделю моды в Москве с разными условиями, но я не соглашаюсь, потому что мне это мероприятие само по себе не нравится, да и бренду это не нужно.

Проблемы на площадке

Организация показа на Неделе моды — дело затратное и сложное. На MBFWR агентство «Артефакт» выделяет волонтеров в помощь дизайнерам. «У них всегда очень много обязанностей, — объясняет Татьяна Лоншакова, проработавшая волонтером три сезона, — от поиска стульев до слежки за тем, чтобы все модели пришли вовремя на макияж (иногда приходилось водить их за руку!). Помимо этого, бывают разные ЧП, нужно как-то выкручиваться». Лоншакова отметила, что в самом агентстве напряжение растет в геометрической прогрессии. «Нужно постоянно держать руку на пульсе, следить, чтобы все спонсоры и партнеры дизайнера были заранее (а лучше несколько раз) утверждены с организаторами, потому что в противном случае использовать продукцию попросту не разрешают, — объясняет она. — Очень много личных моментов, которые почему-то никуда не исчезают на работе. И, честно говоря, именно поэтому я и решила оставить Неделю моды, получив необходимый опыт. Многие работники „Артефакта“ откровенно желают уйти, а кто-то, напротив, свято верит в крутость и престижность MBFWR, чуть ли не на уровне парижской недели».

Информацию подтверждает дизайнер, с которым она как раз работала: «Если не утвердить спонсоров с организаторами (что само по себе почему-то очень сложно), то разрешение, например, на подарки для VIP-гостей можно получить, только заплатив».

Виктор Курилов

работал на MBFWR несколько сезонов в командах разных брендов:

 Когда дизайнер приходит на площадку такого бренда, как Mercedes-Benz, и тратит на это внушительную сумму, он хочет получить нормальные условия. Никто не говорит о золотых тронах, но отпариватели, которые портят вещи, гримерки, в которых некуда сесть, дефицит шнурков для бейджей сложно назвать нормальными условиями. В итоге ты должен рассчитывать на собственные силы и взаимодействовать с организаторами Недели только по определенным вопросам. Помимо этого, основная публика — дети-блогеры. Возможно, это связано со сменой команды, которая произошла какое-то время назад. Уважаемые в индустрии люди не ходят на это событие, потому что понимают, что сделано оно для тех самых детей. Только им и выгодно мероприятие — хэштеги и подписчики. В целом — тотальная ярмарка тщеславия.

В итоге сложности, которые испытывает дизайнер при работе на площадке, зачастую перевешивают плюсы. И вся индустрия негласно понимает, что MBFWR — это народное шоу. С этой задачей организаторы справляются отлично. Только Неделей моды назвать это, к сожалению, очень сложно.

Война с журналистами

Каждый сезон бренды активно зазывают журналистов на шоу. Но каким бы необычным ни было приглашение, каким бы дружественным ни было издание, авторов, пишущих про коллекции, на показах видно все меньше. Жесткая конкуренция между двумя площадками создает сложности в работе. «Делая выбор в пользу той или другой Недели моды, дизайнер / издание / фотограф фактически оказывается в положении, когда он должен сделать выбор политической стороны — поясняет PR-менеджер, бренды которого участвуют в обеих Неделях много лет. — Уже не перечесть профессионалов индустрии, которые стали персонами нон грата на той или другой площадке. Это создает проблемы в первую очередь дизайнерам, которые не могут пригласить кого-то из гостей, потому что он не допущен на площадку, или работать с кем-то из фотографов, режиссеров, менеджеров по той же причине».

Здесь стоит вспомнить последний скандал, связанный с MBFWR. Речь идет о предложении представителей отрасли снять с должности главу Национальной технологической инициативы FashionNet Александра Шумского (он же глава Недели моды Mercedes-Benz) и назначить на нее Валентина Юдашкина. Сама FashionNet создана для формирования новых рынков и «создания условий для глобального технического лидерства России к 2035 году». На ноту недовольства агентство «Артефакт» ответило — конкретно журналистам — отказом в проходе на площадку.

Ольга Михайловская

Vogue Russia:

 Журналисты не ходят на показы, потому что российские дизайнеры редко являются предметом их профессиональной деятельности. В Париже, Милане, Нью-Йорке есть те дизайнеры, о которых мы потом пишем и вещи которых впоследствии снимаем. Среди наших таких единицы. А смотреть все подряд для того, чтобы найти жемчужины, не всегда есть время. Вот я несколько лет просто не могла себе позволить после западных показов еще неделю сидеть в Москве смотреть, тогда за меня кто-то должен был бы работать в редакции. Теперь вот могу и хожу.

Михайловская — одна из немногих журналистов крупных изданий, кто посетил Неделю моды в этом сезоне. Свои впечатления от увиденного она описала в материале для «Коммерсанта». Из него становится понятно, что есть на подиуме Манежа место и народному промыслу, и маэстро Вячеславу Зайцеву, и «светскому дизайнеру» Белле Потемкиной, чей показ обсуждался в прессе благодаря аккомпанементу — выступлению Ольги Бузовой. Только от модной индустрии в этом совсем немного.

Дизайнеры признаются, что журналистов лучше приглашать отдельно в шоу-рум или организовывать пресс-день, потому что на Неделе моды может случиться путаница с рассадкой, и неопытный волонтер предложит важному для бренда автору занять место в шестом ряду. Работа в пресс-центре — отдельная история, которая осложняется скоростью Wi-Fi из начала нулевых и, соответственно, перебоями в онлайн-трансляции. В итоге журналист больше похож на марафонца, который делает забеги с показа в пресс-центр и обратно.

Зарубежная пресса, конечно, все-таки отмечает некоторых дизайнеров с MBFWR, но до сих пор даже сами дизайнеры называют это русской рулеткой. Зарубежные издания уделяют больше внимания street style, чем показам. Над этим направлением команда «Артефакта» работает очень серьезно: устраивает street style meet, где каждый желающий (не обязательно посетитель показов) может красоваться перед огромным количеством специально приглашенных фотографов, делает аккредитацию многим блогерам. Такая культура street style уже приучила бренды и магазины одевать миллениалов к Неделе моды: они и в СМИ попадут, и в Instagram бренд отметят, и подписчиков-покупателей привлекут. От того, что дизайнерам приходится в основном рассчитывать на соцсети, статус «блогер» становится очень привлекательным.

Дизайнер-участник MBFWR, добровольно ушедший с площадки:

 Каждый сезон мне пишут блогеры-недельки. Буквально за неделю до показа они становятся блогерами и сообщают, что давно следят за брендом. Так было даже в мой первый сезон, когда никаких коллекций даже не существовало. Мы, конечно, работаем с лидерами мнений, но если и выбираем таковых, то с большой опаской: не каждый из топ-блогеров может быть хорош для имиджа, а ориентироваться только на цифры — это как прыгать с обрыва с завязанными глазами, слушая „да там ничего страшного“.

Как все поменять, и возможно ли это?

Говоря об изменениях, мы, конечно, всегда обращаемся к мечтательному сравнению — чтобы как в Париже. Показы на разных площадках пусть и не очень удобны по логистике, но дают возможность дизайнеру создать правильную атмосферу. Дневное расписание (показы с самого утра) позволяют фотографам снимать отличный street style, а журналистам — относиться к мероприятию как к работе. Последнему способствует и хорошая фильтрация аккредитованных лиц. Однако до видимых изменений еще далеко. В первую очередь, нужно взглянуть на индустрию в целом.

Ольга Михайловская

Vogue Russia:

 Сейчас ситуация меняется во всем мире, потому что сама индустрия переживает серьезную ломку. Поэтому изменится и у нас. А вот каким образом? Хотелось бы в сторону мало-мальски разумную. Для начала мне представляется смехотворным существование двух Недель моды в стране, где, по сути, нет профессиональной среды. Есть дизайнеры, но самой профессиональной среды нет.