В конце октября в Екатеринбурге побывала основательница лондонского модельного агентства Linden Staub, филиал которого появился на Урале в 2016 году. Эстер Киннеар-Дерунгс провела в городе открытый кастинг, подписав контракт с тремя моделями. The Village встретился с Эстер и поговорил о том, как меняются требования к моделям, перестали ли женщины скрывать целлюлит и чем отличаются уральские девушки.

Как меняются требования к внешности в модельном бизнесе? Что сейчас в моде?

Красота тесно связана с культурой, потому модельные стандарты меняются постоянно. С 2013 года до начала 2017-го в моде были странные черты: лысые, стриженые, с мужскими чертами лица девушки. Сейчас этот кричащий тренд прошел. Мы возвращаемся к типичной классической красоте — тем девушкам, которые всегда считались красивыми и о которых любой мужчина скажет: «Да, она красотка». Мы связываем это с тем, что обстановка в мире накалилась, и людям хочется чего-то простого и понятного.

Со стороны кажется, будто в фэшн-индустрии стало больше нетипичных моделей — например, плюс-сайз. Это действительно так?

Тенденция существует, но коснулась не всех. Очень многие бренды намеренно не используют в своих кампаниях моделей плюс-сайз, азиаток, темнокожих — при этом испытывают очень большое давление извне, так как все вокруг говорят, что это неправильно. Это действительно неправильно, ведь сейчас дизайнеры не просто показывают красивую одежду, но и рассказывают истории людей, пытаются донести до общества какие-то идеи: например, что девушки размера плюс — это так же красиво.


Многие бренды намеренно не используют в своих кампаниях моделей плюс-сайз, азиаток, темнокожих — при этом испытывают очень большое давление извне, так как все вокруг говорят, что это неправильно


То есть однажды на подиум будут выходить люди с реальной внешностью?

Я не думаю, что это когда-нибудь случится. Модная индустрия продает одежду и безупречный образ. Читатель должен листать журнал и хотеть выглядеть, как девушка на фотографии: идеальное лицо, волосы, ногти, фигура. Лично мне больше нравится смотреть на красивых женщин, чем на обычных, — с эстетической точки зрения. Хотя с точки зрения бизнеса это неправильно, ведь мир очень разнообразный и одежду покупают люди с разной внешностью.

Это сложный баланс, в котором, с одной стороны, покупателю хочется быть таким, каким он никогда не будет, а с другой — он знает, каким является, и покупает одежду именно для себя. Например, в Азии очень любят блондинок, и это всегда дилемма: поставить на обложку блондинку или азиатку? А может, афроамериканку? Есть риск, что аудитория не поймет.

Как меняют мир моды феминистские движения?

Мир вообще сейчас находится в очень интересной точке. С одной стороны — олдскул, шовизнизм и Дональд Трамп, а с другой — женские феминистские организации, которые никогда не были столь распространенными, как сейчас. И эти точки зрения актуальны одновременно, давая людям возможность говорить громче и обсуждать проблемы.

В Европе к слову «феминизм» в основном относятся плохо. Там распространено заблуждение, что феминистки — это некрасивые женщины, которые не бреют подмышки, не любят детей и ненавидят мужчин. Европейские женщины не хотят ассоциироваться с этими стереотипами, но одновременно хотят бороться за свои права, быть красивыми, выходить замуж и рожать детей.


С одной стороны — олдскул, шовизнизм и Дональд Трамп, а с другой — женские феминистские организации, которые никогда не были

столь распространенными, как сейчас


Меняется ли у женщин принятие своей внешности? Не перестали ли они бояться показывать целлюлит, шрамы, недостатки?

Люди могут публиковать в инстаграме свои фотографии и показывать себя такими, какие они есть на самом деле. Но в журналах и среди компаний ситуация останется прежней. Пока дизайнеры хотят продавать, а общество будет думать, что высокая и худая девушка — это красиво, то модель так и будет выглядеть. То, как мы привыкли относиться к красоте, находится глубоко в культуре.

Тем не менее, я замечаю, как изменилось отношение людей к девушкам с обложки. Люди избавились от иллюзии, что в жизни можно выглядеть как модель в глянцевом журнале. Современное поколение понимает, что не нужно быть таким же, и что модные журналы — это искусство.

Какие девушки к вам приходят на кастинг в России?

Я не знаю почему, но у русских женщин шокирующая красота. Она заходит в комнату, и ты говоришь: «О господи, какая она красивая». У русских людей особенное строение костей, выпирающие скулы, ровные носы и какие-то совсем другие глаза. Когда я думаю о России, я думаю о сильном менталитете, и именно такие лица мы и находим.

Есть ли у уральских девушек какие-то особенности?

Возможно, дело в каком-то бэкграунде, но у уральских девушек есть азиатский намек в глазах. На кастинг приходят русские девушки с почти азиатской внешностью. Кроме того, у моделей, с которыми мы подписали контракт, нетипичные пропорции — очень длинные ноги и короткое тело, даже если рост небольшой.

А если говорить не о внешности, то уральские девушки очень хотят работать. Вообще все русские обычно ставят цель и идут к ней. Другая ситуация в Англии и странах Южной Европы — там такого желания работать не найти, люди ленивы. Я из Швейцарии, и мне кажется, что швейцарцы чем-то похожи на русских. Кажется, что в холодных странах люди работают больше. Если посмотреть на карту, то мы увидим, что там, где климат холодный, экономика более развита. Мой муж из Южной Африки, и я знаю, о чем говорю. Если ты работаешь — то работаешь, а не идешь днем пить вино. И мне это очень нравится.