Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 1.

 

На Филиппе (31 год): обувь
Ralph Lauren, брюки Uniqlo, рубашка
Animal House, пиджак Muji, платок и ремень неизвестной марки, рюкзак с блошиного рынка, часы, очки Persol

 

 

Стиль и магазины

Я вырос в Калининграде, и тогда классно одеваться можно было только в секондах. Причём те секонды не были похожи на комнатушки, которые мы видим сейчас. Там были ангары, в которых до этого стояли самолёты, в них лежали огромные кучи вещей, и можно было найти что-то крутое. Поэтому мне до сих пор нравится искать вещи в стоках или на распродажах.

Я не люблю переплачивать за вещи. Прошли времена, когда я шёл в ЦУМ или в Paul Smith и покупал там какие-нибудь дорогущие ботинки просто потому, что в двадцать пять тебе тратить деньги больше особо не на что. Я стараюсь следовать правилу «купил одну вещь — избавься от одной старой», чтобы не обрастать ненужными вещами. У меня есть несколько позиций в гардеробе: ботинки, брюки, рубашка, пиджак, галстук, платок. И по каждой из них у меня от шести до десяти единиц, которые я между собой комбинирую. Поэтому у меня, на самом деле, всё есть. Даже когда я куда-то еду, я хожу по магазинам, что называется, «жалом поводить». В Москве всё это тоже есть, иногда даже больше. 

Московские concept store мне нравятся именно своими концептами: они делают приятные подборки, продают всё в приятной обстановке, мне нравится туда заходить и просто всё разглядывать. Но я там ничего ни разу не покупал. Это как в берлинском магазине 14 oz.: там очень круто, интересные продавцы, но вещи — не твоё. В Москве мне приятно зайти в Code 7, которые, в принципе, являются дистрибьюторами всяких FOTT и Brandshop. Во-первых, мне нравится, что хозяева — взрослые мужчины. Они работают без набриолиненного снобизма, не говорят: «Мы это продаём, потому что так ходят на Pitti Uomo». Там тебе могут рассказать про вещи, а могут не рассказывать — всё очень ненавязчиво. Я понимаю, что девяносто процентов вещей мне там просто не подойдёт, но я всё равно туда прихожу. И люблю Fancy Crew. Ребятам, которые его делают, по 23−24 года. Я им завидую доброй завистью, когда представляю, что в свои двадцать три мог бы с друзьями открыть клёвый шмоточный магазин в центре Москвы, которым приятно заниматься.

У каждого человека есть масс-маркет, который сшит прямо по нему. У меня это Uniqlo. Я часто бываю в Азии, и там немного другой размерный ряд: рукава, штанины чуть короче, и мне это подходит идеально. В московском тоже бываю, но тут мне не очень нравятся сами магазины, они некомфортные. В Нью-Йорке, например, Uniqlo классный — двухэтажный, с лифтами. А у нас — ни туда ни сюда. Ещё я всегда не против зайти в H&M, потому что там в корзине «всё по пятьсот рублей» часто можно что-то найти.

 

Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 2.

Обувь Ralph Lauren

Люблю хорошую обувь, никогда на ней не экономлю и считаю, что её должно быть много. Чем больше у тебя пар, тем дольше прослужит каждая из них.

   

Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 3.

Брюки Uniqlo

Брюки — очень простая вещь. Портной-англичанин, у которого я шил костюм, сказал: «Чувак, брюки тебе может сшить любая китаянка. Если ты их не продаёшь, то нечего о них и говорить». Я нашёл свой фасон и почти всегда покупаю брюки в Uniqlo, меня всё устраивает.

   

Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 4.

Рубашка Animal House

Купил её в Бангкоке в сколоченном из ящиков pop-up store, где продавались абсолютно одинаковые белые рубашки с нашивками на груди. У меня — морская звезда — теннисист. Через год вернулся туда за осьминогом-скейтбордистом, но магазина уже не было. Возможно, дизайнеры просто перестали делать рубашки. В Таиланде часто такое бывает: есть кусок кожи — шьёшь ботинки, есть кусок ткани — шьёшь шорты.

   

Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 5.

Пиджак Muji

Ещё одна азиатская марка, которая мне подходит. Пиджак без подкладки и с мягким плечом идеален для лета.

   

Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 6.

Ремень неизвестной марки

Ремни обычно не надеваю: как говорится, «ремни носят те, у кого штаны плохо подогнаны». Купил его в Бангкоке в хипстерском районе с кучей маленьких магазинов и удобной селекцией: в одном только плиссированные юбки, в другом — только рубашки.

   

Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 7.

Платок неизвестной марки

Покупал в Берлине в одном из тех магазинов, где на расстоянии трёх метров друг от друга висят три вешалки, очень минималистично и концептуально, а хозяин — пятидесятилетний гей-азиат в красной водолазке. Собственно, он меня на этот платок и развёл. Платок стоил каких-то огромных денег, но я это понял уже тогда, когда вышел.

   

Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 8.

Рюкзак с блошиного рынка

Мой старый дружище, купленный на рынке «Мауэрпарк» в Берлине. Мужик, у которого я его купил, торгует там военкой, кажется, с момента падения Берлинской стены. Это рюкзак парашютистов. Он сделан так хитро, что туда можно загрузить однокомнатную квартиру и нормально ходить весь день. Я ещё внукам своим его подарю.

   

Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 9.

Часы: ремень Triwa, циферблат Timex

Вообще не надеваю украшения, они мне не идут. Исключение — часы. Года четыре назад купил эти ремешки в Барселоне и уже под них купил часы. Это самые простые 40-долларовые Timex, такие дарят бабушки внукам на десятилетие. Я только слегка обработал их наждачкой, чтобы не блестели. А потом уже моя жена купила к ним кучу новых ремешков, которые я постоянно меняю.

   

Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 10.

Очки Persol

Им уже больше семи лет, покупал в «Охотном ряду» и до сих пор не понимаю, как они там очутились. Это классические Persol 714, известные всем сейчас как «очки Стива Маккуина». Удобно складываются, поэтому всегда со мной.

 

Про город

Я люблю Москву, иначе бы здесь не жил. Я здесь больше 13 лет. В 19 лет я занимался музыкой, а в Калининграде я не мог этим зарабатывать. Москва — это, по сути, единственный город в нашей стране, где ты можешь заниматься чем угодно и иметь как минимум человек 200 почитателей. Может быть, у тебя даже получится этим заработать.

Здесь у меня получается заниматься тем, чем я хочу, в том ритме, который мне нравится. У меня в Москве гораздо больше друзей, чем в любом другом городе мира, и здесь весело. Конечно, были моменты, когда я думал вернуться. Собственно, я об этом думал каждую зиму: я ненавижу снег и морозы. Ты ездишь по городу в грязной машине, потому что понимаешь, что её даже мыть нет смысла. Летом Москву легко любить: когда всё расцветает, все расслабляются, замедляют шаг. Хотелось бы, чтобы лето длилось дольше.

 

У каждого человека есть
масс-маркет, чьи лекала ему идеально подходят. У меня
это Uniqlo, причем азиатский

 

Кажется, что после двадцати легко заводить друзей, — ни фига. У большинства лучшие друзья — это люди либо со школы, либо с университета. Из этой кучки потом кто-то отсеивается, где-то берутся ещё один-два человека. Это твой круг общения. Поэтому, когда ты отучился в своём родном городе и переезжаешь в другой, тебе нужно восполнить этот пробел. Если у тебя это получается, то круто. В таком случае, как правило, все остаются. Ощущение дискомфорта появляется только у тех, кто по приезде в Москву начинает себя вести по-другому и подстраиваться под правила, которых на самом деле нет. Я уверен, что в таком большом городе выживают только те, кто остаётся собой. Мне кажется, я общаюсь с людьми из некой резервации, где все друг с другом немного дружат и всем комфортно. Мне достаточно просто фильтрануть негативные моменты. 

Филипп Петренко, предприниматель. Изображение № 11.

Мы снимали здесь, потому что я живу недалеко, на Космодамианской набережной, где раньше был клуб Fabrique. Просто подвернулась квартира, и я переехал. Я и до этого жил недалеко, но есть такой психологический момент, о котором мне много говорили знакомые, — переехать через мост. Честно говоря, я сейчас кайфую: у меня отличный район, который можно и не покидать. Много кафе, рыночки всякие, инфраструктура налажена. Ещё мне нравятся Чистые пруды — это тёплый район, там живут многие мои друзья. Он не очень вылизанный, и это классно. А есть мне нравится там, куда мы идём с подачи моей жены. Если бы не она, я бы до сих пор экспериментировал с шаурмой.

Я пока не очень понимаю, как передвигаться по городу, если тебе нужно много и быстро. Автомобилем я практически не пользуюсь, кроме поездок за город и в IKEA, но и без него никак, особенно зимой. А в остальном... Я вырос на море и часто слышу, как было бы здорово, если бы море было в Москве. Но она никогда бы не стала Москвой в таком случае. Море задаёт определённый ритм, расслабляет, и никто не может работать.

фотографии: Михаил Голденков