В издательстве «Альпина Паблишер» вышла книга «На эмоциях» — психолог и специалист по переговорам Дэниел Шапиро рассказывает в ней, как разрешать конфликты в семье, с друзьями и коллегами. The Village публикует отрывки из главы о том, как избавиться от внутренних противоречий и перейти от конфронтации к перемирию.

Внутренние противоречия

Примирение подразумевает диалог между людьми, но самая сложная часть поисков согласия происходит внутри нас. В любом конфликте нам предстоит выбрать, какого волка кормить. Сможем ли мы освободиться от обид, простить и двигаться дальше? Хватит ли у нас доверия, чтобы с чистым сердцем впустить другую сторону обратно в свою жизнь? Готовы ли мы в глубине души измениться? Ответы на эти вопросы не найти ни в одном учебнике, они отыскиваются только в нашем сердце. Эти вопросы особенно трудны потому, что содержат противоречивые импульсы. Да, мы хотим разрешить конфликт, но одновременно хотим защитить себя. Приглашать обидчика обратно в свою жизнь рискованно, ведь однажды он уже пошел против нас. Он обидел нас. Как можно быть уверенным, что он не сделает это снова? Таким образом ранимость, требуемая для преодоления разногласий, вызывает неизбежное раздвоение чувств в отношении примирения.

Даже самые добросердечные из нас хотя бы однажды испытывают желание отомстить; самая незлобивая душа ощущает укол обиды; у самых терпимых время от времени бывают приступы острого осуждения. Я называю эти соперничающие между собой импульсы диалектикой отношений. Они — те самые волки в нашей душе, которые эмоционально разрывают нас, потому что толкают в противоположных направлениях: к сближению или прочь из отношений. В конфликте невозможно ни избежать противоречивых импульсов, ни разрешить их, так как они являются частью нашей человеческой природы. Но, осознав их, можно выбрать, какой из них поддержать.

Если ваша цель — улучшить отношения с бывшим супругом или супругой ради детей, чью судьбу вы оба принимаете близко к сердцу, для начала признайте, что внутри вас идет битва, которая одновременно толкает вас и к прекращению конфликта, и к мести. Затем, чтобы выстроить взаимодействие на новой основе, сосредоточьтесь на восстановлении отношений, даже если копившийся годами гнев призывает вас уступить искушению мстить. Признайте свои враждебные чувства — но не кормите их. В-третьих, помните, что диалектика влияет также и на вашего оппонента. Осознав внутреннюю борьбу противоречивых чувств, которую ему приходится выдерживать, вы можете помочь ослабить его страх примирения с вами. Например, можно дать понять своему бывшему мужу или жене, что вы осознаете, как тяжело заново строить отношения после всей боли, которую вы причинили в прошлом.

Принятие против изменения

Большинство конфликтов упираются в две важнейшие истины: каждая из вовлеченных сторон желает быть принятой и ни одна не хочет меняться. Рассмотрим ситуацию Сьюзан и Рона, семейной пары с 30-летним стажем. Вот они сидят на диване и смотрят телевизор. Сьюзан говорит:
— В новом году я дала себе обещание сбросить десять килограммов — начну с того, что прекращу кусочничать. Ты мне поможешь?
— Конечно, — говорит Рон с ободряющей улыбкой.
— Ах вот как! — огрызается Сьюзан.
— Значит, по-твоему, я слишком много перекусываю?

Недоумевающий Рон оказался пойманным, потому что в сознании Сьюзан происходила диалектическая борьба. За ее просьбой о поддержке скрывались два важных вопроса: «Следует ли мне принять себя такой, какая я есть, или измениться?» и «Принимает ли меня Рон такой, какая я есть, или думает, что мне стоит измениться?». Поддержав новогоднее обещание Сьюзан, Рон, сам того не желая, дал жене повод сомневаться в своей поддержке. Разумеется, в случае такой диалектической борьбы нет «правильного» ответа. Если бы Рон ответил: «Тебе не нужно худеть. Ты само совершенство такая, какая есть», Сьюзан могла с таким же успехом сказать: «Почему ты не хочешь поддержать меня в желании выполнить обещание?»

Уверенность, что нас принимают такими, какие мы есть, со всеми недостатками и слабостями, дарит нам одновременно чувство комфорта и освобождения. Больше не нужно беспокоиться о том, что сказать или как себя повести. Мы верим, что другой человек поддержит нас в любых обстоятельствах. Когда мы чувствуем, что нас осуждают, то переживаем противоположные чувства. Осуждение — враг принятия. Каждый из нас обладает эмоциональной радиолокационной системой, которая поднимает тревогу при любом намеке на неприятие. Каждый раз, когда нас обвиняют в «несправедливом» чувстве, «неправильной» мысли или «ущербной» черте характера, мы чувствуем себя отвергнутыми. И это причиняет боль. Самый болезненный вид осуждения рождается внутри. Если у нас не получается принять себя частично или полностью, мы подвергаем жестокой критике собственное поведение, чувства или мысли и приходим к выводу, что мы неадекватны.

В конфликте нас переполняет напряжение, и мы стремимся избавиться от него, заставив другую сторону изменить свое поведение — но не меняя свое собственное. Мы уверены в своей правоте, так с чего нам меняться? Однако другая сторона рассуждает точно так же, поэтому чем больше каждый из оппонентов требует, чтобы другой изменился, тем менее принимаемыми чувствуют себя оба.

Научившись распознавать диалектику принятия / изменения, обе стороны конфликта смогут лучше справляться с напряжением в конфликте. Но принять напряженные непродуктивные отношения тоже не выход. Поэтому поставьте целью принять центральную идентичность другого человека как есть, без осуждения признав его ценности и верования. Но постарайтесь реконфигурировать ваши отношения, поместив центральную идентичность каждой стороны в более широкий контекст отношений.

Стремление погасить конфликт против желания отомстить

Узнав о предательстве, вы вступаете в диалектическую борьбу между желанием отомстить и стремлением погасить конфликт. С одной стороны, инстинктивная злость призывает вас отплатить той же монетой, чтобы восстановить свое чувство попранной справедливости, — что, если разместить несколько ее секретов на своем сайте? С другой стороны, речь идет о близком вам человеке, поэтому внутренний голос побуждает вас встретиться и откровенно обсудить произошедшее. К какому зову вам следует прислушаться? Трудность в том, чтобы отделить импульс от поступка. Даже незначительное оскорбление нашей идентичности может спровоцировать сильный импульс отомстить. Если вам не удастся вовремя заметить этот импульс, вы будете зависеть от его милости.

Но хотя избежать импульса невозможно, всегда есть шанс обдумать ситуацию и решить, как ответить. Чтобы научиться замечать импульс мести, отслеживайте любые свои фантазии, которые возникают у вас на тему сведения счетов. Если босс постоянно унижает вас, предаетесь ли вы мечтам о том, как показать всему миру его несовершенства? Фантазии не знают границ, они могут быть антисоциальными или шокирующими. Маленькая часть вас может наслаждаться этими мечтами, так как они успокаивают раненое эго и пробуждают чувство справедливости: начальник заставил вас страдать, и теперь вы хотите прописать ему порцию его собственного лекарства. Но решиться отплатить той же монетой в реальности — совсем другое дело.

Месть побуждает нас исправить несправедливость, свести счеты. Родственники, не пригласившие нас на праздничную вечеринку, могут не рассчитывать получить ответное приглашение на наш следующий семейный сбор. Справедливость кажется восстановленной. Угроза мести может также предотвратить несправедливость в будущем. Если школьный забияка знает, что ваша дочь даст ему отпор в случае нападения, он дважды подумает, прежде чем сделать это. Месть дает нам возможность испытать катарсис, очищая от болезненных эмоций. Мы больше не ощущаем себя прикованными к роли жертвы, освобождаемся от унижения и стыда. Исследователи из Цюрихского университета обнаружили, что в момент осуществления мести кровь очень сильно приливает к таким центрам удовольствия в мозге, как хвостатое ядро и таламус, — и те же участки активируются при приеме небольших доз никотина или кокаина.

Хотя возмездие предполагает разного рода вознаграждения, научные исследования и сама жизнь ставят под сомнение конечную эффективность сведения счетов. Возмездие действительно восстанавливает справедливость — но только для нас. То, что кажется справедливым нам, другая сторона воспринимает как несправедливость, и возникает цикл действий в отместку. Даже если вы убеждены, что ущерб, причиняемый вами другой стороне, соразмерим с тем, что она причинила вам, оппонент, скорее всего, воспримет ваше наказание как чрезмерное. Хотя месть может ненадолго придать нам уверенности в себе, нарушитель, оказавшийся на месте жертвы, с большой вероятностью вскоре сам начнет строить план ответной мести. Например, муж находит способ отомстить бывшей жене — скажем, отказывается разрешить ей зайти в дом и забрать любимую картину — и упивается ощущением своей власти. Однако днем позже ему приходится спуститься с небес на землю, когда он обнаруживает новые юридические претензии в свой адрес.

Альтернатива мщению — дать волю своему гневу. Вы хватаете подушку, представляете обидевшего вас человека и бьете по ней изо всех сил; позже обсуждаете произошедшее с близким другом и с жаром перечисляете возмутительные подробности того, как дурно с вами обошлись. Разве эти широко распространенные формы катарсиса не работают? Нет, не работают. Огромное количество научных данных свидетельствует, что выплеск гнева на самом деле приводит к обратному результату: чем больше мы даем волю гневу, тем сильнее наше желание отомстить. Теория выплескивания гнева предполагает, что ваш гнев подобен пару в чайнике: если открыть крышку и выпустить пар, давление снизится. Но гнев функционирует совсем по-другому. Чем больше мы перебираем в памяти детали дурного обращения, которое нам довелось пережить, тем глубже погружаемся в пучину бешенства. Вместо того чтобы освободить нас от гнева, так называемая разрядка его усиливает.

В отличие от разрядки, предполагающей фокусирование на избавлении от гнева, лучше разработанные методы катарсиса задействуют силу диалога, который позволяет понять гнев и преодолеть его (некоторые из этих методов я описал в предыдущих главах, посвященных интегративной динамике). Однако прекращение конфликта зависит скорее от мысленного настроя, чем от конкретных навыков. Требуются храбрость, чтобы признать наши уязвимые места, сопереживание чужой боли и моральная решимость улучшить взаимодействие. Каждый из нас способен прекратить конфликт и восстановить отношения. Вот конкретные советы, которые помогут начать этот процесс.

  Наберитесь храбрости заглянуть в себя. Необходима смелость, чтобы объективно исследовать наши страхи и уязвимые места, — она открывает дорогу к восстановлению отношений.

  Сопереживайте чужой боли. Можно не разделять убеждений оппонента и осуждать его действия, даже испытывать отвращение к его словам или поступкам. Но помните, что ваш оппонент — тоже человек, и можно быть уверенным, что в конфликте на эмоциональной почве он страдает не меньше вашего. Проявить сочувствие чужой боли — единственный и лучший способ восстановить позитивные отношения.

  Наберитесь моральной решимости, чтобы улучшить отношения. Чтобы не поддаться искушению отомстить, подойдите к задаче восстановления отношений с моральной решимостью: стисните зубы, держите в голове свою цель и не сдавайтесь. Это достижимо, если вначале определить свои направляющие принципы, а затем не отступать от них. Последнее условие — ключевое.

Посвятите несколько минут тому, чтобы составить список из трех–пяти принципов, которыми вы больше всего дорожите. Например, можно включить в него такие понятия, как достоинство, сочувствие, равенство, справедливость, безопасность и уважение. Повесьте список на холодильник в качестве ежедневного напоминания. Когда вы будете урегулировать свой следующий конфликт, проанализируйте, удается ли вам сохранять в душе непоколебимую верность этим принципам. Если нет, пересмотрите свое поведение и переформулируйте принципы. В некоторых конфликтах бывает полезно сообща сформулировать набор принципов, которые разделяют обе стороны. Например, пара, которая снова и снова ссорится по одному и тому же сценарию, во время мирной передышки может определить три важнейших принципа, которые определяют их отношения (достоинство, справедливость, уважение, доброта, сочувствие и т. д.), и дать друг другу слово почитать их. По существу, супруги создают общественный договор, взаимное обязательство оставаться верными нравственному фундаменту своих отношений. В последующих конфликтах один лишь факт такого договора может повысить их уважение друг к другу.

Однако не все отношения так легко урегулировать. Главная помеха на пути к восстановлению отношений — убежденность в том, что другая сторона просто не подлежит реабилитации. Вы осуждаете поведение оппонента как аморальное и относитесь к нему с таким сильнейшим неодобрением, что эмоциональный контакт кажется не просто невыносимым, а невозможным. В таких случаях стремление к восстановлению отношений должна сопровождать моральная стойкость, внутренняя сила, позволяющая вступать в контакт с кем-то, чей моральный кодекс вы порицаете.

Подводя итоги

Для урегулирования любого конфликта на эмоциональной почве необходимо привести мысленный настрой обеих сторон к общему знаменателю. Но, подобно кораблю, который лавирует в бурном море, не сбиваясь с курса, этот общий настрой подразумевает постоянный мониторинг обеих сторон диалектического процесса. Нужно достичь равновесия между принятием и изменением, сосредоточить усилия на восстановлении отношений, а не на мести, и, главное, впредь стремиться к привязанности и автономии для себя и другой стороны. Так выглядит дорога к согласию.


Обложка: издательство «Альпина Паблишер»