Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Что собой представляет «Смена 2.0»

Что собой представляет «Смена 2.0»

Что собой представляет «Смена 2.0»

Что собой представляет «Смена 2.0»

Новый культурный центр на «Таганской» — три этажа с танцполами, выставочным пространством, фуд-кортом, баром и торговыми точками

«Мнение каждого посетителя верно»: Кто такие медиаторы и как они заменят музейных экскурсоводов

«Мнение каждого посетителя верно»: Кто такие медиаторы и как они заменят музейных экскурсоводов

Как фонд V-A-C пытается говорить о современном искусстве с горожанами

«Это комбинация Кастанеды и Санта-Клауса»

«Это комбинация Кастанеды и Санта-Клауса»

Основатель «Двух палочек» Евгений Кадомский — о «Зеркале Карлоса Сантоса», ресторане в трех действиях, где готовят тебя самого

«Премия напоминает мне нашего президента»: Кинокритики выбирают победителя «Оскара»

«Премия напоминает мне нашего президента»: Кинокритики выбирают победителя «Оскара»

«Голливуд после Харви — зрелище не для слабонервных»

Авторы сериала «Что я здесь делаю?» — о бездомных, Навальном и кукольной анимации

Авторы сериала «Что я здесь делаю?» — о бездомных, Навальном и кукольной анимации

Как в Екатеринбурге создают анимационный сериал «Что я здесь делаю?»

Как «Подписные издания» стали достопримечательностью Петербурга и открыли свой бар

Как «Подписные издания» стали достопримечательностью Петербурга и открыли свой бар

Основатель книжного магазина Михаил Иванов — о моде на умные книги, конкуренции и похмельных бульонах

Основатели агентства Red Pepper Film — о том, как отказались от рекламы и начали снимать кино

Основатели агентства Red Pepper Film — о том, как отказались от рекламы и начали снимать кино

Иван Соснин и Данил Голованов — о клипе «Мгзавреби» и о том, почему реклама мертва

Реакция: Что говорят зрители фильма «Матильда» после премьеры во Владивостоке

Реакция: Что говорят зрители фильма «Матильда» после премьеры во Владивостоке

«Единственное, что может оскорбить этот фильм, — это чувство хорошего вкуса»

«Альбом послушают больше 40 человек — уже хорошо»: Что происходит с DIY-музыкой в регионах

«Альбом послушают больше 40 человек — уже хорошо»: Что происходит с DIY-музыкой в регионах

Пять финалистов Vans Music Tour — о своем творчестве, гигах и состоянии местной сцены

«Карт-бланш на свинство»: Что такое «Антихайп»

«Карт-бланш на свинство»: Что такое «Антихайп»

«Карт-бланш на свинство»: Что такое «Антихайп»

«Карт-бланш на свинство»: Что такое «Антихайп»

Кто входит во временное правительство российского хип-хопа

От «Антихайпа» до YungRussia: Словарь нового русского рэпа

От «Антихайпа» до YungRussia: Словарь нового русского рэпа

Что такое биф, флип и низкий флекс

Кто придумывает любимую рекламу жюри «Каннских львов»

Кто придумывает любимую рекламу жюри «Каннских львов»

Пиарщик, дизайн-директор и копирайтеры агентства «Восход» — о толерантности и трудностях перевода

Кино на потолке: Как российские разработчики сделали мини-кинотеатр для всей семьи

Кино на потолке: Как российские разработчики сделали мини-кинотеатр для всей семьи

И рассказали американцам про диафильмы

«Хочу покрыть мхом весь Петербург»: Финский художник — о своих инсталляциях из городского мха

«Хочу покрыть мхом весь Петербург»: Финский художник — о своих инсталляциях из городского мха

Сами Хюрскюлахти рассказывает о «зеленом риелторе»

«Сегодня „Рабица“ — завтра весь мир»

«Сегодня „Рабица“ — завтра весь мир»

«Сегодня „Рабица“ — завтра весь мир»

«Сегодня „Рабица“ — завтра весь мир»

Из чего создавали главный рейв-клуб Москвы

«Город — это холст»: Автор «Удаленного объекта» — о борьбе с визуальным мусором

«Город — это холст»: Автор «Удаленного объекта» — о борьбе с визуальным мусором

Как уличные художники в Екатеринбурге буквально вырезали из реальности брошенный во дворах «москвич» и гараж-ракушку с помощью паттерна у...

«Мы легально торгуем переживаниями»: Иммерсивный импресарио Федор Елютин — о театре в грузовике

«Мы легально торгуем переживаниями»: Иммерсивный импресарио Федор Елютин — о театре в грузовике

Как создатель Cargo Moscow нашел дальнобойщиков для нового шоу и что будет с иммерсивным театром дальше

«На лапшичку фо-бо денег не остается»: Как зарабатывают на жизнь российские музыканты

«На лапшичку фо-бо денег не остается»: Как зарабатывают на жизнь российские музыканты

Участники фестиваля «Боль» объясняют, может ли андеграунд в России быть прибыльным

Добилась сама: Саша Unisex о том, как акварельные татуировки сделали ее мировой звездой

Добилась сама: Саша Unisex о том, как акварельные татуировки сделали ее мировой звездой

Интервью с самой известной и высокооплачиваемой российской татуировщицей

Рубрики