К концу 2017 года в кошельках российских граждан появятся две новые купюры — номиналом в 200 и 2 000 рублей. Что на них будет изображено, пока неизвестно и решится путём народного голосования. До 28 июля в рамках первого этапа на сайте Твоя-россия.рф можно выбрать населённый пункт и характеризующие его достопримечательности, которые появятся на новых деньгах, — Банк России остаётся по-прежнему верен географической банкнотной традиции. При этом предлагать символы городов, которые уже изображены на имеющихся в обороте банкнотах — Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска, Архангельска, Ярославля, Хабаровска и Великого Новгорода, — нельзя.

Не принимая во внимание правила народного голосования, The Village попросил дизайнеров и художников создать собственные версии двухтысячных купюр и порассуждать о дизайне бумажных рублей.

Иван Корзун

арт-директор Auto.ru и основатель Gifka.tv

Я практически не использую бумажные деньги, а все расчёты веду с помощью карты или переводов через приложение. Но когда бумажные деньги у меня появляются, особенно в поездке, то для меня важно только цветовое кодирование — главная фишка номинала банкноты. Если вижу купюры в первый раз, то разглядываю их и нахожу какие-то интересные детали, но быстро об этом забываю.

Так как времени на концепт у меня совсем не было, я решил немного схитрить и использовать в качестве основной иллюстрации для купюры картину «Последовательность» одного из моих любимых художников — Василия Кандинского. Мне нравится её биологическая и динамичная структура, ведь это не просто формы — это звуки, отражённые на холсте. Каждую форму можно интерпретировать как звук. Вот так могут звучать деньги. На обратную сторону меня не хватило, но я думаю, что Александр Скрябин составил бы в данном случае хорошую компанию Кандинскому.

Поскольку это всё-таки купюра, очень важно, чтобы её быстро можно было идентифицировать, — не доставая из бумажника, понимать её номинал. Для этого я использовал жёлтый цвет. Тем более жёлтый — это последний цвет, который различают слабовидящие люди (привет жёлтым кружкам на дверях в метро и магазинах). Не стоит забывать и о полностью незрячих людях, им поможет тактильно определить номинал метка рядом с номером купюры.

Механизмы защиты от подделок можно встроить в саму иллюстрацию: некоторые её части специально окрасить волшебной краской, в боковые жёлтые полоски внедрить защитную ленту (техническая сторона мне неизвестна, но экономить в данном случае нужно на всём). Для увеличения цикла износа можно использовать пример из мировой практики — не помню, чьи деньги я безуспешно пытался порвать в порыве радости, но такие существуют.

Безусловно, это совершенно сырой концепт и вряд ли из меня получится денежный дизайнер, но мне было весьма интересно ненадолго погрузиться в эту тему. Что касается текущих купюр РФ — больше всего меня, конечно, раздражает их ничтожная стоимость в большинстве стран мира, но и в плане дизайна они перегружены деталями и скучны. Хотя при этом, безусловно, объединены одной идеей и стилистикой. Конечно, новая двухтысячная купюра будет выполнена в том же духе, что и остальные. Вообще, купюры себя изживают и скоро останутся только в цепких лапах нумизматов.


В концепте использовался шрифт Gerbera от студии Brownfox

Роман Любимов

арт-директор и сооснователь White Russian Studio

Я выбрал этот дизайн для банкноты, потому что мне хотелось сделать что-то современное, использовав различные виды печати и материалов, чтобы тактильно передать весомость банкноты и при этом сохранить некий классический подход в виде ключевых образов. У меня, например, на купюре медведь — мне животные больше нравятся, чем достопримечательности или известные личности.

Я бы использовал смесь из разных типов бумаг — матовую, прорезиненную, с пупырышками и серебряную плёнку на звёздах. Почему эта банкнота такая тёмная? Потому что дело происходит ночью, звёзды в небе и медведь гуляет, а остальные купюры могут быть и цветными.

Вообще в традиции изображать на купюрах достопримечательности разных городов России я ничего плохого не вижу. В любом случае со временем ты уже не замечаешь никаких городов, а основным маркером является цвет купюры.

На мой взгляд, все ныне существующие отечественные банкноты одинаково удачные, меня в них ничего не раздражает, деньги есть деньги. А если говорить о былых временах, то больше всего мне нравится дизайн купюр 1934 года — посмотрите, какая там композиция элементов и дизайн цифры. И ещё рубли 1947 года тоже были очень красивыми.

Аглая Демиденко

художник

Однажды я работала главным художником (это как арт-директор, но звучит приятнее) в издательстве, где выпускали огромный каталог «Банкноты стран мира». Тогда-то я и поняла, что гораздо интереснее выглядят яркие банкноты, на которых нарисованы растения, животные и произведения искусства, — примерно так, как я нарисовала.

Я не стала прорисовывать слишком детально, чтобы меня не обвинили в подделке. Брошюру с подделками в этом издательстве тоже выпускали, и я вам скажу, что некоторые банкноты легче заработать, чем подделать.

Почему я выбрала именно Крым? Всё очень просто: я там родилась и очень его люблю. К сожалению, рисунком не удалось передать красоту природы и отключения электричества, но это, наверное, и к лучшему. Что за мост на обороте? Можно подумать, что это Голден-Гейт-Бридж, но нет. Это, конечно же, мост в Крым.

Современные русские купюры мне кажутся ужасно скучными. Как будто сами говорят: «Не относитесь к нам слишком серьёзно». Унылые цвета, дурацкие шрифты, даже достопримечательности. Напоминают молодого человека, который очень старается понравиться твоей бабушке. Купюра в 5 000 рублей ещё ничего — она хотя бы поярче.

Илья Переведенцев

motion-дизайнер и основатель студии Peremirie, плакатист

Я хотел привлечь внимание к тому, что нельзя доверять такие задачи людям неграмотным, не специалистам в своём деле. Например, мне — я работаю совсем в другой области дизайна. Тем более выбирать дизайн с помощью народного голосования — никуда не годится. Нужно обратиться к профессионалам и работать не в рамках уже существующего дизайна, а разрабатывать новую линейку купюр, современный, функциональный, качественный продукт. У нас много достойных дизайнеров и дизайн-бюро, шрифтовиков, которые могли бы сделать хороший дизайн, и не пользоваться этим просто глупо.

Что я думаю о традиции изображать на купюрах достопримечательности разных городов России? В принципе, это неплохо. Хотя мне больше нравится идея изображать на банкнотах достойных людей, тогда бумажка приобретает лицо, оживает, что ли.

Наши современные отечественные купюры я считаю устаревшим наследием. Ни одна из банкнот мне не кажется удачной, всё пока вызывает ужас, паралич, обморок.

Алексей Ивановский

дизайнер

Когда я думал над этой задачей, я точно понимал, что:

а) Хотел бы видеть на купюрах людей, а не абстрактные места или города — никаких эмоций по поводу нынешних купюр я не испытываю совсем. Кажется, что они просто констатируют факт наличия города в стране, чего абсолютно недостаточно, чтобы полюбить купюру.

б) Идея ставить только победы и подвиги на купюры — какая-то странная, почти нервозная попытка убедить себя в том, что в твоей жизни и в жизни твоей страны было и будет только хорошее. Такой взгляд мне в принципе кажется крайне вредным. У меня нет желания говорить купюрой, что всё было плохо, но хочется, чтобы она отображала какой-то взрослый, не чёрно-белый мир, где есть место и подвигу, и горю. Однажды по какому-то великому, видимо, недосмотру купюра в 500 рублей печаталась у нас с изображением Соловков, но времени не монастыря, а лагеря — вот Соловецкий лагерь на купюре меня по сложности посыла устраивает.

Я выбрал фигуру Мандельштама, так как считаю, что это, наверное, лучшее, что случалось с русской поэзией в XX веке. Но на купюре точно так же могли быть Гагарин, Пушкин, Ландау или Лихачёв и ещё сотни других имен. При этом купюра является прекрасным носителем текстов — я бы очень хотел жить в стране, где на купюрах напечатаны стихи, тем более что ничего не мешает печатать там 20 разных стихотворений в одной серии. Таким образом купюры могли бы стать формами памяти, так необходимыми сейчас, когда прежние формы (статуи, площади и постаменты) неизбежно устаревают.

Зачем нужна память не только о победах, но и о горе, я не возьмусь писать в комментарии к дизайну, могу только порекомендовать книгу «Кривое горе» Александра Эткинда, в которой он подробно описывает, как культура работала и работает с горем и как катастрофически мало этой работы сделано у нас в стране. А ещё на вопрос, зачем это делать, пожалуй, может ответить вот это последнее письмо, отправленное Надеждой Мандельштам и так и не дошедшее до адресата.

Общий тон банкноты при этом, конечно же, торжествующий, так как при ужасе смерти Мандельштама другая победа была чудом совершена — его тексты были сохранены и дошли до нас. Как писал лучший из вымышленных поэтов Джон Шейд, «Lafontaine was wrong: Dead is the mandible, alive the song» — «Лафонтен ошибался, тот, кто со жвалами, умер, а песня осталась». В конечном счёте купюра именно про это — про то, что песня осталась.

Cтас Хрусталёв

дизайнер и основатель студии Just Be Nice

У России достаточно ярко выраженная и узнаваемая графика, но в тоже время очень спорная с точки зрения брендинга — много неудачных примеров использования. Но, оценивая объективно, русские орнаменты — красивые и гармоничные. Поэтому я использовал классическую форму, поместив её в современную среду.

Традиция Банка России изображать на купюрах достопримечательности разных городов мне кажется просто одним из возможных ходов. Наверное, люди, которые принимали решение о дизайне банкнот, посчитали, что это хорошая идея: она передаёт монументальность и устойчивость, судя по всему. А вообще, кто-то любит достопримечательности, кто-то — деятелей культуры, кто-то — животных. Это просто предпочтение определённой группы людей, принимающей решение. Спорить тут особо не о чем, одни любят памятники, другие — традиционные орнаменты.

Если говорить о современных русских купюрах, то мне сложно выделить какую-то одну как более или менее удачную, так как все они созданы в рамках одной графической системы — в этом их плюс и минус. Меня в них больше всего раздражает выбор гарнитуры шрифта.