Сегодня, 19 августа, в пространстве Ypsilon пройдёт очередная «Пика-Пика» — эклектичная вечеринка музыкальных энтузиастов, журналистов и их друзей, которая всего за два года прошла путь от полуподвальных помещений до двора «Стрелки» и 3 тысяч гостей. The Village поговорил с организаторами «Пика-Пики» о том, как делать тематические вечеринки, своими силами привозить на них любимых музыкантов и вывезти московскую вечеринку в тур по регионам.

настя михайлова

максим райхруд

артём макарский

тарлан абдуллаев

николай редькин

маша шкода

полина анисимова

Микс, записанный организаторами вечеринки в преддверии годовщины — самая важная музыка, звучавшая на ней за два года

Об идее и первых вечеринках

Настя: У всех участников объединения наверняка есть своя отправная точка — я, например, до сих пор считаю, что «Пика-Пика» началась в лондонском подвале, куда мы с Максимом зашли на презентацию марки Cottweiler и клипа Palmistry по совместительству, с никому толком неизвестными и ничего особо не умевшими в 2013 людьми вроде Endgame, Ana Caprix и Felicita. Вечеринка традиционно задерживалась, мы поднажрались сидра в местном баре и кошерном супермаркете напротив и перезнакомились со всеми вокруг, так что люди стали намного ближе, веселье безумней, а музыка показалась невероятно модной независимо от полного отсутствия какого-либо сведения, дурацких дэнсхол-ремиксов на Бритни Спирс и слабого знакомства с уже захватившей Лондон модой на PC Music. Таким образом, все лучшие традиции «Пика-Пики» были заложены именно там.

Максим: Весной 2014 года я сидел в Шотландии и очень много думал о том, что весёлая русская поп-музыка 90-х и всякая интересная дичь из тех времён идеально вписывается в контекст современного на тот момент андеграунда (от PC Music до DJ Paypal), о котором я тогда достаточно много знал и писал в студенческие издания в Сент-Эндрюсе. Я делал пробные миксы, много переписывался с Артёмом (как виднейшим экспертом по всему русскому), и именно так мы решили сделать вечеринку в гаражах практически сразу после моего прибытия в Петербург.

Артём: Мы играли в Петербурге в галерее под названием Bobby. Галерея была бывшим гаражом, шуметь мы могли до 23 часов, и в тот день шёл жуткий дождь. Мы играли с двух компьютеров попеременно (сейчас это кажется диким решением), танцевало в общей сложности человек шесть. Но нам понравилось, и мы решили как-нибудь продолжить играть вместе. Следующий раз был в Powerhouse на вечеринке Вани Афанасьева из Love Cult: сначала мы сыграли лайв группы под названием «Насвай», а потом добили публику сетом, в котором смешивали Perfume и Михаила Круга. Нас постоянно просили играть понежнее, но мы не справились. С тех пор мы играем в основном на своих вечеринках.

Максим: В самом начале существования «Пика-Пики» мы не очень-то хотели делать какую-то отдельную вечеринку с собственным брендом. Моё (да и Артёма) воображение поражала лондонская вечеринка Jack Dansu (теперь она называется Non Stop Pop), и я писал её основателю Саймону Вайбрею с предложением развить идею на Востоке и сделать московское отделение. К счастью, Саймон не согласился, а мы сделали собственную, ни на что не похожую вечеринку, не будучи ограниченными вообще ничем, включая здравый смысл.

Артём: Первая же вечеринка удалась, поэтому после неё можно было и передохнуть. На следующее утро все проснулись с каким-то ощущением счастья, хотя мы ничего не заработали. Вторая вечеринка, к слову, принесла целых 2 тысячи рублей — и мы немедленно пошли в «Бургер Кинг» их проедать.

Максим: Мы очень весело собирали диджеев для самой первой «Пика-Пики»: все участники были особенными и добавили оригинальной идее задора и веселья. Коля Редькин принёс хип-хоп силы и ставил группу «Винтаж», Оксана Ивашинина включала невероятной мощи классический евродэнс, Тарлан Абдуллаев, заявленный как знаток фолка, мелодично разогревал, Кирилл Мажай был одним из наиболее профессиональных диджеев, ну а мы с Артёмом ставили свежайшие саундклауд-хиты.

Коля: В первых «Пиках» было очень мало профессионализма, да его и сейчас немного. Это были очень демократичные вечеринки, где между теми, кто танцует, и теми, кто играет, почти не существовало дистанции. Профессионально заморачивался только Дима Веснин: он делал некоторым трекам новые аранжировки, переигрывал TNGHT в Ableton, как-то очень здорово это всё компоновал. Мы больше беспокоились о том, чтобы вовремя нажать кнопку «Play» или отбрить каких-нибудь мудаков, которые подходили (говорю же, дистанции не было вовсе!) и просили поставить техно, Эминема, свои песни с флешки и так далее. Хит первых вечеринок — «Надо подкачаться». Когда его включали, танцпол вскрывался.

Тарлан: Мне выпала честь играть первым на самой первой «Пика-Пике». Я тогда ещё не совсем врубался, что за вечеринку придумали мои друзья и что на ней нужно играть, поэтому выходил раньше всех, ставил что попало и как попало. И каждый раз жутко переживал, что людям может не понравиться. А людей и не было: в 11 часов вечера на вечеринки никто не приходит, поэтому мои первые нелепые сеты помнят разве что стены пустых залов да Артём с Максимом. Это потом я уже понял, что ставить у нас можно всё, а сводка публику волнует в последнюю очередь.

Самой экстремальной нашей вечеринкой, пожалуй, была «Пика-Пика 6 Plus Gold» в баре «Яуза». Я на ней должен был стоять на фейсконтроле, но из-за большого количества буйной молодежи, которая то и дело затевала драки возле заведения, на ночь превратился в охранника. Работы было много: кроме усмирения драчунов, мы чуть ли не силой выводили из бара какого-то деда, который ворвался на танцпол и требовал поставить AC/DC, а под утро держали оборону против толпы бонов, которая отчаянно пыталась сорвать веселье. С тех пор делаем вечеринки только в местах с профессиональной охраной.

О том, как своими силами привезти Palmistry и Kane West

Максим: К декабрю нашего первого, 2014, года мы все стали считать, что вечеринке необходим хороший привоз. Я стал усердно писать письма артистам с нашего любимого лейбла PC Music и не только, запрашивая гонорары и узнавая про даты, но в намеченную нами пятницу после западного Рождества никто не хотел приезжать (или хотел, но у нас не было столько денег). Кроме одного человека: Бенджи Китинга, того самого Palmistry, на презентации сингла которого мы с Настей оказались в октябре 2013 года. Он был очень мил, всё идеально сходилось, затраты должны были окупиться (как казалось мне тогда), и мы решили, что это судьба.

Во время букирования курсы евро, доллара и фунта пробили все возможные значения (это был «чёрный вторник»), и нас спасли только заранее снятые евро на гонорар. Но вот, например, копеечную в фунтах переклейку российской визы в новый паспорт (Бенджи поменял загран после получения визы) мне пришлось оплачивать с помощью перемещения Palmistry из дешёвой гостиницы в пятизвёздочный «Шератон» — услуги в рублях тогда совершенно не подорожали.

В ночь вечеринки был страшнейший мороз, пришло совсем немного людей, но это был один из милейших камерных концертов в моей жизни: музыкант, преданные фанаты, дурацкие рождественские украшения и ничего больше.

Ну и да, стоит ли говорить, что не окупилось совсем ничего.

Маша: В ночь вечеринки с Palmistry было очень, да что там очень — дико холодно. Обраслечивать людей мы по какой-то причине решили на улице, большую часть времени этим занималась я. Спустя полчаса стало понятно, что мой пуховик не способен спасти от московской зимы. К счастью, быстро начали приходить наши друзья, которые и спасли положение. Платок в русском стиле, пуховая жилетка, пальто, чья-то шапка, чья-то куртка — к двум часам я напоминала огромный вещевой шар. Но это было весело!

Артём: Если Максим отвечал за первый привоз Palmistry, то я — за Кейна Уэста (на всякий случай напишу, что его не стоит путать с Канье). Привозом это всё-таки назвать сложно: мы просто знали, что Оксана Ивашинина из Monki, по совместительству наша подруга и диджей, занялась привозом группы Kero Kero Bonito. А так как Кейн Уэст — участник этой группы, то оплатить ему гонорар за сет вместо билетов и визы было куда менее затратным делом. Тут стоит сказать, что из-за физических проблем с ногой я получал от государства пенсию до прошлого года — и снял деньги со счёта аккурат перед привозом Кейна.

Набежало там, в принципе, на два гонорара музыканту, поэтому когда на следующий день мы поняли, что за вход заплатили ровно 100 человек, то я особо не переживал. Из настоящих расстройств: сет Кейна был таким вдохновляющим, что после него мы не очень поняли, как и зачем что-то играть, и уехали пораньше. Второе: запрошенные чипсы «Московский картофель» участники Kero Kero Bonito так и не cъели (хотя потом выяснилось, что вокалистка Сара просто хотела привезти их своему парню), но хотя бы послушали поставленную Тарланом ускоренную версию песни «Хоп, мусорок!» (на слове «полублатной» я сломался и перестал переводить им припев).

Максим: Этим летом в области привозов всё стало совершенно прекрасно: с помощью замечательных людей из «Стрелки», а также красно-белого табачного спонсора мы наконец-то смогли осуществить свою мечту и сделали «Пика-Пику» во дворе «Стрелки» с двумя приглашёнными артистами, прекрасными декорациями и не стеснённой подвалами публикой. Забавно, что в качестве одного из гостей снова был Palmistry, как раз выпустивший новый альбом. Вторым приглашённым музыкантом была Throwing Shade. Думаю, Бенджи понравился контраст между двумя концертами: от 70 человек в подвале в промёрзшем декабрьском городе до 3 тысяч в тёплой июльской ночи.

О том, как делать тематические вечеринки

Максим: Мне очень хотелось сделать в Москве идеальную UK Garage вечеринку после просмотра документального фильма «Brandy & Coke». Казалось, что роскошь Лондона начала нулевых очень подошла бы немного страдающей Москве образца 2014–2015-х годов, и я долго пытался продвигать эту идею, пока мы наконец не смогли договориться со «Стрелкой». Получилось очень весело и красиво, и после этого мы начали нашу тематическую серию в «Стрелке».

НАСТЯ: Вы можете не знать, но нет ничего ближе вашей русской душе, чем тустеп со сладким женским вокалом. И «Стрелка» для таких приёмов, конечно, идеальное место. Здесь всегда есть компания экспатов или просто залётных туристов из Британии, готовых пуститься в пляс.

Артём: Хочу честно признаться: поначалу я вообще не готовился к тематическим вечеринкам — потому что я ленивый человек. В день вечеринки просто смотрел треки по теме — и самая странная ситуация в связи с этим была на готической «Пике», потому что треки я собрал примерно за час перед выходом, посмотрев треклист семи сборников с редкими записями жанра. После того как всем очень понравилось, что получилось в итоге, я задумался: не стоит ли всё-таки продумывать сет заранее?

Коля: Самой крутой была «Пика-Пика», посвящённая русскому авангарду. Она проходила на летней площадке «Стрелки», собралось много народу, потому что до этого показывали фильм Германа-младшего — и вечеринку подали как афтепати показа (до сих пор не понимаю, почему). Там все творили какую-то дичь. Максим ставил песни из альбома Киркорова с Челобановым, а это такой авант-рок с упоротыми аранжировками. К нему подходят люди: «О, а что это такое ты ставил щас?» — «Киркорова!» — «Да не, крутое что-то, с фанковой гитарой — что это было?» — «Киркоров!» Один из посетителей так впечатлился, что потом предложил нам сыграть на свадьбе. Именно с программой «Русский авангард».

Тарлан: Отчётливо помню утро той вечеринки — четыре часа, солнце встаёт над верандой «Стрелки», у нас играет ремикс на песню «Лучший город Земли», под который неистово пляшут оставшиеся 30 человек. Тогда в первый раз охватило чувство счастья от того, что я нахожусь с лучшими людьми на лучшей вечеринке в лучшем городе. А потом кто-то поставил трек «А мне мама говорила, порошочек — это сила».

Вечеринку с названием «Пика-Пика Халяль» повально отказались проводить у себя все заведения, которым мы её предложили. В итоге мы объявили её якобы в секретной локации, а сами нашли место только за два дня до самой вечеринки — фотостудию где-то в районе улицы Правды. Предсказуемо пришло довольно мало людей, но те, что пришли, смогли потанцевать под таджикский рэп и бутлеги с египетских свадеб, вкусить отличной самсы с соседнего рынка и отведать коктейль «Татар-рояль».

Коля: Офигительной была «Пика-Пика», посвящённая немецкой новой волне. Я очень люблю эту музыку — певицу Нене или группу Grauzone — поэтому в какой-то момент от радости просто сильно напился. И совсем не помню, что играл, но помню, что люди танцевали, веселились, я им раздавал красные шарики, которые висели над диджейкой. Наутро мне написал знакомый: «Круто ты сыграл, я даже не ожидал! Пришли треклист, пожалуйста». А я его не помню, потому что половину песен прямо там же качал из «ВКонтакте» и ставил.

О том, как вывезти московскую вечеринку
в регионы

Тарлан: Уже после нескольких сравнительно успешных вечеринок мы начали задумываться о том, чтобы вывезти «Пику» за пределы МКАД. Скататься в Минск помог наш друг и диджей Кирилл Мажай, публика приняла ребят хорошо, и мы поняли, что при наличии знакомых возить вечеринку в разные города вполне реально. После этого мы сами предлагаем себя промоутерам из мест, в которых хотим сыграть. Просто выбираем город, думаем, какие там могут быть связи, и пишем этим людям. Когда у вас есть опредёленная аудитория и репутация, договориться несложно — охотно соглашались и в Казани, и в Екатеринбурге, и в Санкт-Петербурге.

Конечно, помогало и то, что все мы из разных городов. Коля, например, повёз нас в родной Екатеринбург, с питерской вечеринкой всё разруливала петербурженка Маша. В планах — съездить с вечеринкой в Самару и Баку.

Артём: В Обнинске за те четыре часа, что мы там играли, люди танцевали ровно под два трека. Первым был «Drop Juke Out» диджея Рашада, а второй просто был следующим. Всё остальное время люди толпились у кикера. Как так вышло, не очень понятно — освободившись пораньше, мы пошли на огромную, без скидок, детскую площадку. До обратной электрички оставалась куча времени. 

Коля: Немного странная история вышла с Минском. Мы для неё придумали специальную «Пика-Пику Бульбазавр» с маскотом в виде соответствующего покемона. И там всё было очень круто: с первых же треков люди сорвались и начали танцевать. Потом нам сказали, что бармены нажаловались на нас арт-директору клуба — типа, мы ставили группы Aqua и Serebro, а это харам, атата и вообще нельзя-нельзя. Короче, нас там на какое-то время забанили.

Артём: Про Минск так до сих пор и не понятно, что произошло, но я лично видел, как у барменов просили жалобную книгу, а в фейсбуке кто-то написал, что не ожидал такого от москвичей. Тем не менее мы теперь шутим, что «Пика-Пика» запрещена в Минске (не теряя надежды туда ещё раз приехать), а ещё тогда я чуть не вывихнул ногу, когда скакал с толпой и орал песню «Мало тебя».

Коля: Ещё нас немного не поняли в Екатеринбурге. Ну то есть мы приезжаем, играем всю нашу любимую музыку, а люди не танцуют. Потом мне рассказал художник Слава ПТРК (недавно тоже ставший нашим диджеем), что это просто был клуб, куда ходят солидные люди с солидными женщинами послушать солидную музыку — хаус и всё такое. Естественно, они подумали, что диджейку захватили дебилы, которые творят какую-то дичь.

А вот Казань была огненной. Танцы до рассвета, бугульма, сумасшедшие люди.
Я до сих пор не понимаю, почему в одном месте всё срастается, а в другом — нет. Наверное, у каждого своя энергетика. Казанская совпадала с нами на 100 процентов.

Полина: Вечеринка в Казани стала для меня второй в качестве играющего участника, но эмоционально — определённо первой. До этого мне довелось поиграть только в Петербурге, и несмотря на то, что даже там публика прекрасно восприняла мой любимый трек Валерия Меладзе и ранних «Отпетых мошенников», петербургская вечеринка до сих пор кажется мне квартирником по сравнению с адреналином Казани. Я впервые играла back2back и пребывала в некотором шоке от огромного количества людей, пляшущих под мои любимые треки, бьющей ключом энергии пьяного Редькина и громкости колонок, выставленной им чуть ли не на максимум. А самым удивительным свойством казанской публики я до сих пор считаю интригующую возможность плясать под хэппи-хардкор до 05:30 утра.

Также в Казани случился классный сентиментальный момент: в шесть утра Максим с Артёмом поставили последний трек, после чего мы всей командой торжественно выпили по рюмке бугульмы от заведения — тогда я в первый раз испытала измождённое удовлетворение от организации мероприятий, на которые люди приходят отдыхать и веселиться.

О «Пика-Пиках», которых не было

Артём: Когда вечеринке уже два года, есть огромное количество идей, которые не воплотились в жизнь. Самая реальная из всех, конечно, — это «Пика-Пика Точёная», посвящённая русскому шансону и его переплетениям с граймом и хип-хопом. Для неё есть даже лайв, но где её проводить, вообще непонятно. Уже точно никогда не появится «Пика-Пика Black», наша версия грайм-вечеринки: походив по местным, мы решили, что хоть и хотели сделать нечто другое, но момент упущен. Прошлым летом на ВДНХ должна был состояться «Пика-Пика Курорт» (песок, коктейли и чилл у бассейна), но тогда мы просто не могли понять, кто из местных музыкантов подошёл бы ей. В конце весны мы думали сделать что-то вроде выпускного под названием «Пика-Пика Бал», с фьюче-фанком и доброй музыкой, но необходимое помещение готово было пойти на уступки только летом. Ну и из тематических пока не удалось сделать «Пика-Пику Транс» и «Пика-Пику Польша». Но мы не теряем надежды!


фотографии: Bar Strelka