После премьеры «Притяжения» Федора Бондарчука — первого российского фильма о вторжении пришельцев — редакция задумалась, как должно выглядеть НЛО, чтобы зрители поверили в его внеземное происхождение. Промышленный дизайнер Дмитрий Мареев — креативный директор петербургской студии Forma — рассказал The Village, как создатели кинофантастики придавали инопланетным кораблям футуристичный вид в соответствии со стилистикой своей эпохи.

Дмитрий Мареев

креативный директор студии Forma

«Близкие контакты третьей степени»

Стивен Спилберг, 1977

Если это 70-е, перед нами точно макет, и здесь действуют законы макетостроения. А макет выглядит хорошо, когда в нем много деталей. Это как раз тот случай: проделана большая, качественная работа. Картинку хочется долго рассматривать. Какие образы здесь можно увидеть? Во-первых, это небоскребы будущего, что-то вроде открыток из Нью-Йорка, при этом они находятся не только в вертикальной плоскости, но и в горизонтальной. Во-вторых, это стрелы или иглы, благодаря которым корабль выглядит опасным. Некоторые детали напоминают башню танка Т-72. В целом это хороший представитель своего времени, он еще не до конца устарел, но назвать его суперсовременным нельзя.

«Инопланетянин»

Стивен Спилберг, 1982

Обратите внимание на верхушку — это же шляпа волшебника! Уверен, это неслучайно сделано. Если на фото закрыть ее пальцем, у корабля пропадет характер — получится просто шарик. Именно эта деталь добавляет волшебства. Плюс из-под нее выглядывает милый огонек.

Здесь использованы более округлые поверхности: наверное, чтобы детей не напугать. В 1980-х это должно было восприниматься как ретростилистика, отсылающая к 20−30-м годам: примерно так выглядели экспериментальные автомобили тех лет и первые реактивные самолеты. Обшивка корабля состоит из кусочков — это точно не технологии будущего, наоборот что-то теплое и ламповое. Зато понятна механика: очевидно, что двигатели выдвигаются из лючков. Авторам удалось показать, как корабль выглядит в космической среде и как — на твердой поверхности.

«День независимости»

Роланд Эммерих, 1996

Это компьютерные модели с простейшей геометрией и сложными текстурами. Думаю, форма выбрана для оптимизации расчетов. Большой корабль выглядит слишком простым: любой школьник, владеющий программой 3ds Max, сможет его сделать за недельку-другую. Хотя идея интересная: огромное грозовое облако, идущее на город. Думаю, ее могли бы воплотить и в современном кино, просто на более высоком уровне. Формы в принципе устаревать не могут, устаревает стилистика.

Если взять маленький кораблик, у создателей наверняка стояла задача сделать его враждебным, опасным — вот почему он напоминает насекомое. Вообще это интересный момент: в 60−70-х инопланетные технологии были больше похожи на земные, потому что с выходом в космос люди поверили, что будущее уже наступило, а значит, представители высокоразвитых цивилизаций летают на примерно таких же ракетах, что и мы. Представить себе такое сейчас невозможно. Поэтому чем ближе к нашему времени, тем больше в облике НЛО нечеловеческих, зооморфных черт.

«Пятый элемент»

Люк Бессон, 1997

По сравнению с «Днем независимости» геометрия стала сложнее, интереснее — то ли редиска, то ли кокон, из которого должно вылупиться огромное насекомое. Здесь тоже есть биоморфные черты: иллюминаторы похожи на глаза паука, нижняя часть — на хвост скорпиона. Такое ощущение, что приземляться эта перевернутая пирамида не собирается. Вообще, если смотреть на этот объект с точки зрения промышленного дизайна, возникает масса вопросов: как он садится, как дозаправляется, как экипаж попадает внутрь? Правда, перед авторами таких задач, скорее всего, не стояло — наоборот, чем больше загадок, тем лучше.

«Война миров»

Стивен Спилберг, 2005

Треножник мне нравится, он классный! В профиль машина напоминает живое существо с головой и тазом, а спереди похожа то ли на очень современный самолет, то ли на концептуальный автомобиль (в начале 2000-х российский дизайнер Владимир Пирожков сделал похожий концепт-кар для «Тойоты»). У нее логичная конструкция: три ноги — значит, не будет качаться; пальцы на ногах помогают передвигаться по ненадежному грунту. Цветовая гамма, представляющая собой градации серого, — абсолютно беспроигрышный вариант. Вот такая машина может появиться и в сегодняшнем кино — наверное, из-за сходства с самолетами; скажем, самолеты 70-х смотрятся актуально по сей день.

«Район № 9»

Нил Бломкамп, 2009

Здесь нет космических деталей, которым мы могли бы удивиться, это вариации на тему обычного индустриального пейзажа. Если мы возьмем какой-нибудь Киришский нефтеперерабатывающий завод и перевернем, получится как раз этот корабль. В отличие от предыдущих объектов он явно не новый, на нем видны заплатки. Есть такой отечественный художник Алексей Андреев, который вписывает понятные советские образы в необычную обстановку — например, заставляет взлетать электрички. Здесь мы видим нечто похожее. Думаю, была задача очеловечить инопланетян, приблизить их к зрителю.

«Трансформеры: Эпоха истребления»

Майкл Бэй, 2014

А это свежий, 2010-х годов, да? Сразу хочется провести параллель с автомобилями Lamborghini: в 2000-х они были гладкими, хоть и немного рифлеными, а в последних концептах поверхность очень сложная. Чтобы появился такой тренд, должны были продвинуться и технологии проектирования, и технологии производства. Где были бы все эти идеи, если бы производители не могли гнуть металл с радиусом в один миллиметр и спекать карбон в ломаной форме так, чтобы он сохранял свою жесткость?

Если мы вернемся к кораблю, создание такой компьютерной модели тоже невозможно без продвинутых технологий. Это очень качественная работа, у нее есть и свой образ, и своя невероятно хитрая конструкция. Что? В фильме его используют как тюрьму? Похоже скорее на суперкар или на крепость. Хотя вряд ли космический корабль можно сделать похожим на земную тюрьму: не решетки же на нем ставить.

«Прибытие»

Дени Вильнёв, 2016

Этот корабль в своей простоте ушел гораздо дальше, чем айфон: по сути, это металлическое мыло. Если бы нечто подобное появилось в российском фильме, думаю, это был бы провал, и вот почему. В сложном объекте легче прятать недостатки, он будет внушать уважение, даже если вы промахнетесь с освещением и пропорциями. Намного сложнее выбрать элементарную форму и заставить нас поверить, что это космический корабль. Нужно выставить правильный свет, выбрать правильную текстуру, правильно позиционировать модель на комбинированных съемках. Здесь это получилось. Выглядит очень убедительно: ясно, что объект огромный и что он из будущего. В профиль эта форма похожа на разрез крыла самолета, у которого верхняя огибающая длиннее, чем нижняя, и поэтому зритель верит, что такая штука может летать.

«Притяжение»

Федор Бондарчук, 2017

Я вижу «Звезду смерти» с несколько измененным дизайном. Нормальная работа, не вызывающая отторжения, но без новаторства, без души. Корабль не выглядит загадочным, как в «Прибытии», не поражает своей сложностью, трудоемкостью, как в «Трансформерах». Кольца — настолько заезженный прием, что в XXI веке его стыдно использовать. Ну да, похоже на атом, но все равно это не слишком футуристичный образ. Спереди и сзади объект выглядит одинаково — кажется, что авторы банально сэкономили на графике. Наверняка на спецэффекты было потрачено много времени, но было бы намного лучше, если бы на старте проекта больше внимания уделили концепции.


фотографии: обложка – Sony Pictures, 1 – Columbia Pictures, 2 – Universal Pictures/Amblin Entertainment, 3 – 20th Century Fox/Centropolis Entertainment, 4 – Gaumont, 5 – Paramount Pictures, 6 – BVSPR, 7 – Централ Партнершип, 8 – WDSSPR, 9 – Sony Pictures